шлюхи Екатеринбурга

Ирина. Боль. Часть 1

     С той ночи, когда с губ Ирины сорвались слова любви, в ее глазах поселилась грусть. Она была так же добра, заботлива, развратна в постели, но… Как же это тяжело! Быть любимой, любить самой и в то же время скрывать от это от всех. Ирина на себе почувствовала, что означают слова”проклятая любовь. ” Ей приходилось любить женатых мужчин. Но тогда она крала чью то любовь. Сейчас она сама была обворована. Идти рядом с любимым и не иметь возможности прижаться к нему. Провожать друг друга и бояться крепко поцеловать дорогого человека. Молчать, когда хочется рассказать всему миру о своем счастье. Горечь не сбывшихся надежд! Иногда Ирина завидовала животным. Вот их домашняя кошка опять пузатая и в этот раз от кота, которого сама произвела на свет два года назад, а ни кому и дела нет до этого. Она читала о том, что некоторые страны хотят легализовать инцест. Почему ее любовь должна называться этим мерзким словом? Кому от этого плохо? Инцест-как клеймо, как колокольчик прокаженного. Почему?! ! Ирина временами сходила с ума. Самое большое, что она могла себе позволить, это положить свою голову на плечо сына, изображая усталость.

     Сашка заметил изменения в маме. Но как всякий молодой человек, отнес это к нехватке секса. А что то большее были для него пока не доступны. Ну, да, ему хотелось иногда прижать маму к стенке, насладиться прикосновением, подарить поцелуй. В конце концов не все знают, что она его мама. И все же Сашка боялся. За маму. Почему у старших так много условностей. Это не хорошо, то нельзя. Как жить? И он придумал.

     Изучая в институте иностранные языки, он в то же время изучал русскую литературу. В соавторстве с одногруппником даже занял второе место на конкурсе русской литературы в иностранном изложении. Должно быть помогла природная поэтичность. Результатами конкурса заинтересовались иностранные фонды, предложили мелкую работу. Но возможно по оканчании учебы, можно будет рвануть на Запад. Устроиться переводчиком в каком нибудь издании. И можно не таясь любить маму. У этих извращенцев вопросов не возникает. В том, что мама поедет с ним он не сомневался.

     На белом свете много чудес. Любовь зрелой женщины и молодого парня к ним не относится. Хотел ли Сашка завести семью? Нет, не хотел. Его вполне устраивало то положение вещей какое было. Стать главой семьи он не был готов. Но он был готов носить маму на руках. Из ванной в кровать. Нет, конечно он испытывал к маме более глубокие чувства Сашка неожиданно осознал, в нем зреет, что то особенное. Изредка они пользовались съемными квартирами, но это было не то. Проснуться рядом с любимым, разбудить его поцелуем, подурачиться в постели, вот о чем мечтала Ирина. Приложив не мало усилий, ей удалось добиться, что бы бабушка стала жить на даче с дедушкой. Пришлось инсценировать скандалы с Сашкой и таким образом заставить бабушку уехать. Покупка усилителя для телевизора поставила окончательную точку в вопросе, где быть бабушке. Теперь свои сериалы она может смотреть и на даче.

     В этот вечер Сашка причинил маме Боль. Он был не терпелив и настойчив. Сашка овладел Ириной прямо на кухне. Когда мама пошла мыть посуду, Сашка пришел уже в определенное возбуждение. Вид женщины моющей посуду необычайно эротичен. Немного согнутая фигура, слегка оттопыренная попа, руки держащие посуду. Сашка подошел к маме сзади, обнял ее. Правая рука на лобке, левая ласкает грудь, губы целуют шею и плечи. Мама задрожала от возбуждения, но произнесла: ” Дай посуду домою. ” Сашке было плевать на посуду. Он развел полы халата в котором была Ирина и продолжил ласкать ее влагалище. Бросив не домытый бокал, Ирина развернулась лицом к сыну. Обхватила его голову руками, прижала ее к себе и позволила ему делать, что он хочет. Сашка развернул маму спиной к себе и приспустил шорты, Его ствол был тверд и влажен. Он приподнял полы халата, прижимаясь к маминой попе.

     Удобно расположив член между булочек попы, он левой рукой сжал мамину вагину. Сильно, решительно. Ирина вскрикнула от боли. Нагнув маму сильнее, Сашка вошел в ее влагалище одним толчком. Ирина протестующе уперлась в тело сына руками. Схватив маму за волосы, прижимая ее голову к кухонному столу, Сашка другой рукой держал ее за пояс. Член врывался в Ирину, причиняя боль и одновременно наслаждение. В этот момент ее сын был древним воином, насилующий женщину побежденного врага. И по праву победителя он делал с ее телом, что пожелает. Многие женщины не терпят насилия, но очень часто ведут себя вызывающе, провоцируя мужчин. Подспудно любая женщина хочет ощутить на себе, дикую, животную мужскую силу. И как много тех, кто хочет продемонстрировать ее. Как иногда хочется вогнать ствол, какой ни будь особе, которая возомнила себя выше других, вогнать так, что бы она орала от боли и ненависти, вложить в нее свое семя. Конечно, в современном мире с его контрацепцией, это уже не актуально.

     Но раньше это было славно, если женщина носит твой плод. Сашка насиловал свою маму, сам не понимая зачем он это делает. Волна боли сменилась волной животного страха. Ирина испугалась этой вспышки ярости и она закричала. Громко, протяжно, тоскливо. Сашка что есть силы вогнал член в маму и замер содрогаясь. Ирина почувствовала, как кончает ее сын, ее любовь и ее боль. Сашка громко выдохнул, вздохнул глубоко и отпустил Ирину. Она плакала с закрытыми глазами от такого унижения. Ее отрахали как последнюю шлюху. Она почувствовала руки сына на своих плечах. Сильные, мужские руки. Сашка развернул маму к себе лицом, увидел ее заплаканные глаза. Он обнял ее крепко и нежно, целуя ее мокрое от слез лицо. Ирина рванулась сопротивляясь. Сашка знал, что наделал, но не собирался так вот просто отпустить маму. Не сегодня!

     В дверь зазвонили. Сосед, дядя Коля, смущенный криками пришел проверить, не нужна ли помощь. ” Да, мама немного обожглась. “-соврал Сашка. “Да? А пусть сама это скажет. “-сосед не унимался-” Ирина! Выйди на минутку. А то веры мне нет молодежи. Поди обидел?” ” Все хорошо, Коль. Я действительно обожглась, “-Ирина выглянула из-за спины сына. ” А где обожглась?”-не унимался сосед. Сашка не выдержал. Вот же пердун старый. ” Дядь Коль, шел бы ты к херам! Итак беда. И ты еще лезешь!”-с этими словами Сашка вытолкал протестующего на такое обращение соседа из квартиры и закрыл дверь. Как только дверь закрылась, Ирина влепила сыну пощечину. Сашка улыбнулся: ” Я знал, что тебе понравиться. ” Он обнял маму шепча ей на ухо, какая она чудесная женщина, как ему хорошо с ней и как сильно он ее любит. Женское сердце -вода. То течет не замечая препятствия, то взорвется, обжигая словно пар, а то пахнет таким арктическим холодом… И все это живет одновременно в одной женщине.

     В объятьях сына Ирина растаяла. ” Сашка, не делай так больше. Мне и так достается. Я не хочу терпеть этого от тебя. Я умру. Пожалуйста, любимый!”-впервые Ирина назвала сына так. Стоя в его объятьях, положив голову ему на плечо, она ждала ответа. И Сашка рассказал ей о своих планах на их будущее. Ирина зарыдала, но тихо-тихо. Не хватало, чтобы сосед опять пришел. Слезы текли по ее лицу. Слезы позднего, последнего счастья. Глядя на счастливую маму, Сашка вдруг почувствовал, как внутри родилось новое, неожиданное, глубинное чувство. Оно поднялось от сердца к глазам и выплеснулось слезами. Ирина подняла голову. Ее сын, ее любовь, плакал, плакал задыхаясь от переполнивших его чувств. Она взяла его голову руками, притянула его к своему лицу и стала целовать с нежностью и страстью одновременно. Сашка держал маму в объятьях, целуя ее в ответ. Их слезы смешались и теперь уже не возможно было понять, чьи слезы на твоих губах. Они простояли так достаточно долго. ” Мам, я опять кушать хочу. “- объявил Сашка. Ирина поспешила снова на кухню. Сашка снова пробовал пристроиться, но это была скорее игра, чем настоящее намерение. А затем они вышли на улицу.