Проститутки Екатеринбурга

Искушение-3. Часть 3

     Глава десятая.

     

     Не успела спрятать в шкаф сумку с приобретением, уместить верхнюю одежду на уже занятую санитарками, единственную вешалку, надеть халат и колпак, как в комнату персонала вихрем влетела Неля.

     Как я и ожидала, ещё не приземлившись на стул, она начала меня расспрашивать о Лёше. Раскидывая сапоги с ног в разные стороны, она тараторила взахлеб. “Ну, рассказывай!” , – с этого она начала.

     Я не буду приводить все её вопросы, они и так понятны, обычны и для меня привычны. Ответила я ей, примерно, как и Люде: “Сидит за ноутбуком” , “Играет в стреляки” , “Мальчик большой, но маленький…”.

     – В трусах его видела? – не унималась она, накидывая халат на обнаженное тело. Сколько раз, я ей говорила и всё равно, как ночная смена, так шастает без ничего.

     – Видела… – глазами призывая застегнуться, ответила я. – Мария Степановна идет. Сейчас, она тебе задаст.

     Санитарок, старых работниц отделения, Неля боялась, особенно Марию Степановну – бывшую коридорную гостиницы обкома партии. Сработала как солдат, застегнулась, словно захлопнулась, меня под руку, и из комнаты.

     – Ну, и… – шепнула она мне, когда мы, поздоровавшись с санитаркой, разминулись с ней в дверях.

     – Просто – и!

     – Как это?

     – И… ничего…

     – Совсем?! Случаем, – не девочка?

     – Да ну тебя, Нелька! Пошли смену принимать…

     Ночь пролетела быстро, быстрее обычного. То ли я прибывала в думах о том, что мне предстояло на следующий день, ближе к обеду, то ли Неля, в каждую свободную минуту, возвращалась к вопросам о Лёше, а я изобретала уклончивые ответы, но пролетела.

     Утром я забежала в продуктовый магазин, купила своему гостю охотничьих колбасок, ветчины, двухлитровую бутылку фанты. После покупки веб-камеры, у меня ещё оставалась восемьсот рублей, растранжирила, себе взяла фруктового йогурта, булочек. Готовить было неохота, да и некогда. Привычно открыла двери своим ключом…

     Лёша ещё спал. Вчера, я забыла ему постелить, и он снова примостился на диване, но теперь в банном халате. Стараясь не шуметь, я повесила куртку, сняла сапоги.

     – Это вы, тёть Тань? – сонно пробурчал он.

     – Я, Лёш, спи…

     – Сколько время?

     – Девяти ещё нет…

     Зашла в зал, резонно полагая: если он со мной говорит, то можно. Лёша приоткрыл глаза, я присела на край дивана.

     – Давай, я тебе постелю…

     – Не надо, тёть Тань. Я ещё часок посплю…

     Лёша повернулся к спинке лицом и моментально уснул. Уснул юным крепким сном. Я накинула на него одеяло, подошла к окну и, плотнее, задернула шторы.

     Увидела на столе ноутбук. Он был включен. Видимо, Лёша просидел в интернете всю ночь – сморило, забыл выключить. Меня обуял соблазн посмотреть, где же он плутал почти до самого утра? Рискуя быть обнаруженной, застигнутой на месте, я наклонилась посмотреть.

     Даже последнюю, открытую страницу не скинул! . . Не понимаю, как это у меня произошло, но я нажала курсором на “повторить”.

     Господи, лучше бы я этого не делала! С экрана на меня смотрела молоденькая девушка, похожая на Настю, секретаря Люды. В одних черных трусиках, она лежала на кровати, запустив под них руку. Её бедра и ножки находились вне экрана, но что она делала, можно было догадываться по вдыхающейся, волнами, груди, – соскам, остренькими карандашиками, и с поволокой глазам, распахнутым в сторону собеседника по вебке.

     Нет, конечно, собеседником был не Лёша, другой мальчик, может и не мальчик, но, я хотела, чтобы это был мальчик. Мне понравилась девочка, в её глазах, угольками, светилось столько первой любви, первого большого чувства.

     Лёша просто нашёл ролик в интернете. Я порадовалась за его вкус – девочка премилая. Она беседовала с парнем, но, в записи, не было звука, её губы шевелились, а глаза лучились счастьем. Маленький рот, удивленного ребенка, приоткрылся, глаза полыхнули жаром, девушка приподнялась, содрогнулась. Полежала, вынула из трусиков руку, стеснительно улыбнувшись, потеребила пальцами набухший сосок…

     Дальше я смотреть не могла. Почувствовала влагу в промежности. Закрыв ноутбук, выскользнула из зала, побежала в спальню. Накидывая халат, я думала: Лёши она нравится. Ролик в избранном, он смотрит его ни первый раз. Что при этом он делает – понятно. Представляет себя на месте её собеседника по вебке…

     Я зашла в ванную. Мой взгляд упал на оставленный крем для мастурбации, – он был не тронут. Правда, буклет лежал на полке не той стороной обложки.

     Бедный Лёша, глупый, прочитав инструкции к крему, он не отважился им воспользоваться, постеснялся. Я отвернула колпачок и поняла свою оплошность – тюбик герметично завальцован, не почат. Я нашла шпильку, проткнула, выдавила немного содержимого в раковину, закрыла, поставила на место. Покрутила, отрегулировав краны…

     Когда ванна наполнилась наполовину, скинула халат и легла с наслаждением чувствуя, как горячая вода обхватывает уставшее тело, постепенно поднимается до бедер, подмышек, обжигающей волной ласкает грудь.

     Я закрыла глаза. Так неохота было их открывать, но, иначе, я бы залила соседей снизу. Лениво села, закрыла воду и, медленно, сползла обратно, погружаясь по шею. Погладила себя, понежила…

     Мне вспомнилась девушка из интернета, её приоткрытый рот, пересохшие губы, прижатый к верхним зубам, остренький кончик языка и черные, удивленные оргазму глаза. Возможно, это её первый оргазм или они были, но не такие яркие. Она светилась счастьем, что получила его от любимого человека.

     И какой только нелюдь, скинул её девичье откровение в интернет! Странно, я совершенно не думала о Лёше! В мыслях о ней, мои пальчики раздвинули податливую, жаждущую наслажденья промежность, нашли увеличившийся клитор… Выдохнула, с головой погружаясь в воду. Горячо, приято, стыдно – промежность требует касания, вибрируя и заходя на вторую волну…

     Я мастурбировала на девушку! Молоденькую, милую и совершено мне не знакомую девушку из интернета. Неужели, что-то во мне меняется?! Находясь в своей ванной, я ощутила духи Софьи Павловны, которой никогда дома у меня не было! И тут же кончила второй раз – ярко бурно с выплеском воды на пол. Так испугалась, что, по принципу клин клином, решила кончить третий раз, мечтая о мужчине и немедленно…

     Вспомнила дальнобойщика, – акт последний. Бррр! . . У меня всё сжалось, высохло! Правда, выражаясь фигурально – ванна, горячая вода… Про мужей, законного и незаконного – гражданского, вспоминать не хотелось. Лёша… спасительный Лёша! Выручай, мой мальчик!

     Я стала думать о нём. Вспомнила капельку спермы на зеркале, его утренею эрекцию, член, завалившийся в одну штанину узких трусов, когда Лёша лежал с чуть ли не оголившимся кончиком, а я давила ему угри…

     “Про угри зря вспомнила! После второго оргазма, моё либидо стало привередливым” , – подумала я, отгонная от себя другие мысли. А они лезли, лезли! . . “Нежная, ласковая. А уж тело обихожено, загляденье!” , – я зажмурилась и стала нагонять в нижнюю чакру волну горячей воды.

     – Тёть Тань, вы моетесь? – услышала я и чуть не утонула.

     – Да, Лёш…

     – Тогда я пойду, чайник поставлю…

     – Лёш, поговори со мной… через двери…

     – О чем, тёть Тань? . .

     – О чем хочешь! Ты говори, а я послушаю…

     – Вчера новую игру освоил… прошел три уровня…

     – А с девочками, по интернету, ты общаешься?

     – Нет, я стесняюсь, тёть Тань.

     – Лукреции написал ответ? Помнишь, она тебе смайлик прислала…

     – Написал, но она пока не ответила…

     Вскинулась, сжала зубы, чтобы себя не выдать. Третий оргазм был от мужчины, я выдохнула и встала. Перешагивая через край ванны и беря полотенце, ответила:

     – Может, она занята Лёш… Ответит позже…

     – Может…

     Голос Лёши был такой тоскливый, я решила его поощрить. Завернулась в полотенце так, чтобы оно сползло при резком движении, и приоткрыла двери.

     – Лёш, на трюмо крем с экстрактом алоэ. На нём так и написано… Принеси…

     Лёша принес. Беря крем из его руки, специально сделала резкое, неловкое движение. Полотенце упало, обнажая меня всю, закрыла двери.

     – Извините, тёть Тань, – услышала я и глянула в зеркало

     – Ничего, Лёш…