шлюхи Екатеринбурга

Илья и Изольда. Случай в общаге. Часть 1

     – Привет Илюша! – радостно пропела Изольда Аслановна, принимая в объятия любимого сына. – Ну, как учеба в Новом году? Надеюсь не получаешь сплошные неуды?

     – Всё как обычно, мам, – отозвался Илья, отмечаясь легким двояком её поцелуев. – Сидим, слушаем, зубрим, спим и… всё по новой.

     – Ну ты и скажешь, сынок! – лишь рассмеялась она здоровым ржанием добротной кобылицы.

     Улыбаясь в ответ, он внимательно посмотрел на неё – с большим черным беретом на голове, кожаных темных перчатках, сером жакете и такой же “грэйсовой” юбке-карандаше – она выглядела невероятно изящно и стильно. Более того, благодаря темно-кожаным высоко-каблучным сапогам, она к тому же ещё была очень высокой!

     “Всё же какая мама красивая! – с нежностью подумал он, лицезря её как картину. – Она просто королева! Царица!”

     Почти месяц прошел с тех пор, как он в последний раз был с ней в “охотничьем гнездышке”, и поэтому её внезапное появление (да ещё на территории общаги!) , стало для него настоящим сюрпризом!

     – Не ждал меня сынок? – одновременно сверкнув взором и улыбкой, спросила Изольда Аслановна.

     – Да, мам, – честно признался Илья. – Но я рад, что ты приехала меня повидать. Безумно… Давай пройдемся по саду?

     Он галантно взял её под руку, и они медленно побрели по площадке внутреннего сада студенческого общежития.

     В воздухе веял холодный февраль. С полотна светло-серых небес не спеша опадали мелкие снежинки. В абсолютно запустевшем саду лишь несколько небольших деревьев беспомощно простирали свои темные ветви, словно беззвучно моля богов зимы о неведомой им милости пощады. В блеклые стеклянные глаза комплекса зданий незаметно вливался очередной долгий вечер.

     – Илья, – обратилась к сыну Изольда Аслановна. – Я прибыла сюда ненадолго – лишь повидаться с тобой. Уже завтра, вместе с дядей Гиви, я отбываю на длительные гастроли в Германию…

     – Смотри мам, не замути там с каким-либо Гансом… – лишь отшутился в ответ Илья, хотя сразу почувствовал в себе расползающийся яд жгучей досады. – Но… пусть лучше какой-нибудь Ганс, чем дядя Гиви!

     – Ревнуешь сынок? – спросила она, покосившись с хитрой улыбкой.

     – Да… ревную. Ведь ты же знаешь, что я люблю тебя, и всегда буду любить!

     – Илья, прошу тебя, не начинай! Мы уже говорили об этом… У нас может быть лишь родственная любовь – как матери к сыну, и сына к матери… Всё иное же… Тебе надо создать свою семью, с женой, с детьми…

     – Я хочу детей только от тебя! Только от тебя!

     – Но…

     Опешившая от такого неожиданного признания, зрелая дива не успела возразить: резко прижав её к одной кирпичной стене, он впился в неё в поцелуе!

     Ощущая мякоть её губ, теплую полость рта и горячую плоть вкусного языка – Илья чуть ли не взвыл от обрушившегося счастья – как же он соскучился по этому родному вкусу! Вкусу, которого он вкушал со всей новой страстью, всей любовью и нежнейшим трепетом! Вкушал, умудряясь даже под плотным слоем жакета одновременно нащупывать упругие холмы её сисек!

     И, прижатая Изольда Аслановна, мигом сдалась мёду его поцелуя, а вместе с ним и сокрушительной силе его чистой любви!

     Обмениваясь слюною, волнением и теплом возбуждения – они оба словно забыли обо всем окружающем!

     – У нас будут дети… – сквозь нежные почмокивания, страстно зашептал ей Илья, усилив своё давление на сиськи. – Этими грудями ты будешь вскармливать их, как когда-то вскармливала меня… Твой возраст ещё позволяет… Позволяет, любимая…

     – Ты безумец… – лишь бессильно произнесли влажные уста зрелой дивы. – Безумец…

     Она хотела оттолкнуть его от себя, но словно околдованная, сама заиграла с его языком, вожделенно всасывая обильные потоки слюнок!

     Внезапно, во дворе послышался какой-то шум и… в тот же миг, пусть и с огромной неохотой, Илья, все-таки боясь прилюдного разоблачения, отпрял от своей вкусной матери! И, вовремя: действительно, с одной из дверей в сад вышла небольшая группа веселых грузинских студентов!

     Дабы не вызывать никаких подозрений, Илья, быстро совладав с волнением, вновь взял родную любовницу под руку, и, как ни в чем не бывало, повел её дальше.

     – Никогда бы не подумала, что моим возможным зятем будет собственный сын… – впав в краску, с горькой иронией пробурчала Изольда Аслановна. – Что-то твой отец не столь меня любил…

     – Я не отец, – проговорил Илья, ещё проглатывая её слюнки. – Я твой сын. Твоя половина, которая любит тебя и хочет соединиться в единое целое… даже в детях… Уж лучше с тобою, чем от здешних сучек…

     – Сынок! – уже чуть ли не с отчаяньем в голосе воскликнула зрелая дива, но сразу заткнулась и сгладила выражение лица: группа студентов уже была перед ними!

     – Ба-а-а! Кого ми видим! – посыпались их напыщенные горластые выкрики, смахивающие на клекот юных орлят. – Это жэ вэликая царица нашэй эстрады! Мы очэнь рады видэть вас, тэтя Изольда!

     – Спасибо ребята! – стараясь как можно милей улыбаться, (однако лишь ещё эффектнее краснея от накатившего жара стыда) , поблагодарила их Изольда Аслановна. – Я тоже очень рада видеть таких красивых умных джигитов!

     – Мы всэ давно любим и уважаем вас, тэтя Изольда, и поэтому нэ согласитэсь ли вы оставить нам на память свой автограф?

     – Конечно, ребята, с превеликим удовольствием!

     Взяв её в живое кольцо, они протянули к ней свои записные блокноты.

     Видя, как она охотно расписывается каждому, да ещё и позволяет себя поцеловать в щеку, Илья не без огромного удовлетворения констатировал, что его мать ещё весьма популярна.

     “Все её любят – но из всех здешних задрочеров имел только я… ” – даже с гордостью подумал он и невольно улыбнулся сей мысли.

     – Что лыбишься? – спросила его Изольда Аслановна, когда покончила с раздачей автографов.

     – Да, так… ничего, – ответил Илья, ещё более оскаливаясь.

     – Ну, может, наконец, покажешь общагу или… продолжишь тут зажимать по углам?

     – Да, конечно, покажу.

     Невольно заметив то, что она томно “стреляет” в него глазами, он, не без приятного удивления обнаружил, что его откровения все-таки запали ей в душу.

     

     – Вот это заветное место! – чуть ли не воскликнул Илья, открывая тяжелую скрипучую дверь. – Её величество Прачечная!

     – Её величество?! – засмеялась Изольда Аслановна. – И что в ней такого великого??

     После экскурсии по однотипным бело-коричневым коридорам и не менее аналогичным пустым студенческим комнатам, она и тут не ожидала увидеть ничего выдающегося.

     Вместо ответа Илья включил свет и молча ввел её в помещение – продольная комната прачечной шумела гулом стиральных машин и обдавала чуть ли не уличной прохладой.

     – Здесь и есть наш траходром! – заявил он матери. – Гляди, сколько на полу валяется презиков!

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки