шлюхи Екатеринбурга

Итак, как это было. Часть 2

     Через пятнадцать минут все было сделано в точности как я ей предложил. Я выждал пару минут, чтобы она успела лечь в постель, и зашел к ней в комнату, (она успела накрыться тонким покрывалом, к сожалению!) присел рядом на кровать и сказал:

     – Спокойной ночи малыш, приятных снов, – я то знал, что ночь эта, точно не будет спокойной, я убрал ей со лба локан волос, падающий прямо в глаза.

     – Спокойной, – ответила она мне тихо, в упор, не отрываясь, разглядывая меня. Я встал, выключил свет и: нет, не вернулся к кровати: вышел из комнаты.

     Я пошел, а скорее побежал к своему пульту, который предварительно соорудил, (управление шкафом и всем остальным) выждал минут пять. Я не хотел слишком долго ждать, нет, не потому, почему вы подумали я не спешил, наоборот растягивал удовольствие, чтобы она не успела заснуть, а то мой план мог провалиться, по крайней мере, на сегодня.

     И так: представление НАЧИНАЕТСЯ! Театр теней и ужаса. Действие первое. Вы, наверное, уже догадались для чего это все было организованно. Нет, Не для того чтобы напугать ребенка до-смерти, я от этого не получаю массу удовольствия. даже на оборот.

     Первое что я сделал, это применил рацию, звуковые эффекты не маловажная часть воздействия на психику. В комнате у Лены раздались очень тихие, но очень загадочные, зловещие, потусторонние звуки, (действительно пугающие, я даже задумался, не переборщил ли я.) а именно: томный стон, тишина, печальный детский плачь, снова тишина, потом невнятный шепот мужского баса, разобрать что он говорил было нельзя. (Так было сделано умышленно) И на конец звуковой дорожки, более громкий топот. После чего я сразу-же использовал магнит, (Кстати, я периодический наблюдал за дверью в комнату Лены. Так вот информирую, свет там не включался) дверь шкафа должна была медленно и со скрипом открыться. Я с нетерпением ждал реакции ребенка, и думал, “неужели она, настолько смелая” после я использовал неоновое свечение, плавной пульсацией. В этот момент в дома раздался, пронзительный, детский визг. Я моментально рванул в сторону комнаты Лены и когда я уже был в коридоре, (где горел свет) открылась дверь и из комнаты ко мне на встречу, выбежала Лена. Причем появилась она предо мной в чем мама родила. Почти. Из одежды, на ней были только трусики, белого цвета, с нарисованными на них цветными Микимаусами, Дональд-даками, и больше ни чего. В таком роскошном виде она предстала предо мной. Она остановилась (не ней даже тапочек не было) и я остановился. Между нами было примерно пол метра, а может даже и меньше, разглядывая её в плотную, я подумал, что, или я сейчас упаду в обморок от счастья наблюдать такую ангельскую красоту, или между нами прошьет молния, и мы воссоединимся в единое целое. Но нечего этого не произошло, а произошло следующие. Она сказала мне, глубоко дыша и гладя на меня огромными, испуганными глазами:

     – саша! Там: там-там кто-то есть! – и показала рукой в сторону своей комнаты.

     – Кто там есть?! – слегка улыбаясь, осведомился я.

     – Я-я-я не знаю: не знаю: – она не знала как выразить свои мысли, – в шкафу кто-то есть и: и под кроватью тоже.

     – В шкафу?! П

     од кроватью?! – я сделал вид совсем не чего не понимающего, потом присел рядом с Леной и взял её за обнаженные плечи, обеими руками и сказал, – котенок, ты что, испугалась темноты, или ты меня разыгрываешь чтобы не ложится спать! А?

     – НЕТ! Саша, честно! – жалобно протянула она – Я не обманываю, там под шкафом что-то горело зеленым, так страшно! – жаловалась она мне, сильно прижимаясь ко мне, я положил руку ей не плечи и ещё больше прижал к себе, как-бы оберегая от опасности. – И кто-то ходит у меня по комнате! – Я заметил намек на слезы.

     – Ну-ну, спокойно зайчик мой. Тебе, наверное, показалось. Там вить, не чего нет. Это точно я тебе говорю. – Авторитетно сказал я ей. – Идем, посмотрим вместе.

     Мы прошли в ее комнату, (не забывайте все это время, она была практический обнаженной) и начали осматривать до упора забитый вещами шкаф. Там были, простыни, пододеяльники, наволочки, покрывала, в большом, количестве, в общем, постельное белье. (Про-запас, всякое бывает) Я присел на одно колено, сбоку от нее, обнял её за талию, прикоснулся к её бархатной, нежной коже, на стыке с резинкой трусиков и говорю: (мы стояли перед открытым шкафом)

     – Видишь зайчик, здесь ни кого нет, да и быть не может, смотри, даже если кто-то и хотел бы поселиться здесь, чисто гипотетический, то он, этот кто-то, сюда просто на-просто не поместился. – Она улыбнулась, – это хороший знак подумал я. Теперь перейдем к кровати. – Мы перешли к кровати, она стояла рядом со мной и начала стеснятся, (видимо начала приходить в себя) щечки порозовели, глаза опустила вниз, и как то немного зажалась – видишь под кроватью тоже ни кого и ни чего нет, – мы вместе заглянули под кровать, – вообще под кровать заглянула только Лена. А я заглядывался на нее, стоящую на коленках и заглядывающую под кровать, разглядывал её спинку, было видно позвонки, и любовался попой. В комнате горел яркий свет в виде люстры, – так что, давай ложись и спокойно спи. Не чего тут нет, и быт не может.

     – Но я же слышала: – Попыталась возразить она мне.

     – Лена зайчик мой, понимаешь дом очень старый, ему уже двести лет, , где-то, что-то, может скрипеть. Старый ведь!

     В общем, я таки уложил её снова в постель. На этот раз я пока решил уйти, чтобы довести дело до конца и иметь сто процентную гарантию успеха.

     – Не выключай свет, пожалуйста, – жалобно и робко попросила, маня, Лена.

     – Ну вот, приехали. Детка мы же только что исследовали всю комнату, ты сама убедилась, что здесь не кого нет. Здесь и так жарко, а лампочка еще будет нагревать. – Я все-таки выключил свет и сказал более строгим тоном, – Спи!

     Я вышел. И сова взялся за дело, спустя пять мин. На этот раз в ход пошла тяжелая артиллерия. Как все выглядело со стороны комнаты: только я вышел за дверь, как тут сразу, опять начало светится под шкафом, (насколько я понял, она боялась даже пошелохнуться) потом опять открылась дверь шкафа. Как только процесс открывания был завершен, комнату озарило мгновение свата и характерный этому глухой хлопок (какой издают профессиональные фотовспышки на 9000k) и в месте с этим в кровати начало что-то стучатся.

     Дом снова озарился детским визгом, но более пронзительным, чем в первый раз. Я снова вылетел на помощь. (За огромной порцией райского наслаждения. Сладкой клубничкой) На этот раз, меня не кто в коридоре не встретил, потому что я даже не успел выйти из своей комнаты, как в нее влетела Лена (снова в том же виде) и вцепилась в мою руку мертвой хваткой и плотно прижалась ко мне, не много дрожа:

     – Саша я боюсь! – проинформировала она меня тихо и кратко.

     – Что такое, опять!? – негодовал я.

     – Сашенька, ну, пожалуйста, – она отпустила маня, сложила руки вместе, бут-то бы собиралась молиться и начала умолять, – ну пожалуйста Саша, я не хочу спать там, можно я буду спать с тобой – а? Ну Саша: – ура ПОБЕДА, подумал я, – Можно?

     – Ну хорошо, уговорила, – я не стал долго сопротивляться своим желаниям, – пошли.

     – Куда? – недоуменно, испуганно спросила она.

     – Как куда, к тебе в комнату. – Прикинулся я шлангом.

     – А-а можно здесь:

     – Нет-уж, зайка, я хочу сам увидеть то, о чем ты мне говоришь, так что пошли.

     Она покорно согласилась и мы пошли: и вот тут то, как раз и начинается самое интересное: (кстати самое сложное мне еще предстоит, это описать облик, внешний вид моего ангелочка, особенно сложно это лицо) передать его красоту просто не возможно словами. Это может только поэзия. Но я, к сожалению не поэт. Поэтому буду стараться, как получиться. И так она у меня блондинка, абсолютно натуральная, щечки розовые губки тоже, но более яркие. Красивые брови двумя тоненькими, красивыми дугами. Глаза серые и прозрачные в них нет ни-конца, ни-края, это не озера, не моря, не даже океаны, это нечто большое, посмотрев в эти глазки тебе кажется, что все твои мечты уже исполнились и тебе больше ничего в этой жизни не надо, ты в них проваливаешься как в космос, в безграничное пространство. Когда они испуганные у тебя встает, когда смеющиеся, у тебя начинает так колотить сердце, что вот-вот вылетит из груди. Прическа: волосы абсолютно гладкие, зачесанные направо и налево от центра головы. Плавно переходящие назад за ушки и в хвост, длинной примерно до конца лопаток на спине. А когда волосы распущены, то укрывают плечи, несколько прядей свисает спереди, остальное сзади ниже лопаток. Носик маленький, аккуратный слегка курносый, очень миленький и сексуальный. В общем, лицо имеет очень нежные очертание, именно таких девочек представляли себе художники средневековья рисуя ангелочков. Я думаю, она с легкостью могла бы стать фото моделью, даже сейчас, а может и только сейчас, а потом нет. Этого я не знаю. Лицо очень красивое и сексуальное, глядя на него, у любого встанет, даже у законченного импотента. Шейка очень тоненькая и гладкая, глядя на неё, ощущаешь нежность её кожи, абсолютно ровный цвет, ни каких пятнышек, ни чего, переходящая в округлые, супер-сексуальные плечи и тоненькие ручки. Фигура супер! Животик даже чуть-чуть впадает, маленький, сексуальный пупочик. Бедра не много шире животика, совсем чуть-чуть, переходящие в две длинные, стройные, очень сексуальные ножки, укрытые редким, очень нежным, еле заметным, золотистым пушком, на которых совершенно не видно мышц, гладкие и ровные. Сексуальные и очень привлекательные коленки, и красивые икры, переходящие в миниатюрные ступни. Грудь абсолютно плоская как у мальчика, но очень хорошо видно, что это девичья грудь, два маленьких, розовых, нежных соска, идеальной формы, возвышающихся на маленьких бугорках, начало развития груди. Чуть ниже проявляется несколько симметричных ребрышек, переходящих в животик, находящийся ниже уровня ребер. Упругая, кругленькая попочка возвышающаяся над спиной и ножками. (Холмы любви) Не под мышками и не где в других, местах нет ни какой растительности. Вот, это самая малость того, что можно было рассказать о ней. А голос! Какой голосок! Каждый раз, когда я слышу ее голос, я практический кончаю.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]