Проститутки Екатеринбурга

Игра Матуса: Лебедь. Часть 2

     На этот раз рассказ Юли, очевидно, был прямым и честным. Она смотрела в пол и старательно вспоминала прошлое. Первый раз это произошло из любопытства в старших классах с ровесником у него дома, днем, когда не было никого в квартире. Ей очень не понравилось, и она зареклась больше этим никогда не заниматься, пока не встретит парня, который будет ее любить и делать все для нее. Матус был настойчив, и Юля призналась, что часто ласкала себя, представляя, что это делает тот самый воображаемый идеальный парень. Воздержание закончилось действительно на втором курсе, когда ей исполнилось 18. Многие подружки, особенно хорошенькие, рассказывали о том, как “отмечали” это событие, кто со своими парнями, давно за ними ухаживающими, а кто-то – даже со случайными знакомыми красавцами, встреченными на каком-нибудь концерте или в танцевальном клубе.

     Юле тоже давно хотелось повторить свой эксперимент. Как назло, знакомые парни почему-то ее не замечали, хотя внешне она была вроде не дурна. Пришлось сделать пару аккуратных намеков высокому парню из соседней группы университета. Они сходили пару раз на свидание с мороженым, кофе и поцелуями, а на третьем свидании парочка уехала к нему на дачу. В этот раз знакомство с половой жизнью Юле понравилось, она даже получила что-то вроде удовольствия, хотя партнер по большей части преследовал только свои собственные интересы. Начались регулярные встречи, где она открыла для себя дивный чудный мир плотских наслаждений. Как и все хорошее в этой жизни, эта история закончилась быстро и болезненно. Парень влюбился в другую девушку и объявил о прекращении всех отношений с Юлей. Она была в шоке, всю ночь ревела у себя в комнате, не пуская перепуганных родителей. Ее смогла утешить только лучшая подруга Алина, все выслушав и пообещав, что Юля найдет не такого козла, а настоящего мужчину, который никогда не обидит.

     Так я с удивлением узнал, что я у нее всего третий и на меня возлагаются большие надежды.

     

     Юля увлеклась рассказом и вниманием к себе. Возможно, также подействовало шампанское. Бутылка уже закончилась.

     Но Матус не посылал никого за чем-либо. У него было на уме совсем другое.

     – Друзья, я уверен, что вам давно не терпится, – сказал он. – Однако перед тем как мы перейдем к самому главному, я бы хотел сделать даме подарок.

     Он открыл тумбочку около дивана и что-то вынул.

     – Это виброяйцо, я надеюсь, подарит тебе, Юля, незабываемое наслаждение. Чтобы им воспользоваться, необходимо снять одежду. Но в этом помещении два одетых мужчины. Чтобы ты меньше стеснялась, давай сначала избавим от ненужной одежды Антона.

     Матус приказал мне повернуться к нему, поднять руки и не двигаться. Юлю он попросил подойти ко мне сзади. По его детальным указаниям она сняла мои носки, затем тонкую спортивную кофту, футболку, джинсы. Трусы Матус мне тоже приказал снять. Я остался голый. Похоже, настала моя очередь краснеть. Юля зашла спереди, чтобы ей было лучше меня видно, и улыбалась. Член напрягся, но пока ему было недостаточно возбуждения, чтобы встать. Матус тоже улыбался и разглядывал меня. Немая пауза затянулась.

     

     – Юленька, твоя очередь. Но не утруждай себя, – наконец продолжил он. – Позволь джентльмену поухаживать.

     Под его четким руководством она стала напротив него на мое место. Я подошел сзади. Расстегнул молнию на спинке. Спустил с плеч. Освобожденное от застежек платье легко позволило себя снять с девушки. Она очаровательно прикрылась руками. Однако Матус сразу попросил их убрать и стоять ровно. Я положил платье на кресло к моим вещам и разглядывал ее сбоку. Ей он оставил трусики. Но они по сути ничего и не скрывали. Белая кожа, нетронутая загаром. Порозовевшая длинная шея. Она не была худой как современные модели, и мне это очень нравилось. Вынужденная убрать руки, Юля скрестила ноги стоя, плотно сжав колени. Не знаю, что она думала этим скрыть, видимо так ей было комфортнее под взглядами двух мужчин. Но в итоге только лучше выделилась талия, пышные бедра и прекрасная попа, которую мне сбоку было достаточно хорошо видно. Точь в точь – лебедь из фотографии на стене. Стринги ничего этого не скрывали. Скоро мне предстояло их снять и дать ей то, что обоим нам уже было нужно. Эти мысли распалили меня. Я был во всех смыслах уже готов. Но Матус никуда не торопился. Он разглядывал ее долго. Дольше чем меня до этого в том же положении.

     

     – Продолжим, – сказал он, вставая с дивана. Приказал мне сесть на его место перед Юлей.

     Я посмотрел на оставшийся на диване подарок. Виброяйцо было размерами больше перепелиного, но меньше куриного. По моему мнению, для обычных девушек оно должно все же быть великовато. Но я был далек от таких знаний, обычно девушки стремились больше узнать меня самого. От яйца тянулся розовый провод, заканчивающийся пластмассовой коробочкой с чем-то вроде круглого регулятора и одной кнопкой.

     Процессом руководил Матус, который взял стул и сел довольно близко к дивану. Юля села ко мне на колени, спиной ко мне. Откинулась. Ноги согнула и поставила на диван по сторонам от моих ног. Пристальному взору Матуса стало хорошо видно все расположенное у нее между них. Стринги все еще были надеты, но скрывали что-то лишь формально. Он попросил поласкать ее. Левой рукой я играл с ее грудью, а правой начал ласкать низ животика. Погладил лобок поверх ткани трусиков. Запустил руку под них. Пощекотал там. Волосиков было немного, я слышал, девушки бреют их так, чтобы не было видно из-под нижнего белья. Опустил ладонь ниже. Погладил губки. Еще ниже было уже влажно.

     Матус распорядился сдвинуть полоску ткани в сторону. Я взял виброяйцо. Юля помогла мне направить его куда нужно. Оно вошло на треть и остановилось на входе. Она охнула и надавила на мою руку своей. Яйцо полностью провалилось внутрь. Снаружи остался только провод. Матус попросил вернуть трусики на место и поправить их так, чтобы ткань туго прикрывала вход, где скрылся вибратор. На коробочке следовало перевести колесико на цифру “1” и нажать кнопку. Раздалось тихое жужжание, напоминающее сотовый телефон.

     – Ой, – выдохнула Юля.

     – Ты недопустимо обманула Антона в важном вопросе и нарушила договор о послушании, – сказал Матус. Придется тебя наказать.

     Он объяснил то, что мы должны делать.

     

     Юля стала в коленно-локтевое положение на диване. Проще говоря – “рачком”. Движения ее были неловки. Яйцо продолжало жужжать где-то там. Матус стал сбоку дивана, чтобы лучше было видно ее попку. Я стоял перед диваном, сбоку от девушки.

     – Юля, скажи слово “хватит”, чтобы Антон остановился. Но не слишком рано, иначе придется придумать что-то другое, возможно более неприятное, – сказал Матус.

     Я пододвинулся вплотную к ней, чтобы было удобно, и слегка шлепнул по попе открытой ладонью. По ее ягодицам и бедрам прошла волна.

     – Сильнее, – приказал Матус. – Этот массаж не может быть засчитан в качестве наказания.

     Я размахнулся, и шлепнул как следует. На попе остался бледный отпечаток ладони. Юля от удара произнесла что-то вроде “Ох”. Я размахнулся левой рукой и звонко шлепнул по другой половине. “Мама: ” – вырвалось у нее. Я не рассчитал удар. Левой рукой труднее управлять. Кажется, вышло сильнее необходимого. Она дышала неглубоко, но часто. Почему-то не просила остановиться. Я шлепнул ее правой рукой. Рядом с предыдущим отпечатком ладони появился новый. Еще раз шлепнул левой рукой по другой половине, стараясь не попадать по предыдущему месту. Замахнулся правой.

     – Хватит! – пискляво выкрикнула Юля. Сжала ноги, прогибаясь вперед, уходя от удара.

     Ладони у меня горели. Отпечатки на попе стали наливаться малиновым цветом. Член стоял как каменный. Не было сил больше терпеть. Я посмотрел на Матуса. Он жестом показал на стринги. Я стянул последнюю одежду Юли. Коробочка от вибратора упала на пол, но провод был достаточно длинным, и виброяйцо оставалось у нее внутри. По проводу стекли две прозрачные капли сока. Матус разглядывал обнаженную девушку. Ей было уже все равно. Яйцо продолжало свою работу. Боль от шлепков, похоже, сильно возбудила ее. На выдохах теперь Юля издавала что-то неразборчивое. Вроде стонов, смешанных со словами “Ой”, “Мама” и “Ох”. Теперь она подалась телом в направлении уходящего из нее провода. Матус молча протянул мне презерватив. Я распечатал и аккуратно надел его. Пристроился сзади нее. Поставил ее поудобнее. Она все поняла и охотно помогала. Вынул яйцо за провод. Оно легко выскочило. За ним вылилась струйка вязкой прозрачной жидкости и потекла на лобок, так как она максимально выгнулась задом назад и вверх ко мне. Про Матуса я уже забыл. Занялся тем, что давно так ждал, давая выход всей сдерживаемой до этого страсти. Что тут расскажешь? Я крепко прижимал ее к себе за бедра. Она стояла на одной руке, другой рукой что-то делая между ног. Вскоре Юля закричала, и ее тело начало конвульсивно сжимать меня внутри нее. Я закрыл глаза, крепко стиснул ее и подался вперед так сильно как мог. Наступил миг моего счастья. Чаша любви опрокинулась. Сами мы тоже завалились на бок, хотя я все еще крепко сжимал ее в руках, а она двигалась на еще твердом члене, продлевая свое удовольствие. Но уже все закончилось. Мы тесно обнялись и лежали отдыхая. Матус тоже выглядел каким-то довольным и счастливым.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]