Игрушка (инфантилизм). Часть 10

     После ужина Наташа вернулась со мной в детскую. Вскоре туда пришли Анна Сергеевна с младшей дочерью.

     – Ну что, проводила гостей? – спросила у Алёны Анна Сергеевна, – Надеюсь, ты им не распространялась, где мы взяли Сашу?

     – Ты что, мама! – обиделась Алёна, – Сказала, что племянник.

     – Молодец, – похвалила дочь Анна Сергеевна, – Но в дальнейшем постарайся не приглашать гостей без моего ведома.

     – Хорошо, мама, – тихо сказала Алёна.

     Я прекрасно понимал беспокойство Анны Сергеевны. Желтая пресса точно не упустит такого скандала. Впрочем в случае огласки женщина могла меня просто усыновить.

     – Малыша уже наверное пора укладывать спать, – заметила Наташа.

     – Надо переодеть карапуза в пижаму, – сказала Алёна, – Сейчас я отнесу его на стол.

     Алёна отнесла меня на пеленальный стол и быстро раздела. Пару минут я вынужден был стоять голышом, ожидая, пока Наташа принесет пижаму.

     – Нужно посадить на горшок, – неожиданно вспомнила Алёна.

     – Я как раз хотела вам напомнить, – улыбнулась Анна Сергеевна, – Ребенок обязательно должен сходить перед сном на горшок.

     – Причем не только по-маленькому, но и по-большому, – добавила Наташа, – Помните, что нам нянечки говорили?

     – Ага, они сказали проследить, чтобы малыш сделал перед сном все свои детские дела, – улыбнулась Алёна, – И маленькие, и большие.

     – Сажайте его на горшок прямо так, голышом, – сказала Анна Сергеевна.

     Наташа поставила в центр комнаты детский горшок, на который меня тут же посадили. Пару минут в комнате стояла тишина. Алёна с Наташей стояли рядом и выжидающе на меня смотрели. Я как обычно решил терпеть.

     – Помассируй малышу животик, – подсказала Анна Сергеевна старшей дочери.

     Присев рядом со мной на ковер, Наташа начала массировать мне живот. Я не выдержал и громко пукнул.

     – Процесс пошел, – засмеялась Наташа.

     – Давай, Саша, – с ласковой улыбкой обратилась ко мне Алёна, – Будь хорошим мальчиком и покакай в горшочек.

     Весь красный от стыда, я смущенно опустил взгляд.

     – Разве Саша не знает, что полагается делать маленьким мальчикам, когда их сажают на горшок? – ласково спросила меня Алёна.

     – Ему больше нравится писать и какать себе в штанишки, – с улыбкой сказала Наташа.

     Девочки продолжали уговаривать меня еще несколько минут, но так ничего и не добились.

     – Такой упрямый, – вздохнула Алёна.

     – Чего мы его уговариваем, – раздраженно сказала Наташа, – Раз отказывается какать в горшок, сейчас будет всё делать на столе. Где там наша палочка-выручалочка?

     – Ты имеешь в виду градусник? – засмеялась Алёна, поднимая меня с горшка, – Он в верхнем ящике пеленального стола.

     Алёна отнесла меня на пеленальный стол и сразу уложила в знакомую позу – на спину с задранными вверх ногами. Стоящая рядом Наташа достала откуда-то снизу пластмассовый градусник и начала его намыливать.

     – Надо подложить под попу марлечку, – вспомнила Наташа и запихнула под меня большой кусок марли, – А теперь раздвинем ягодички пошире. Вот так.

     Чужие пальцы до отказа разжали мои половинки и в следующее мгновение мне в попу быстро скользнул посторонний предмет.

     – Этот градусник так смешно торчит у мальчишки из попы! – улыбнулась Алёна.

     Лежа голышом с термометром в попе, я едва сдерживался, чтобы не заплакать от обиды.

     – Почему-то не держится этот градусник у Саши в попе, – заметила Наташа после минутного молчания.

     – Запихни поглубже, – улыбнулась Алёна, – А то действительно потихоньку вылезает наружу.

     – Придется мне его придерживать, – усмехнулась Наташа, сильно пихнув термометр вглубь, – Кстати, нянечка сказала не держать градусник просто так, а двигать взад-вперед и крутить в разные стороны.

     Почувствовав, как термометр зашевелился у меня в попе, я чуть не заплакал от вызванного Наташиными манипуляциями болезненного ощущения. Вскоре неприятное жжение сменилось мучительно острым позывом по-большому.

     – Смотри, как мальчишке не нравится, – заметила Алёна, – Такое впечатление, что сейчас заревет.

     – Заревет или нет, – усмехнулась Наташа, – А вот кучу сейчас точно наложит. Как только я вытащу у него из попы градусник.

     – Ты уже собралась вытаскивать? – удивилась Алёна, – Подержи еще.

     – Хорошо, – согласилась Наташа, – Подержу еще минуту.

     Термометр снова неприятно зашевелился у меня в попе.

     – Подвигаем взад-вперед, – улыбнулась Наташа, – А теперь немножко покрутим. Что еще та нянечка делала? Нажимала градусником вниз? Вот так?

     Позыв по-большому резко усилился, став совсем нестерпимым. Теперь я уже не сомневался, что сразу же наложу кучу, как только Наташа вытащит у меня из попы термометр.

     – Пожалуй, пора вынимать, – заметила Наташа, посмотрев на часы.

     Я почувствовал, как термометр быстро выскользнул у меня из попы. Собрав все силы, мне удалось побороть нестерпимый позыв. Впрочем, меня хватило только на пару секунд. Наташа легонько нажала ладонью мне на живот и я тут же начал какать на лежавшую под попой марлю.

     – Ничего себе! – засмеялась Алёна, – Посмотри, какую карапуз наложил кучу.

     – Мне почем у-то кажется, что это не всё, – заметила Наташа.

     – Пощекоти мальчишке мошонку, – со смехом предложила Алёна, – Может он еще и струйку пустит.

     – Сейчас попробую, – улыбнулась Наташа, принявшись щекотно трогать мне яички, – Пись-пись-пись.

     Отчаянно задрыгав ногами от нестерпимой щекотки, я не выдержал и начал писать.

     – Действительно пустил фонтан! – засмеялась Алёна.

     – Надо направить Сашину струйку на марлю, – сказала Наташа, приподняв мне пальцами письку.

     – Так писает, как будто целый день терпел, – заметила Алёна, – Что, Саша, трудно было сделать всё в горшок, когда тебя об этом просили?

     – А ему так больше нравится, – улыбнулась Наташа, – Любит устраивать показательные выступления.

     Девочки дружно засмеялись. Неожиданно у меня сильно схватило и живот и в следующее мгновение я снова начал какать.

     – А я уже собралась вытащить марлю у карапуза из-под попы, – сказала Наташа, – Даже не знаю, что теперь делать. Как ты думаешь, это всё?

     – Давай подождём еще пару минут, – предложила Алёна.

     – Просто ждать неинтересно, – хитро подмигнула сестре Наташа, – Ты забыла, что у нас есть палочка-выручалочка?

     Наташа взяла в руки термометр и в следующую секунду он снова оказался у меня в попе.

     – Я думаю будет достаточно несколько раз надавить градусником вниз и быстро вытащить, – продолжила Наташа, – Если у карапуза осталось что-то в попе, он сразу же начнет какать.

     Пошевелив термометром у меня в попе, Наташа быстро вытащила его наружу.

     – В самом деле немножко покакал, – сказала Алёна, – Может повторить эту процедуру еще раз?

     – Сомневаюсь, что мы еще чего-нибудь от мальчишки добьемся, – скептически улыбнулась Наташа, – И я, если честно, уже устала возиться с карапузом. Его еще сейчас подмывать. Кстати, как ты предлагаешь это делать? Мне кажется, будет достаточно протереть мокрыми салфетками.

     – Медсестра сказала мыть с мылом после того, как сходил по-большому, – заметила Алёна.

     – Так ребенок у нас просто покакал на марлечку, – возразила Наташа, – Я понимаю, если обкакался. Тогда конечно надо тщательно мыть между ножек с мылом.

     – Как знаешь, – пожала плечами Алёна.

     Наташа взяла мокрую салфетку и принялась старательно вытирать мне попу.

     – Вот так, – ласково улыбнулась она, – Начисто вытрем Сашу между ягодичками. И эту маленькую дырочку тоже.

     Я почувствовал, как Наташа бесцеремонно запихивает салфетку мне в попу.

     – Смотри, как испугался, – со смехом оглянулась на сестру Наташа, – Терпи. Надо как следует вытереть тебе попу после того, как покакал.

     Повозившись со мной еще минуту, Наташа отложила салфетку в сторону и взяла в руки бутылочку с детским маслом. В следующее мгновение противная жидкость полилась мне между ягодиц.