Искушение-2. Часть 2

     Глава шестая.

     

     Я вынула из духового шкафа лист с пирожками. Рискуя запачкать воланчики новенькой сорочки, я обмазала их яйцом, скинула на большой поднос, горкой. Пирожки получились румяные, золотистые. Правда один, с тягучим потёком яблочного варенья, слегка разошелся и напомнил мне о:

     Я чувствовала, что там, всё так же румяно, пылало жаром, отражаясь приливами и на лице, которое, прикрываясь хлопотами у плиты, я прятала от Лёши. Он скромно сидел на стуле за моей спиной – поедал меня взглядом. Я это чувствовала жгучим теплом на своих ягодицах.

     Окунув пальчик в лопнувший пирожок, я эротично облизалась и, мельком, глянула на юношу. Глаза Лёши следили за каждым моим движением. Мне так это понравилось, что я прикоснулась губами к своему сладкому от варенья пальчику. Обожглась об печёное, только что из духовки, но это такие пустяки по сравнению с тем, какое блаженство я испытала.

     Когда Лёша вышел из ванной, у меня, на секундочку, сложилось впечатление: он даже не понял, что я хожу перед ним в неглиже. Стараюсь придать своему, почти интимному, наряду естественность, создаю утренний уют влюблённой парочки.

     Конечно, сорочка не боди, не относится к сексуальному белью напрямую. Одежда для сна. Но в условиях кухни неминуемы засветы – приседания к духовому шкафу, наклоны за обронённой варежкой-хваталкой. Отсутствие трусиков, передавали моё настроение, пунктиром, и сорочке, делали её сексуальной. Нет, откровенно провоцируя, я вовсе не предполагала, что Лёша набросится на меня, доберётся до моего лопнувшего в истоме “пирожка” , окунет в мою истекающую сладость свой самый большой “пальчик”.

     Или, наверное… Пожалуй, здесь, лучше написать – точно не предполагала! Осознание, уверенность того, что он этого не сделает, и предало мне, в общем-то, обыкновенной женщине с маленькими в плане интима потребностями, небывалой наглости. Его юношеская стеснительность служила мне гарантией безнаказанности во фривольностях.

     Сидя на стуле, Лёша не реагировал на меня. Или всё же реагировал? Да, и слишком бурно! Увы, увидев в его глазах глубинные процессы подростковой физиологии, я поздно поняла – перестаралась.

     Вот, молчун! Играть с мальчиком на грани фола, так приятно. Приятно до тех пор, пока всё не закончиться полным ступором с его стороны. Доигралась! Видимо, “пальчик” юноши иссяк и без моего контактного участия.

     А могла бы предусмотреть, тётя Таня! Не девочка! Нужно было как-то Лёшу успокоить, пока он не превратился в болванчика, качающего головой.

     Как и вчера, мой юный гость сидел, плотно сомкнув колени, и его большие кулаки нервно прикрывали то, что оттопыривало трико. Оттопыривало раньше, чем до меня это дошло.

     Между прочим, я тоже кончила, кончила, облизывая собственный пальчик. Но, как объяснить юноше, что у меня, вот так и сразу, тоже случилось впервые! Какой мощно-сладкий сексуальный заряд-разряд, я получила благодаря Лёше, возясь с пирожками в одной сорочке, сверкая засветами перед его пристальным взором.

     Как было сказать: “Всё хорошо. Просто прекрасно!” , – когда наш совместный оргазм произошёл в глубочайшей тайне друг от друга.

     Лёша нервно дернул правой рукой, но тут же вернул кулак на место. Но, под ним, я успела заметить на трико небольшое тёмное пятно. Скоро оно станет белым.

     “Ещё лучше!” , – теперь у меня случился ступор. “Наделала делов, тётя Таня! И как мы теперь будем ситуацию выруливать?!

     Я отвернулась, лихорадочно соображая, – я же умная! Медленно взяла лопнувший пирожок с варением.

     – Лёш, любишь сладкое?

     – Люблю, тёть Тань, – выдавил он из себя, сухим горлом.

     – Только один, вот, не удался. Съешь, пожалуйста, мою неумелость. Уничтожь улику! – проговорила я, основательно обдувая пирожок.

     Как и предположила, Лёша застыл в нерешительности поднять руки. Нужно было действовать быстренько. Подскочила и протянула пирожок к его губам.

     – Осторожно, горячий!

     Обронила у самого открытого рта…

     О, девчонки! . . Целилась пирожком туда, куда нужно, непременно, вареньем вниз. Незаметно для Лёши, перед тем как обронить, я его хорошенько сдавила. Мне удалось. Попала!

     Я всплеснула руками.

     – Ой, Лёша! Вот, я растеряха!

     Хватая полотенце и отнимая его руку от трико, я ещё раз надавила на пирожок. Варенье потекло по штанине к колену и между ног. Я просто снайпер! Попала на пятно с первого раза. Вытирать сама уже не рискнула, подала полотенце Лёше.

     Принимая его обратно, виновато проговорила:

     – Давай-ка, Лёш, иди в ванную. Сними. Вечером застираю. Трусы, поди, тоже в варенье…

     Говорила, я как тётя Таня. Честно! В этот момент мне было не до экзотики и грез. Оно как-то само собой вышло – про трусы! Я представила, как у него всё там слиплось и мне стало жалко бедненького, но другого выхода из создавшейся ситуации у меня не было. Или не нашла. Не сидеть же Лёше на кухне до следующего года. Сам бы он, с характерным белым пятном на трико, ни за что не встал.

     Лёша пожал плечами.

     – Запасные есть? – добавила я.

     – Мне тёть Тамара три пары в дорогу положила. Трико только больше нет.

     – Ерунда! Халат наденешь!

     – Халат?!

     – Что, Лёш?! Банный, мужской, – не мой же! Новый. Я его тебе вывесила в ванной, да убрала потом, чтобы не отсырел. Сейчас, принесу…

     В спальне, открыв шифоньер, присела на кровать. Ноги ослабли. Уф! Почесала я ладошкой нос и чуть не рассмеялась.

     Удержало меня лишь то, что двери ванной открылись и закрылись. Зашёл Лёша, в кранах зашумела вода. Приложив ко рту пальчики – замочком, я взяла с полки банный мужской халат и вышла в коридор.

     Постучала в ванную.

     – Лёш, я тебе его на ручку повешу. Возьмёшь…

     – Хорошо, тёть Тань. А можно мне, в ванной полежать? А то в деревне только баня.

     – Конечно, Лёш. Мойся, сколько хочешь.

     Услышав, как долговязое тело Лёши погружается в ванну, как от прикосновения с горячей водой, он с насаждением крякает, я пошла, ставить чайник. Пока тот закипал, щелкнув кнопкой, автоматически отключился, я думала о том, что заигралась.

     Лёша подросток и постоянный контакт со мной, такой, каким он был сегодня, ему скорее вреден, чем полезен. Как медик, я должна была предположить это раньше. Но я же ещё и женщина! Мне тоже нелегко по утрам встречаться на своей кухне с мальчиком, до краев переполненным сексуальной энергией. И всё же! Я старше, уравновешенней, – чуть не сказала старее! и должна держать себя в руках…

     С этой глубоко-нравственной мыслью и печальным вздохом, полного отречения от прекрасных ночных грез, я отправилась обратно в спальню, сменить эффектную, местами почти прозрачную, сорочку для сна на длиннополый байковый халат и надеть трусы бикини. Упаковать разгулявшееся либидо в вериги из старого белья, которое обычно ношу, когда одна, в преддверии критических дней.

     Но, проходя мимо ванной, невольно остановилась. За дверьми раздавалось тихое плескание воды, вызываемое ритмичными поступательными движениями – фрикциями. Я замерла, затаившись, привстала на цыпочки.

     Сначала всплески воды были медленными, ленивыми, потом стали быстрее, громче… Всплеск через край ванны. Тело Лёши содрогалось, с силой выталкивая воду на пол.

     Улыбнулась, зачем-то, прикрыв ладошкой рот. Поняла.

     Причём вообще я, со своими засветами, полупрозрачной сорочкой с прорезями, скрытыми оргазмами! Как мне это было неприятно, но, я сама себе призналась – Лёша снимал, снимает и будет снимать напряжение, при мне или без меня! Только что, он кончил снова!

     Да, засветы моей женственности ему в этом помогли. Согласна! Ну, буду я ходить при нём в байковом халате! И что?! Ой, так с мальчиком, что-нибудь нехорошее может случиться! Надо просто поменять тактику.

     У Лёши от меня есть возбуждение, но нет разрядки. Так? Так! Не бегать же ему каждый раз в ванную, под горячую воду, оговаривая причину – в деревне только баня! Ещё хуже – в туалет. Ждать ночи, в его возрасте не реально. Можно, конечно, мне уходить, к примеру, в магазин – три раза на дню, но это тоже не вариант.

     Я поняла, кто виноват и что делать, но пока не знала как. Точнее знала, но вчера вечером, а ночью я про это “знала” подзабыла.

     Тихонечко, на цыпочках проскользнув в спальню, я загрузила компьютер, набрала в поисковике “лица идеальных женщин”.

     Одни мне показались не подходящими к имени Лукреция, другие были слишком известны, третьи просто не понравились. Но, всё же я нашла фото, которое, как утверждалось на открытом мною сайте, является усреднённым идеалам женского лица в обработке компьютера.