шлюхи Екатеринбурга

Игра до полного поражения

     
Легионеры утомились, самое время было устроить привал. Становилось знойно, мягкое солнце подбиралось к зениту.

     – Ух ты! – воскликнул Архилох. – Какая густая тень у этого платана, распрямившего крылья навстречу небу.

     – Расслабляйся, ребята, – кивнул стратег Перикл и все облегченно вздохнули, все порядком подустали. Серые шершавые камни склона, торчавшие из-под отзеленевшей короткой травы накололи босые ноги.

     Лисий положил копье на землю, освободил руку из щита.

     – Мамочки! Как красиво! – пискнула Необула, забравшись на большой валун.

     Лисий оглянулся. Ах, до чего Необула совершенна в этот миг. Часто вздымается крепкая точеная грудь с остренькими коричневыми наконечниками – а ведь со своей подругой Сафо она проделала тот же подъем, что и он. В душе Лисия при виде истинного божества зародилась волна новой энергии, будто и не бывало усталости. Тогда перевел он глаза на Сафо, женственную и грациозную. Та разговаривала с Архилохом, поглаживая свои золотые волосы, ниспадающие по золотым плечам и ключице. Она посылала Архилоху вдохновение и тот не отказывался и бодро лепил рифму, глядя Сафо в бесконечную глубину глаз. Лисий повернул голову еще дальше и перехватил цепкий опытный взгляд старого воина Лисандра. Тот тоже заряжался, хотя ему было труднее. Лисандр улыбнулся в ответ Лисию.

     – С ума сойти! – восхищалась с валуна Необула.

     Далеко позади, у подножия горы, лежала юная цветущая долина с раскинувшемся по полуострову полисом и окаймляли ее блестки омывающего моря. Полоски дорог угадывались по длинным линиям остроконечных кипарисов. Но граждан полиса почему-то не манило море. Все лезли на Олимп. Чего этим хотели добиться никто не знал, просто хотелось расширяться, а больше как на гору двигаться было некуда.

     Лисий вдохнул полной грудью. Вот свободен же, а что-то все-таки давит. Он лег на траву, уткнулся лицом в зеленый ковер, он набрал полный рот травинок. Все же, все для человека определяет настроение.

     Он развел руки в стороны, сжал в ладонях по камню и показалось ему, что объял он гору своей силищей.

     – Я Бог! – громко закричал он. – Прочь с дороги, на Олимп взбираются боги!

     Неслышно подошла Сафо и села ему на спину сухими горячими ягодицами, погладила рукой массивную его шею.

     – Победа будет за нами, – твердо проговорила она.

     – За нами! – заорал Лисий и подумал: “Какая она легкая! Легче перышка, летящего по ветру”. – Мы самые сильные! Нет никого, сильнее нас!

     Он перевернулся на спину и она села ему на гранитный живот, разведя ноги.

     – Мальчик Лисий, – хитро прищурилась она и пощекотала кончиками волос бронзовую его кожу. Потом встала и бросила:- Но вершина впереди, а не позади и неизвестно что нас ждет там.

     – Ну ребятушки, – послышался голос стратега. Краем глаза Лисий видел, как тот зашнуровывает сандалии и встает.