Проститутки Екатеринбурга

Игрушка для дочери-6. Часть 1

     Утром Ира приготовила завтрак и ждала свою госпожу, сидя на столе с раздвинутыми ногами. Замечательное утро, подумала Оля, зайдя на кухню и увидев Иру, сидящую с выпяченныи вперед влагалищем. Доброе утро, сказала Ира, завтрак готов. Оля похлопала удовлетворенно по выпяченной Ириной промежности. Ира уже абсолютно не стеснялась, она полностью осознала свою роль и это приносило ей огромное удовольствие. Оля включила телевизор, а Ире велела лечь на спину, прижав ноги к груди. Помешав ложкой кофе Оля вставила ее в Ирино влагалище. Нельзя, чтобы твоя пизда долго пустовала, прокомментировала она. Торчащая из Ирины ручка от ложки немного шевелилась, сжимаемая мышцами влагалища. Оля неспеша вытащила ложку, чтобы сделать себе бутерброд с джемом и вставила ее обратно, на этот раз глубже, так что Ира вздрогнула. Так она неспеша завтракала, поигрывая одной рукой с Ириным влагалищем и ложкой. Время от времени она вынимала ложку и снова вставляла ее, потом решила проверить, насколько глубоко она сможет ее вставить и нажала до упора.

     Ира тихо застонала, а ложка полностью ушла внутрь влагалища, но тут же вылезла обратно на треть, как только Оля ее отпустила. В это время зазвонил Олин телефон. Звонил Дима. Привет, как дела, спросил он. Хорошо, вот завтракаем, сказала Оля. Моя игрушка ждет не дождется, когда ты придешь. Здорово, обрадовался Дима. Вот, хочешь с ней поговорить, предложила она, передавая трубку Ире. Привет, Дима, сказала Ира, взяв трубку. Привет, ответил он, что делаешь? Я приготовила завтрак, а сейчас лежу на столе, а моя госпожа играется с моим влагалищем. Мы тебя ждем, госпожа сказала, что ты должен все узнать про женское тело, и я все тебе раскажу и покажу. Дима подпрыгнул от неожиданности. Он быстро собрался и через двадцать минут был на месте. За это время Оля убрала со стола, усадила Иру снова на корточки и вручила ей листок с надписью “манекен женский, настоящий”, которым Ира загораживала раскрытую промежность и грудь. Ты завтракал, спросила Оля? Нет, ответил он, не успел. Ну тогда проходи, садись, сказала Оля, усаживая его за стол прямо перед Ирой.

     Здорово, сказал Дима, прочитав надпись. Ага, сказала Ольга, это она так для тебя старается. Можешь убрать листок, он больше не нужен, сказала Ольга Ире. Ира отложила лист с надписью, открыв перед Димой свою промежность и грудь, с которой он забавлялся вчера. Ну как, спросила Ольга, нравится? Да, восхищенно ответил Дима. Ты раньше наверное никогда женскую промежность вживую не видел? Нет, признался он, никогда. Она классная. Подставь руку, давай, не стесняйся, она тебе на завтрак что-то приготовила. Дима подставил ладонь под Ирину промежность, ощущая исходящее от нее тепло. Ира раскрыла пошире ноги, удерживая влагалище над Диминой ладонью и вскоре из него выпало куриное яйцо, которое Ольга туда заранее вставила. Видишь, какая она послушная и благодарная, все, что она хочет, это чтобы ты поскорей ею занялся. Ведь так, обратилась она к Ире. Да, Дима, ты можешь делать со мной, что захочешь, обо всем, о чем захочешь, спрашивать, я живая игрушка, распоряжайся мной. Она вложила в Димину ладонь влажные губы своего влагалища.

     Ошущение от прикосновения к мужской ладони, были несравнимы, когда ее трогала Ольга. Пожелай Диме приятного аппетита своими нижними губами, велела Ольга. Ира старательно принялась раздвигать губы своего влагалища в такт словам. Приятного аппетита, сказало Ирино влагалище. Вот это да, только и смог сказать Дима, откинувшимь на стул. Ира делала Диме бутерброд, балансируя на широко раздвинутых ногах. Давай лучше я сам, сказал Дима, накладывая на хлеб джем. А ты мне его размажешь, сказал он, кладя бутерброд под Иру. Ира аккуратно поднесла свои губы и стала водить ими по джему, размазывая его по хлебу. Дима с насалажлением сьел бутерброд, кусочком хлеба смазывая остатки Джема с Ириных губ. У джема так даже вкус другой, более нежный что-ли, поделился он впечатлением с Ольгой. Он промакнул кусочком хлеба между Ириных губ, кстати и так тоже вкусно, сказал он. Если хочешь, можешь всегда с нами завтракать, предложила Ольга. Да, хочу, сразу же согласился Дима, водя куском хлеба по раскрытым губам Ириного влагалища.

     Ну и замечательно, если ты закончил с завтраком, идем в комнату. Моя игрушка готова показать тебе все, что у нее есть. Ира слезла со стола и они пошли в комнату. И так, Дима, ты наверное хочешь подробно рассмотреть женское тело, продолжила Ольга, обнимая за плечи голую Иру. С ее сиськами ты вчера уже познакомился, тебе понравилось? Да, ответил Дима, непроизвольно протянув руку к Ириной груди. Ира прогнулась вперед, выпятив грудь ему в руки. После вчерашнего даже следов не осталось, заметил Дима, взяв в руки Ирины грудь. Да, она снова готова к нашим играм, подтвердила Оля. Жалко, что у нее грудь не такая большая, как у тебя, сказал Дима. А тебе нравится, как у меня, спросила Оля. Ну да, интересно, почему у мамы и дочери груди настолько разные. Не знаю, задумалась Оля, может только размер другой, а например цвет сосков одинаковый. Может сравним, предложил Дима. Оля понимала, к чему он клонит, ее грудь никто, кроме матери не видел и ей хотелось, чтобы ее оценил мужчина, пусть даже и Дима.

     Она сняла блузку, продемонстрировав свой третий размер в красивом бюстгалтере. Ну что стоишь, снимай, ты же хотел сравнить, обратилась она к Диме. Дима осторожно растегнул Олин бюстгалтер. Ее груди, освободившись, смотрели розовыми сосками на Диму, требуя продолжения. Ну возьми же их, нетерпеливо потребовала Оля, пощупай. Дима взял в руки одну Олину грудь. Она еле помещалась в ладони. Он немного помял ее, затем несильно сжал. Оля удовлетворенно улыбалась. Она испытывала схожие с ее матерью чувства, желание принадлежать мужчине. Дима поставил ее рядом с Ирой. На него теперь смотрели четыре замечательные женские сиськи. Одной рукой он держал Олину, другой Ирину, по-хозяйски щупая их, как бы оценивая. Затем развернул обеих друг к други. Он обхватил Олину грудь и стал водить ее набухшим соском по Ириной груди, после чего приложил ее сосок к Ириному. У тебя он светлее и немного меньше, заметил Дима. Вообще ничем не похожи. Он ухватил оба соска вместе, прижав их друг к другу и покручивая пальцами.

     То у тебя совсем не было девушки, а теперь целых две, улыбаясь сказала Ольга. Интересно, а на что будут похожи твои сиськи, если их также связать, задумался Дима, сжимая слегка Олину грудь. Ну так ты это сможешь проверить, сказала Оля, только все-таки сначала давай займемся моей игрушкой. Ира опять развернулась к Диме, выставив ему свою грудь. Моим сиськам очень хочется, чтобы ты с ними поиграл, сказала Ира. Вот, потрогай соски, видишь, какие они твердые, это они возбудились. А грудь тоже может возбуждаться, удивился Дима, беря Иру за соски. Конечно, всегда, когда ты с ними играешься. Кстати, у меня есть тонкие круглые резинки для бигудей, их можно перевязать ими, так будет удобнее, предложила Иры. Ну тогда приступим, сказал Дима, а Ольга уже несла резинки. Оттягивая грудь за сосок, Дима перетянул Ирину грудь резинкой. Он максимально вытянул грудь, стягивая резинку к основанию. В итоге получились шарики больше, чем вчера, размером с тенисный мячик. Дима взял в руки по мячику.

     Так мне твои сиськи нравятся больше, сказал он. Давай, я вас сфоткаю, предложила Оля. Давай, согласился Дима. Он взял в руку одну грудь и улыбаясь продемонстрировал ее в камеру. Оля велела Ире завести руки за спину. От этого ее кожа натянулась, натягивая кожу на сиськах-мячиках. Выгибая спину, Ира покорно позировала, отдавая свою перетянутую грудь в полное распоряжение Димы. На следующем кадре Дима держит зубами сосок Ириной груди, на следующем сжимает обе груди, так что на переднем плане видны только выпирающие соски. Ну, продолжим, скомандовала Ольга. С твоими сиськами Дима освоился, показывай дальше. Да, конечно, сказала Ира. Она села на кресло, положив ноги на подлокотник. Оля положила перед креслом подушку, чтобы Дима мог сесть вплотную к Ириной промежности. Дима уже не стеснялся. Он сразу же взял Ирины губы и развел их в стороны, раскрыв влажные малые губы и внутреннюю часть влагалища. Нравится, спросила Оля. Да, очень, даже не вериться, что сюда целое яйцо поместилось.