шлюхи Екатеринбурга

Инвентаризация-3

     
Две истории про Чемодана в письмах к другу.

     

     Письмо второе.

     ——————–

     

     Мой бесценный друг!

     Как я благодарен тебе за постеры моего любимого Илюши!

     Один из них я обязательно повешу в своем туалете, по твоему примеру!

     Не хотелось вспоминать – но так и быть!

     Было это лет пять тому назад!

     Чтобы продемонстрировать свое могущество и значимость, Чемодан потащил меня на концерт заезжей знаменитости.

     Концерт проходил в одном из крытых стадионов, и уже на подходе к нему толпилась куча желающих и масса милиционеров!

     Обходя людские заторы, через какие-то дыры в каких-то заборах, мы, наконец, прибились к главному забору, за которым прыгала помесь гориллы с макакой (горилла снизу) с бейджиком “Администратор”

     Тот завопил, как резанный: “Ну, Вовик, где же ты ходишь?!”, затем ключом отпер огромный замок на калитке в заборе и пропустил нас.

     Сейчас же к образовавшемуся входу ринулась откуда-то взявшаяся толпа юных фанаток, так что горилла еле успела вытянуть ключ из замка, и под разочарованные и молящие вопли мы отправились к зданию.

     Потом мы долго путешествовали по каким-то загадочным переходам с низко навешенными трубами, так что я раза два прилично приложился башкой. По ходу дела я успел поинтересоваться личностью провожатого у Чемодана, и тот рассказал кратенько про своего друга – главного организатора этих гастролей.

     Макак в пути поделился с нами страшной новостью! Оказывается, у Люшеньки большая проблема, и он не может петь, пока не покушает спермы, а у всех окружающих, как назло, пустая обойма!

     Чемодан тут же признался с грустью, что у него тоже пусто!

     “Ах, сволочь, а клялся, что неделю у него ничего не было!”

     Впрочем, меня он интересовал совсем с другой стороны, хотя я и не люблю, когда мне пиздят про верность до гроба.

     “А у твоего товарища?”

     Дело в том, что тогда я имел очень смутное представление о Люшеньке, так, раза два видел пародии на него в КВНе и какой-то невразумительный его клип, поэтому очень спокойно смотрел на происходящее, как зевака на новый аттракцион.

     А тут еще на Чемодана разозлился!

     “Да, пожалуйста!” – пожал плечами.

     Тут обрадованный макако-горилл стал двигаться с удвоенной скоростью и привел нас в тусклоосвещенный коридор и оставил перед заляпанной краской дверью!

     Было довольно многолюдно, по коридору шастали охранники с переговорными, разряженные балетные, на разогреве должен был выступать местный мюзик-холл.

     Все на нас поглядывали, так что пришлось сделать полностью отсутствующее лицо. Некоторые балетные хлопали по плечу

     Чемодана, видимо знакомые, и он со свойственной ему простотой информировал меня шепотом об очередном своем бывшем любовнике, можно было подумать, что большинство местного бомонда перебывало в его постели.

     Тут Макако-горилл выскочил из двери и поманил меня за собой в комнату.

     Ну, я вошел, за мной протиснулся и Чемодан.

     Что запомнил? Длинную вешалку, как в магазине, на которой сиротливо висело несколько костюмов, большое зеркало, обвешанное лампами, как в парикмахерской и кресло, тоже словно из парикмахерской.

     Кресло развернулось к нам, и Макако стал судорожно знакомить меня с сидельцем этого кресла!

     “Вот, Феликс, очень хороший человек!”

     “Люлюша!” – и ко мне протянулась лапка в маникюре.

     Создание это было субтильно и тщедушно, что в нем находила толпа звереющих поклонниц?

     “Оставьте нас!” – царственно взмахнуло лапкой существо. И обожавшего подсматривать Чемодана, Макако вытащил за дверь, которую прикрыл с особой нежностью и тщательностью.

     “Покажи свое достоинство!”

     “За все заплачено, услуга входит, как часть аттракциона!” – и я спустил штаны и подошел к знаменитости.

     Он взялся за мой член, который стал оживать в его лапке.

     “Приличный!” – оценил Люлюша!

     “Давай его помоем” – и он подтянул меня за член к раковине, точно дополнявшей образ парикмахерской. Он обмыл мой член минералкой, потом смахнул в кучу банки и склянки, стоящие на столике и я оперся о столик задом.

     “У!” – заурчал он, заглатывая мое сокровище, мне пришлось напрячь все извилины и представить на его месте недавно проскочившего по коридору красавчика с аппетитной попкой.