шлюхи Екатеринбурга

Из жизни маленького офиса. Часть 1

     Пашка, как обычно, заявился без предупреждения. В самый разгар рабочего дня он ввалился ко мне в кабинет:

     – Здорово, Вовик! Как жизнь? А я вот мимо проезжал, дай, думаю, заскочу…

     Вопреки поговорке о незваном госте и татарине Пашке я действительно был рад. Дружили мы еще со школы, потом вместе учились в институте и после даже пару лет оттрубили на заводе в одном цеху. Потом наши пути немного разошлись – каждый открыл свой собственный бизнес. Он занялся тем, что знал лучше всего – продажей различных компьютерных железок, я же, несмотря на одинаковое с ним увлечение электроникой, решил попробовать себя в оптовой торговле автозапчастями. С тех пор прошло несколько лет. Пашкина контора разрослась, принося нехилый доход. Мои успехи были скромнее, хотя на хлеб с маслом хватало.

     – По коньячку? – предложил я, доставая из шкафа бутылку.

     Можно было и не спрашивать. От коньяка Пашка не отказывался никогда.

     – Эх, Вован… – произнес он, глядя как я разливаю напиток по бокалам – Что ж ты все сам да сам… секретаршу бы себе взял что ли, а?

     – Нафига? У меня всего-то двенадцать человек в штате, мне самому делать нечего.

     – Ну-у-у… – Пашка наморщил лоб – Хоть трахать ее будешь. И она при деле, и ты не скучаешь.

     – Не-е-е – рассмеялся я – Ей же еще зарплату платить надо. Оно того не стоит.

     – Вот и я так думаю – погрустнел он. – А хочется. У тебя хоть половина народа – бабы, а у меня все сплошь мужики. Хоть геем становись.

     – Можно подумать, я своих баб трахаю.

     – А что, разве нет? – удивился он – Ты ж здесь хозяин!

     – Не, Паш, пусть лучше делом занимаются. А я уж как-нибудь женой обойдусь.

     – Зря… – Пашка одним глотком допил коньяк – Вот я бы на твоем месте… Ладно, побегу, с утра на фирме не был еще…

     Подхватив портфель, он шагнул к двери, но тут же остановился.

     – Да, кстати, тебе камера не нужна?

     – Какая еще камера?

     – Наблюдения! Как будто не знаешь, чем мы торгуем. У меня один придурок из новеньких ошибся, не то заказал. Теперь вот думаю, что с ними делать.

     Он достал из портфеля коробку и бросил мне. Внутри оказалась обычная с виду камера размером чуть меньше пивной банки.

     – Ну и в чем прикол? – спросил я – Ты такие десятками в месяц продаешь. И эти продашь.

     – Не, Вовик, она крутая. Она, зараза, высокого разрешения. Но черно-белая и в три раза дороже обычной. Кому она такая нужна?

     Я повертел это китайское чудо в руках.

     – А мне она зачем?

     – Ну повесишь где-нибудь, будешь за народом следить. Чтобы не бездельничали.

     – Да они вроде и так работают.

     – Ну как знаешь… Я тебе ее оставлю на недельку, попробуй, вдруг понравится…

     

     Когда за Пашкой захлопнулась дверь, я еще раз оглядел дивайс и вытряхнул из коробки остальное – адаптер питания и какие-то железки. Теоретически для немедленного подключения все было в наличии. Кроме самого главного – свободного кабеля локальной сети. Такового в моем кабинете не оказалось, но в избытке имелось в серверной, у сисадмина Юрки. Однако едва я собрался к нему, как ожил телефон, и я, смахнув камеру в ящик стола, вернулся к текущим делам.

     Вспомнил про нее только вечером. Все, включая Юрку, давно разошлись по домам и сначала я решил было отложить эксперименты на следующий день, но подумал, что прикольно было бы завтра позвонить Юрке и сказать нечто типа “Не раскачивайся на стуле и не маши кружкой над клавиатурой” в соответствующий момент.

     В серверной я долго озирался, выбирая подходящее место. Условий было два – чтобы не бросалась в глаза и чтобы Юрка в ближайшее время не полез в это место. Таким оказалась свалка из старых компьютерных железок на шкафе. Камера легко затерялась в этой горе хлама, пришлось только попотеть, ориентируя ее в нужном направлении. Наконец, оглядев дело рук своих, я остался полностью доволен и отложив испытание на завтра, отправился домой.

     Утром неожиданно навалилась куча дел и было не до развлечений. К обеду, подразобравшись с проблемами, я решил опробовать игрушку. Слегка повозившись с настройкой, получил изображение и восхищенно присвистнул. Даже на моем двадцатисемидюймовом мониторе четкость была изумительной, несмотря на отсутствие цвета. Видна была почти вся серверная, за исключением входной двери, возле которой и стоял шкаф с камерой. Пока я пытался разглядеть, и не без успеха, отдельные буквы на Юркиной клавиатуре, находящейся в противоположном конце помещения, сам он прошел до двери, скрылся на секунду из поля зрения, открывая ее, и вернулся на место. Следом проследовала Светка, работающая у нас менеджером и протянула развалившемуся в кресле Юрке флэшку. Ага – догадался я – наверное не читается или не открывается что-нибудь. Вот сейчас-то я ему позвоню и скажу “не трожь флэху, там вирус!” Пусть гадает, откуда я узнал.

     Рука моя зависла на полпути к телефону ровно в тот момент, когда я заметил, что одной рукой Юрка пихает в системник флэшку, а другую по локоть засунул Светке под юбку. Отличное качество изображения не позволяло усомнится в этом. Некоторое время я ожидал, что Светка, будучи замужней женщиной, матерью двоих детей да еще и старше Юрика лет на пять, заорет и даст ему по нахальной морде. К моему удивлению, она ничего подобного не сделала. Наоборот, придвинулась поближе. Юрка встал и освободил соседний стол. Мне всегда казалось, что тот завален железками не меньше других, но выяснилось, что такой эффект достигался всего лишь двумя материнками и одним старым блоком питания.

     При нужде все это убиралось за секунду. Светка сама, явно проделывая это не в первый раз, легла на освободившееся место на спину, задрав ноги.

     Юрка стянул с нее трусы и присев, зарылся лицом в пушистую промежность. Глядя на его шевелящуюся макушку я вдруг подумал, что, оказывается, очень мало знаю о жизни коллектива в собственной фирме и пожалел, что камера лишена не только цвета, но и звука. Судя по извивающейся Светке, там было что послушать. Я так и не понял, кончила она или нет, когда Юрка выпрямился и неторопливо расстегнул штаны, разглядывая развернутую перед ним промежность. Достав член, поводил им по Светкиной щели вверх-вниз и с видимым наслаждением вдавил внутрь. От этого ее ноги поднялись еще выше. Юрка расслабленно гонял в Светке свою елду, камера отлично передавала блеск влаги на толстом стволе. Я поймал себя на том, что пытаюсь дрочить, сжимая член через брюки.

     Юрец, несмотря на отсутствие презерватива, кончил прямо в Светку. Вытершись предусмотрительно стоявшим на расстоянии вытянутой руки бумажным полотенцем, он передал его даме, застегнул штаны и занялся ее флэшкой. Светка, полежав на столе еще минутку, вытерла все вытекающие из нее жидкости, натянула трусы и сползла на пол. Я не отрывал глаз от монитора. До сих пор, несмотря на солидный стаж супружеской жизни, мне не приходилось в таких подробностях наблюдать гигиенические процедуры после полового акта. Юрка вручил ей флэшку и проводил до двери, попутно снова накидав на стол маскировочных железок.

     Минут пятнадцать после этого я смотрел на сидящего перед монитором Юрку, ожидая неизвестно чего. Потом решился, и закрыв дверь на ключ, избавился от сексуального напряжения самым простым подростковым способом.

     Увиденное повлияло на меня неожиданным образом. Я впервые всерьез задумался о Пашкиных словах насчет секса на работе. К несчастью, наглости для этого мне пока не хватало. А встретив в коридоре Светку, я на ее “Здравствуйте, Владимир Сергеевич!” смутился и что-то пробормотав, почувствовал что краснею. А что я мог поделать, если при взгляде на нее перед глазами вставала картина, где она лежит на столе с раскинутыми ногами. К счастью, поздоровались мы на бегу и она ничего не заметила, а я немедленно закрылся в кабинете, ощупывая горящие щеки.

     С этого момента в углу моего монитора постоянно висело окошко с прямой трансляцией из серверной. Большую часть времени ничего интересного там не случалось. Изредка со своими проблемами к Юрке заходили люди, но кроме Светки, более-менее вольное обращение он позволял себе только с Ольгой, да и то пока это выглядело как безобидное заигрывание. Светку же он трахал с завидной регулярностью – через день. Происходило это довольно однообразно – сначала вылизывал ее на столе, затем или там же и трахал, или, если она была в брюках, ставил раком. В эти моменты я закрывал кабинет и дрочил. После третьего раза я приноровился кончать одновременно с ними, зажимал член и просеменив в спущенных брюках к шкафу, выпускал сперму в щель между ним и стеной.