Проститутки Екатеринбурга

Игра с Татьяной

     Не знаю почему, но мне безумно нравятся женщины старше меня лет на 12-20, то есть где-то в промежутке от 30 до 40 лет. Разумеется, в плане секса. Не знаю почему, опыт или само тело привлекает, но все равно женщины в этом возрасте чертовски привлекательны, а, учитывая, что они, в большинстве своем, замужем, то с возрастом желанность возрастает просто по экспоненте. Где-то до 42: потом идет резкое падение: Но это уже касается меня лично.

     С Таней я познакомился, как ни странно, на сайте знакомств, что, мягко говоря, немыслимо. Про эти услуги много сказано и без меня, так что вы сами понимаете, каково 18-летнему парню познакомиться там со взрослой женщиной, да еще для секса на одну ночь. Таких анкет единицы, причем большинство из них не показывалось на сайте года с 2006. Не знаю, чем это вызвано. Оставшиеся, как правило, предлагают секс за деньги, либо знакомятся в паре. Я имею ввиду, конечно, Москву, какая ситуация в других городах, мне неизвестно.

     Эта женщина была 37 годов от роду и, по крайней мере, на фотках выглядела потрясающе. Ее сочные ножки, выглядывающие из короткой юбки, сводили с ума многих мужчин, если судить по комментариям, скопившимся у нее на страничке. Но фраза в графе “кого я хочу найти” , гласящая “парня до 21 года, остальные слишком хороши для меня, так что извините” была приговорам всем товарищам, пытающимся завоевать ее расположение. В том, что ответа на мое приветствие не придет, я не сомневался, слишком уж парадоксально было читать такое. Тем не менее, ответ пришел и гласил: “Привет, симпотяжка, а почему бы и нет?) ” на мое предложение познакомиться. Мы говорили не долго, как правило, длительные беседы превратят любую страстную переписку в зануднейшее чтиво, каким бы возбудительным оно ни было. На следующий день я уже был в назначенном месте, конечно же, без цветов, ибо все еще не сомневался в том, что простою до ночи, так никого и не дождавшись. Но вдруг частое цоканье заставило меня обернуться, и я увидел Таню, решительно направляющуюся ко мне (как она меня со спины узнала – не представляю) .

     -Привет, – бросила она с улыбкой, чмокнув меня в щеку. – Ну что, пойдем? – добавила она. Мне оставалось только кивнуть. Надо отметить, что рост у нее был не маленький и для поцелуя ей не приходилось тянуться вверх, не смотря на мои метр восемьдесят пять. Она взяла меня под руку и повела, как и предполагалось, к себе домой. По пути мы бросались дежурными, ничего не значащими фразами, просто чтобы развлечь себя. Ее вид меня немного расстраивал – она то ли жалела, что пригласило меня, то ли просто боялась, в любом случае между нами была какая-то стена непонимания.

     Мы зашли в лифт, и ее некая нервозность стала проступать еще сильнее. И лишь мысленно пожал плечами и, когда она нажала кнопку этажа, нежно обнял ее, намереваясь поцеловать. Таня лишь немного отстранилась, что вызвало небольшое недоумение с моей стороны. Ее духи и мой “Амбре” создавали довольно причудливую комбинацию. Увидев мое замешательство, она лишь рассмеялась и, бросив: “Ты смешной!” , снова одарила меня поцелуем в щеку. Ей-богу, какие-то дочки-матери.

     Приехав на этаж, она выскочила из лифта и ловко открыла входную дверь. Я сразу зашел за ней – мало ли, передумает еще и закроет перед самым носом. Моим долгом было помочь женщине с ее верхней одеждой. Когда она разделась, произошел какой-то взрыв духов и феромонов, она все оставалась чертовски привлекательной и желанной. Помог я и с обувью, позволив себе немного пощекотать ее ножки, вызвав этим еще один смешок.

     Таня была в деловом костюме – строгая серая тройка и черные колготки (точнее, чулки – это я отметил, помогая ей с обувью) . Она сбросила декоративную жилетку, оставшись в белой рубашечке, подчеркивающей ее стройную фигурку. Она распустила пучок волос, стянутых заколкой, и пару раз тряханула головой, распушая свои черные кудри. Пойду что-нибудь приготовлю, – бросила она, скрываясь в кухне. Я снял куртку и сапоги и проследовал за ней. Таня стояла около стола, что-то там шаманя. Я подошел сзади и приобнял ее, приятно ощущая, как мой член уткнулся в ее мягкую попку. Прильнул к ее ушку, руки же спустились с талии пониже, намереваясь задрать ее юбку, чтобы добраться до самого интересного.

     -Ну: подожди, – неловко отмахнулась она. В ответ же я присосался к ее губам. Она резко повернулась и сначала схватила меня за грудки, но потом ее ручки ласковыми крылышками опустились на мои плечи. Я слегка приподнял ее и усадил на стол. Мои губы перешли к ее шейку, в ответ она закатила голову, прижимая меня к себе. Я уже стягивал с нее рубашку и избавлял ее груди от оков лифчика. Затем надолго приник к ее соскам, лаская языком то один, то другой. Она тем временем обхватила меня ногами и руками, прижавшись ко мне всем телом.

     Ее юбка была задрана до предела, и ее киску скрывала лишь тонкая материя трусиков – чулочки, как ни крути, никакой защиты не давали. Я собирался уже раздвинуть ее ножки пошире и залезть в ее дырочку языком, но тут что-то ее остановило. Она сдвинула ножки на максимум и постаралась оттолкнуть меня со словами: “Слушай, давай лучше потом?”

     -Когда?! – удивился я.

     -Не знаю: завтра, на следующей неделе, уже слишком поздно.

     Я помог ей спуститься со стола, но как только ее ножки достигли пола, резко развернул ее, освободил свой вставший член, раскрыл ему проход к ее киске и настойчиво вошел в ее мокрую дырочку. На мгновенье она замерла и обмякла, глубоко вздохнув. Но потом стала извиваться, стараясь освободиться из моих объятий.

     -Пусти меня! – крикнула она. Я зажал ей рот рукой, прижав к столу, продолжая с силой трахать ее в разгоряченную киску. Я пытался думать о чем-то несвязанном с сексом, чтобы не кончать как можно дольше. Она уже лишила меня деликатеса из своей сладкой киски, так что мне пришлось ее наказать. Таня только обреченно скулила, каждое мое движение отзывалось по всей комнате громким шлепком. Я то замедлял ритм, чтобы прочувствовать как головка моего члена вновь и вновь раздвигает стенки ее влагалища, то ускорялся, заставляя ее стонать еще и еще сильнее. Наконец, я немного ослабил хватку и вышел из горячей дырочки. Она не удержала равновесия и повалилась на пол (точнее, мягко опустилась – я ее за руку придерживал) . Оказавшись на полу, она развернулась на четвереньки и попыталась уползти, но я вскочил на нее сверху, пригвоздив к полу, вновь проникнув в сжавшееся влагалище. Ее попка была чересчур мягкой, а аромат тела слишком притягательным, так что через пятнадцать минут такой долбежки я не выдержал. Выйдя из нее, я схватил ее за голову и поднес готовый кончить член к ее лицу, яростно надрачивая его. Она замотала головой, но струя спермы ударила ей в лицо, и я ткнул головкой в ее рот, зубы были стиснуты, но я немало накончал ей за щеку, просто мне очень хотелось, чтобы она узнала вкус моей спермы.

     Она была вся мокрая, так что лучшее, что я решил сделать – это взять ее на руки и отнести в ванну, точнее, у нее была джакузи. Она так и оставалась в чулках и юбку, когда я уложил ее туда. Ножки все равно упрямо торчали из емкости, с другой стороны джакузи меня буравили два зеленых глаза. Я пустил теплую воду – надо, чтобы она немного пришла в себя. Мне было не с чем играть, так что я решил заняться ее ножками и немного поиграл языком с ее пальчиками, то лаская губами, то нежно покусывая ее пяточки и ступни. Она немного успокоилась, по ее губам даже пробегала улыбка. Наконец, она расслабилась. Я полностью разделся и встал в джакузи на колени, обхватив ногами ее тело так, чтобы мой член оказался на уровне ее рта.

     “Помнится, ты кое-чего не доделала в прошлый раз:”

     Ее глаза горели, но все же она послушно взяла член в рот. Ее губки и язычок творили что-то невероятное, так что после десяти минут ее игры я не удержался и кончил снова, залив ее рот. Она вопросительно посмотрела на меня.

     -Давай еще поиграем? – предложил я.

     Я помог ей подняться. Сам же взял две наименее тугие бельевые прищепки и, облизав ее соски, прицепил их к ним под ее протестующий стон. Я лишь взял из бельевой корзины пару ее трусиков и заткнул его ими.

     -Мы же не хотим, чтобы ты соседей испугала? – пояснил я, шлепая ее по соскам. Затем я заставил ее сесть на четвереньки, оттопырив сочную попку. На время я отошел от реальности, осыпая ее поцелуями, потом же прильнул к ее сладкой киске и долго ласкал ее язычком. Потом смазал языком колечко ее попки и осторожно просунул туда палец. Она протестующее замычала. В ответ я с силой шлепнул ее по попке и ввел туда второй палец. Эта дырочка была вообще не разработана, так что ей придется терпеть довольно сильную боль. Третий палец, чтобы как-то успокоить ее, я снова стал играть языком с ее киской. И вот уже четыре пальца трахают ее попку. Но этого, несомненно, было мало. Вскоре я вытащил пальцы из горячей дырочки и взял лежавший неподалеку нивеевский дезик, имеющий фалловидную форму. Смазав его слюной, я прислонил его к ее попке и стал вкручивать его в нее. Она громко замычала. Да, боль ужасная. Наверное. Но надо потерпеть, Танюш. Наконец, колпачок скрылся в недрах ее попки. Я дождался, пока мой член снова не встанет, продолжая трахать ее. Затем я устроил ее поудобнее и вставил член в ее раскаленную попку. Она снова застонала, но я продолжал работать отбойным молотком, нежно, но настойчиво расширяя ее анус. Она сдалась и тоже стала двигаться на встречу мне. Одной рукой я принялся тереть ее киску и, наконец, ее пробрал такой оргазм, от которого затряслась чуть ли не вся квартира. Она мужественно выплюнула свои трусики и растянулась по полу.