шлюхи Екатеринбурга

Как меня два летчика трахнули

     
Глупо как-то все получилось. Даже вспоминать неловко. Ну, в общем, пошел к сестре на день рождения. Светке 23 года стукнуло. Она замуж вышла четыре года назад, киндера родила. Квартиру им дали служебную на аэродроме. Военном аэродроме. Муж Светкин, Костя, окончил училище в Питере. Теперь вот лейтенантит в нашей дыре радиоэлектронщиком. Знаете, наверное, локационные станции такие под землей, а над ними радары крутятся. Вот он там, под землей, и сидит. А дом – блочную пятиэтажку – военные сами построили (солдатскими силами, разумеется) прямо возле взлетной полосы. Аэродром наш никакой не секретный, так учебный. Остались только старенькие дальние бомбардировщики ТУ-16. Да время от времени пригоняют МИГи для отработки полетов. Рев стоит – оглохнуть можно. В такие дни на аэродром посторонних не пускают. Ну, как бы.

     Так вот. Мне курсовую заканчивать надо, но именины старшей сестры – святое дело. Гостей собралось – так себе. Ну, родители понятно. Я, как взрослый парень, отдельно от них приехал. Были еще Светкина подруга и две молодые семейные пары. Одна из гостей, Марина оказалась на седьмом месяце. Вот такая веселуха.

     Началось все как положено, чинно. Счастья, здоровья, долгих лет, ля-ля-ля. Оливье, селедка под шубой, пироги с грибами. Мне наливают только вино. Мать сверлит взглядом. Не дает водку наливать. Что я пацан что ли, в самом деле? Потом пошло повеселее. Музыку врубили. Будут танцы. Все разговаривают одновременно. Светкина подружка Лариса строит мне глазки. О Господи, 26 лет, развод плюс ребенок. Что она себе думает? Хотя почему бы и нет. Или… Да ладно, видно будет. Как пойдет. Маринин муж Женька уже надрался – этому коротышке немного надо. Кричит кому-то с балкона и кидается селедкой. Дурак какой-то. На Новый год он обзывал меня педиком и все стекла в стенке выхлестнул. Нахрена его позвали?

     У маман к вечеру разболелась голова и родоки отчалили домой. Пьем с Костей водочку. Потом со Светкой шампусика дернули. Потом с Женькой набруденшафт за вечную дружбу по кружечке коньячку. Танцую все! Разведенка Лариса жарко прижимается мягкой грудью и щиплет за попу. От нее так тащит потом. Нет, не буду я с ней. Даже беременная Маринка накачалась. Ну, вы представляете! Они с Жекой уже успели поцапаться. Ах, он, видите ли, пописал с балкона. Делов-то. Обматерив мужа, эта беременная прижала меня своим животом на балконе и, ухватившись за рубашку, допытывалась:

     -Славик, ты меня хочешь? Нет, ты скажи, ты меня хочешь?

     Что тут ответишь?

     -Конечно хочу, Марина.

     -Я тебя тоже хочу. Я такая страстная! Давай уйдем отсюда и я буду твоей.

     Угомонитесь, девушка. Если Женька нас услышит, мы спикируем с балкона как два бомбардировщика. Подуспокоилась немного.

     -Слава, дай даме закурить.

     -Марина, тебе нельзя.

     Слышу, кто-то смеется. Все балконы в доме смежные. И с соседнего за нами наблюдает молодой блондин в расстегнутой летной форме. Это квартира Вадима, соседа по площадке. А вот и сам Вадим:

     -Привет, Славик. По какому поводу гуляем?

     -У Светки День рождения.

     -А мы с Герой провожаем меня в отпуск. Познакомься с Герой.

     Блондин улыбнулся и протянул руку. Бледно-голубые глаза рассматривают меня с интересом. Тут в двери вываливается Костя:

     -Вадим, идите к нам, какого хрена.

     Соседи лезут прямо через балконную перегородку. Вадима я знаю давно. Четыре года назад я даже называл его дядя Вадим. Ему лет 35-36. Капитан. Кстати, единственный из присутствующих настоящий летчик. Проводит учебные вылеты. Дофига часов налетал.

     А остальные – обслуга. Вот и Гера, новый лейтенантик, инженер-техник. Хотя лычки ВВС, все путем. Вадим делится радостью-отправил жену с детьми к теще и вот расслабляется. С интересом приглядывается к Ларисе. Ну-ну, вот и ладушки.

     Новым гостям догонять нас не надо. Не меньше нашего посидели. Музыка гремит. Living La Vida Loca! В тесной квартирке не особенно развернешься с танцами, но народ дружно долбится. Опять пьем за здоровье красивой именинницы. Подкатывает Лариса с требованием разделить с ней бокал вина. Гера, посмотрев на это безобразие, проявляет заботу:

     -Слава, ты зря чередуешь. Тебе плохо будет.

     -Не будет. Мне хорошо, Гера, будет!

     Bailamo-o-o-os! Под ногами чавкает то, что недавно было селедкой под шубой. Говорил же – Светке ковер скатать надо было. Забацали веселье, твою мать!

     Гера устроился на полу и рассматривает рыбок в аквариуме. А я – шелковый ежик его светлых волос. Наши глаза встретились. Почему он так смотрит? Ах ты черт, я оказывается ухе некоторое время ласкаю его волосы. Как неловко получилось. Смутившись, ухожу в другую комнату. Там никого. Гера зашел следом и закрыл дверь. Его бледные глаза внимательно смотрят. Я совсем тушуюсь. Стою, прижавшись к стеночке. Лейтенант приближается почти вплотную, пьяно улыбаясь. Я рассматриваю свои тапочки. Он стоит так близко, что я чувствую дыхание на своей щеке. У меня кровь от лица отливает и немного кружится голова. Тут Гера прижимается всем телом. От него сильно пахнет спиртным, табаком и закусью. Сейчас это самый сладкий запах на свете.

     Отстраняется:

     -Пойдем.

     -Куда?

     -К Вадиму. Квартира не закрыта.

      Я не знаю как поступить. И хочется, и колется. Ноги ватные. Тут Гера сам берет меня за руку и выводит. До нас нет никому ни каково дела. С кухни слышен визгливый хохот, Вадим с Костей курят на балконе, а беременная Марина отрубилась на диване.

     Прямо в прихожей, опять прижав к стене, Гера впивается мне в шею. Чувствую себя тряпичной куклой. Его руки жадно шарят по телу. А когда лейтенант сжимает член, у меня подгибаются ноги. Сползаю по стеночке вниз, прикрыв глаза. Когда я их открываю – прямо передо мной торчит розовая, толстая головка хуя. Я все еще не определился хочу или нет. Гера тычет залупой в губы. О.К. Рот сразу заполняется горячей, упругой колбасиной. Лейтенант, обхватив мою голову, нетерпеливо начинает трахать. Его хуй рывком пропихивается в горло. Я давлюсь и вырываюсь. Перехватив член, сам начинаю сосать. Одна мысль, что я сосу хуй, окатывает волной дикого возбуждения! С наслаждением облизываю жаркую, раздувшуюся головку, а затем всасываю не хуже пылесоса. Гера стонет. Сосу так, что челюсти сводит. Надо передохнуть, глотнуть воздуха и подобрать слюни. Но похоть не ждет! Лейтенант подхватывает меня под руки и быстро тащат в комнату.

     -Снимай штаны.

     Я борюсь с пуговицами и, наконец, голый ниже пояса, с полустоящим хуем, замираю в нерешительности. Гера успел сорвать с себя одежду до трусов.

     -Ну, ложись, ложись. Чего ты.