Проститутки Екатеринбурга

Как я провел лето. Часть 3

     – Я смотрю, тебе все больше и больше нравится правда милая?

     Даня промычал и продолжил сосать свою большую конфетку, чуть не падая без сознания от такого количества удовольствия. Вскоре Саня схватил его за волосы сильнее и резко стал насаживать на свой член, проникая до горла жертвы и перекрывая доступ кислорода, Даня лишь чавкал и стонал, чувствуя, что Макс тоже ускорился, видимо им обоим хотелось кончить быстрее.

     – Я щас кончу! – прохрипел Макс, вдалбливаясь в дырочку и до боли стиснул в руках ягодицы их девочки.

     Мама уже давно переместилась к стоящему членику сына и сосала его, попутно лаская свою грудь и продолжая терзать его соски, пощипывая и поглаживая их пальчиками. Как вдруг прямо ей в рот полилась тягучая сперма неожиданно даже для себя кончившего Дани, он сильно задрожал всем телом, по-прежнему принимая в себя члены с двух сторон, и этим вызвал одновременные оргазмы своих насильников.

     – О боже, как она хорошо сосет! – закричал Саня, наполняя спермой ротик жертвы и не давая той выплюнуть. – Глотай все до последней капли шалава!

     – Думаю, ее дырочку ты тоже высоко оценишь, даже после меня – засмеялся Макс, отходя к столу выпить пива из большой бутылки.

     – Дай и мне тоже! – отпихнув Даню на матрас, подскочил Саня и присосался к бутылке еще более жадно, чем друг.

     Даня же упав на матрас, не мог даже пошевелиться и с трудом приходил в себя от всего, что с ним творили, а мама сидела рядом и поглаживала его по всему телу, иногда задерживаясь на вялом членике.

     – Это только начало сладенькая моя! – улыбалась она, глядя, как широко раскрываются изумленные глаза ее сына.

     – Мам давай пойдем домой, ма…

     Он не успел договорить, как неслышно прилегший рядом Саня усадил его на себя сверху, наклонил к своему вялому члену и снова засунул в рот.

     – Давай-ка смажь его хорошенько сучка!

     Удовлетворившись смазанным органом который еще не до конца встал, он вставил его в попку Дани и заставил того двигаться насаживаясь на увеличивающийся член все сильнее и сильнее.

     – А-а-а! – закричал Даня. – Мне больно, очень больно, мама!

     – Кричи сука, я еще сильнее возбуждаюсь от твоих воплей!

     – Щас я маленько займу ротик нашей шлюшки! – заверил Макс и встал прямо над лежащим другом, потом наклонился вперед и раздвинул свои ягодицы. – Давай полижи как мою дырочку шлюха!

     Видя нерешительность Дани, мама села позади него и буквально вдавила его голову в попку насильника вынуждая выполнить то, что он хочет. И Дане ничего не оставалось делать, как начать вылизывать подставленную дырочку, при этом попка его горела сильной растягивающей болью от ствола Санька все больше возбуждающегося и растущего в ней.

     Руки насильника вцепились в талию девочки и настойчиво опускали и поднимали ее, стараясь засадить член глубже. Но, как и раньше боль отступала, оставляя лишь удовольствие от растягивания дырочки мощным членом, который касался внутри точки и удовольствие, буквально взрывалось во всем теле, отзываясь, каждый раз яркой вспышкой. Понимая, что ее насилуют, и мама ими заправляет, принимая участие в изнасиловании своего сына, Даня сильно возбудился, продолжая лизать подставленную попку и даже пытаясь проникнуть глубже язычком, отрываясь лишь на стоны от сильных проникновений члена. Он невольно стал ласкать себя и свой член.

     – Ты прав Макс, ее дырочка такая тугая даже после тебя! И она так меня охватывает, о-ох, я еле сдерживаюсь, чтобы уже сейчас не кончить!

     – Так не сдерживайся, мы же ей можем пользоваться сколько угодно!

     – Действительно мальчики, она ваша на весь вечер! – заверила мама, пристраиваясь сбоку, возле Макса и стала сосать его возбужденный член. – Очень хочу, чтобы вы сильно растянули ее дырочку, мечтаю увидеть в ее попке оба ваших мощных члена!

     – Отличная идея! – простонал Санек и обильно кончил в дырочку.

     В тот же момент Даня тоже кончил себе в руку, стараясь ни капли не пролить на грудь насильника, чтобы не разозлить его.

     – Ох, я и не думал, что это так приятно когда шлюшка лижет твою попку! – отрываясь от ротика жертвы, признался Макс – А ну пусти меня! – рявкнул он на маму и обошел Даню пристраиваясь сзади.

     – Нет, пожалуйста!!! – закричал Даня. – Мама прошу, останови их!

     – Тсс дорогая – сказала мама и, слизав сперму с его руки, привстала возле него сбоку и уткнула лицо сына в свои мокрые трусики. – Я так возбудилась!

     Ощущая запах маминой мокрой пизденки, Даня отвлекся, он даже попробовал языком поводить по трусикам там, где сквозь них просвечивала слегка волосатая промежность, слушая жаркие мамины стоны. Он не сразу почувствовал как к вялому члену Сани, который и не думал покидать облюбованную пещерку, настойчиво присоединяется сильно стоящий член Макса. Но стоило только проникнуть головке, как Даня вскрикнул и чуть не потерял сознание от невыносимой боли, чувствуя, как из глаз брызнули слезы, не теряя времени Макс, сразу вошел на всю длину и стал двигаться, не сильно заботясь о криках жертвы.

     – Как она кричит! – Саня упивался болью их девочки, очень быстро возбуждаясь и двигаясь вразнобой с другом, отчего ощущения были намного ярче.

     Мама сильнее вжала его лицо в свою промежность и принялась елозить им там, стараясь получить удовольствия и себе.

     – Я вся горю от возбуждения и желания глядя как твою попку трахают сразу два члена, милая ты великолепна!

     Даня мог лишь стонать в ее промежность, изредка высовывая язычок и поглаживая им трусики, но все его чувства были сосредоточены в дырочке безжалостно терзаемой сразу двумя членами. От того что они двигались да еще и по-разному, а не одновременно боль на удивление очень быстро прошла оставив после себя сладкое чувство небывалого растяжения попки, только по ногам текло что-то неприятно липкое.

     – Мне еще никогда не было так хорошо Макс!!! Думаю, я еще не один раз захочу трахнуть нашу прелестную сосочку! Хотя мне бы больше понравилось слушать ее протестующие крики и держать ее вырывающиеся ручки и ножки!

     – О даааа! Я с тобой Саня!

     Балансируя на грани между реальностью и уже третьим оргазмом, Даня не слышал их слова, продолжая дрочить себя снова и снова и чувствуя, что готов опять кончить. Неожиданно в стенку его попки ударила мощная струя спермы, и Макс захрипел, чуть ли не падая, почти сразу за ним кончил и Саня, выпустив свою не менее мощную струю, от которой кончил Даня, он все же испачкал грудь насильника и без сил рухнул поверх него.

     – Отличная попка! – грубо толкая с себя Даню, резюмировал Санек и поднялся в очередной раз, присосавшись к бутылке пива, затем он не замечая измазанной в сперме груди, быстро оделся. – Я уже без сил на сегодня сладенькая! До новой встречи, я на улице Макс.

     – Ага – с трудом поднимаясь на ноги Макс, тоже много выпил, стараясь отдышаться. – Эй, шлюшки мы еще встретимся и не раз, а теперь нам пора.

     Когда они с мамой остались одни, она прилегла на матрас рядом с полубессознательным сыном.

     – А теперь я хочу наказать тебя лично.

     Даня открыл глаза и вгляделся в развратную позу мамы, сейчас она одной рукой поглаживала свою грудь, а второй ласкала промежность, отодвинув трусики и тихонько постанывая. Несмотря на всю усталость, ее вид очень возбудил Даню, он придвинулся к ней, рассматривая ее пизду вблизи, ведь никогда прежде ему не удавалось разглядеть, что же там, у девочек между ног, а очень хотелось. Интуитивно он дотронулся пальчиком до бугорка, торчащего из истертых складок влагалища, мама дернулась, застонала и повернулась на спину, бесстыдно раздвинув ноги.

     Даня устроился между ее ног и, дотронулся до горошины язычком, очень надеясь, что мама его не остановит, а позволит продолжить трогать себя. По ее стонам он понял, что делает все правильно и принялся нежно, но настойчиво лизать ее киску глядя на ее реакцию и лицо. Он облизал всю ее пизду и дырочку, вызывая больше маминых стонов и возбужденно лаская свой стоявший член. Пока она не вскрикнула и не забилась в оргазме, с силой вжимая его лицо в свою промежность, от этого кончил и Даня, с трудом переведя дыхание.

     – Мама идем домой – предложил он все еще лежа на мамином животе и наслаждаясь близостью ее голого тела.

     – Идем девочка моя.