Проститутки Екатеринбурга

Игра “Зарница”. День восьмой. Наказание

     После завтрака старшая пионервожатая Валя пригласила нас на берег ручья.

     – Вчера вы совершили грубейшее нарушение дисциплины. Пионерки не должны согреваться на коленках у пионеров, да еще в неурочный час. Я просто вынуждена вас наказать. Не расстраивайтесь, наказание не будет суровым, полевые учения Зарницы из-за вас провели, они у нас в плане, а план в нашей стране – закон! Двухдневный поход с десятым отрядом я не смогла организовать, сделаем это сегодня. У них воспитательница заболела, будете вместо нее. Одна вожатая не справится.

     – Вау! – восхищенно сказала Вика.

     – Не думай, что с двумя десятками детишек очень легко, – засмеялась Валя, – на личную жизнь у тебя времени не останется. На ту сторону реки лагерь переместите с нашими ребятами, отправьте их домой обедать, и ожидайте малышей. Здесь чудесное место, но Сережа замучается десять девочек через речку переносить сюда, а потом обратно, еще и целоваться при этом. Вчера Алексей на берегу ожидал своих ребят, и мы в бинокль смотрели за вашей переправой. Действуйте!

     – Все бинокли надо уничтожить, от них мировое зло происходит! – возмутилась Вика, когда мы отошли на несколько метров.

     Ребята Алексея потихоньку сворачивали лагерь, а у нас Светка с Олегом влюбленно смотрели друг на друга, рыжий Гришка с Лизонькой о чем-то ворковали, Сашенька одиноко сидела у костра на бревнышке. Я обнял девушку и поцеловал щечку, Вика уселась рядышком и сообщила новости:

     – Валентина отправляет меня и Сережку в поход с десятым отрядом.

     – Это называется пустить козла в огород, – грустно отреагировала Саша, – в десятом отряде все Катькины подружки влюблены в Сережу.

     – Во-первых, у них грудей совсем нет, а потом я там буду и за ним присмотрю, – поразмыслила Вика, поцеловала меня в щеку, и добавила, – я Сережку совсем не люблю, но он мне нравится!

     – Я тоже его совсем не люблю, – Саша поцеловала меня в другую щеку, – и мне он нравится.

     В четырнадцать лет услышать сразу два признания в нелюбви было слишком тяжелым испытанием. Я обиделся и отдал приказ:

     – Олег и Гриша собирают палатки, Света, Саша и Вика собирают рюкзаки. Особенно торопиться не надо. У нас есть часа три на сборы. Лиза берет корзинку и идет со мной.

     Лиза обрадовалась, а остальные девочки явно огорчились. Они почему-то очень не любили сестер Елизавету и особенно Екатерину Романовых.

     – Что мы будем делать? – недоуменно спросила Лиза.

     – Мы будем ловить раков, – я объяснил Лизе ситуацию, – в Светлом ручье они водятся. Меня начальник “Салюта” попросил поймать хоть несколько штук. Его ребята поймали только двух, он надеется, что мы больше поймаем.

     – А я что должна делать? – изумилась она.

     – Я буду ловить, а тебе надо собирать их на берегу и укладывать в корзинку.

     Я нашел омут, где, по словам Алексея, гнездились раки, разделся и стал искать рачьи норки. В теории все было очень просто, надо было найти норку, засунуть в нее палец, рак должен защищать свою норку, ухватить меня за палец и мне оставалось только выбросить его на берег.

     Вода в Светлом ручье была абсолютно прозрачная и холодная, нырнув, я увидел в песчаном берегу множество норок, похожих по описанию на рачьи. Много раз я засовывал в них палец, пока мне кто-то его жутко больно не стиснул. Рака я еле отодрал другой рукой и бросил на берег. Раздался оглушительный Лизин визг. На него прибежала вся наша команда. Первым был разъяренный Гришка, он прибежал защищать честь своей девушки. Но защищать было нечего, я по самые плечи находился в ручье, Лиза визжала на берегу и показывала рукой на траву. Первого рака подобрал Гришка и положил в корзинку. Они с Олегом загорелись идеей ловли раков, решили, что в этом омуте Лиза всех распугала и отправились вверх по течению. Я вылез на берег и решил, что с меня одного рака хватит. Вика окутала меня большим полотенцем и стала согревать. С другой стороны меня согревала Сашенька. Издалека пара Лизиных криков донеслись. В результате оказалось, что Гришка поймал двух раков, а Олег восемь.

     – Меня Света научила правильным способам ловли, – ответил Олег всем сразу.

     – А как это делается?

     – Это наш семейный секрет, – ответил Олег.

     – Ты уже предложил Свете пожениться? – ехидно спросила Вика.

     Света заинтересованно посмотрела на Олега. Он обнял девочку и решительно сказал:

     – Предложу! В девятом классе!

     Все деликатно посмеялись и отправились переносить палатки. На середине реки каждая девочка целовались со своим мальчиком. Только у меня было две девочки.

     – Ну и времена, ну и нравы, – шепнула Вика, – надеюсь, на этот раз в бинокль никто не смотрит?

     – Ты меня поцелуешь или мне придется это самой делать? – укорила меня Сашенька и тоже поцеловала.

     Ребята быстро поставили палатки на новом месте и отправились обедать. Сашенька задержалась.

     – Не завидуй, – ласково сказала Вика, – мне его еще от Катьки Романовой оберегать придется! Она тебе нравится?

     – Нравится, – честно ответил я, – когда у нее груди вырастут, может быть будут красивее ваших.

     – А мне эта задавака не нравится, – сказала Саша, – давай ему прививку сделаем от девочек, у которых сиськи не выросли,

     Она расстегнула пуговки на блузке. Вике идея понравилась, она стянула маечку и сама сняла лифчик. Чудесные Сашенькины груди я впервые увидел при дневном свете, Викины я уже видел много раз, но все равно поразился красоте. Минут пятнадцать мне делали прививку от девочек, у которых сиськи не выросли, и Сашенька убежала.

     – Часа два мы одни останемся, – Вика начала свой обычный анализ ситуации, – надо бы воспользоваться противозачаточным средством, а потом немного перекусить.

     Так мы и сделали. Я всегда соглашался с Викой, только предложил два раза воспользоваться.

     Потом появилась десятилетняя Катя Романова с десятым отрядом. У меня оказались сразу шесть девочек, которых надо было развлекать. У Вики было пять мальчиков, для воспитательницы осталось примерно шесть разнополых детишек. Я стал обучать своих девочек буржуазной игре в покер. Вместо денег мы использовали спички. Восемь коробков в рюкзаке оказались, мы их разделили по-честному, стартовый капитал был для всех равным. Вика обучала мальчиков играть в бадминтон.

     Я быстро проигрался в карты и вышел из игры, Вике тоже надоело прыгать с ракеткой.

     – Давай устроим нашим детишкам романтическое приключение. У меня осталось три банки сгущенного молока. Одна твоим девочкам, одна моим мальчикам, одна нам с тобой.

     – А ты их оторвешь? – я показал на девочек. Там шла крупная игра. Спичечные коробки были оценены в сорок спичек, и на полянке возвышалась целая горка денежных суррогатов. Пара мальчиков уже играли.

     Я подозвал Катю.

     – Собери своих подружек, кому хочется сгущенки попробовать, спрячьтесь за дальним кустом на полянке и ложки захватите.

     – Будет исполнено, сэр, – Катя поднесла руку к простоволосой головке и отправилась исполнять распоряжение.

     – У тебя педагогический талант пропадает, – восхитилась Вика.

     Все мои танцевальные подружки явились на полянку, даже те, у кого спички оставались. В покер теперь играли Викины мальчики, некоторые присоединились со своими спичками, некоторым девочки доверили спички во временное управление.

     Таких счастливых мордочек я больше никогда не видел. Трудно себе представить, что столовая ложка сгущенного молока способна доставить маленькой женщине неимоверное наслаждение.

     Большинство девочек скоро проиграли свои капиталы, я читал им книжку. Катенька положила на меня свою головку, остальные постеснялись. Потом стало легче, реальное занятие появилось и у девочек и у мальчиков, костер разжигать и ужин готовить.

     После ужина вожатая позвала Вику и что-то ей объяснила.

     – Оказывается нам с тобой неприлично спать вдвоем в одной палатке, – задумчиво проговорила Вика, – надо взять кого-то третьего.

     – Ты знаешь кого, – засмеялся я.

     – Только разврата я не потерплю, и не надейся, – улыбнулась Вика, – за неделю три твои любовницы мои сиськи целовали.

     Счастливая Катя прижалась ко мне и неожиданно спросила:

     – Сережка, когда ты заснешь, к кому повернешься, ко мне или к Вике?

     Вика тряслась от смеха, а я серьезно ответил:

     – Я буду ворочаться между вами. Сначала повернусь к тебе, а потом к Вике, потом снова к тебе.

     Вика меня очень больно ущипнула. Не помню, к кому я повернулся, я заснул первым. Перед рассветом Вика меня разбудила и предложила немножко поцеловаться. Мы вышли из палатки, и почти сразу вслед за нами выползла сонная Катенька.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]