Хождение за грибами. Часть 2

     Глядящий на это Колька давно уже достал своего братца и подрачивал, дожидаясь своей очереди.

     – Колька! – окликнул его Петр – ты это брось. Кончишь еще раньше времени, останешься без минета. Если хочешь, можешь ее полапать.

     – Э-э-э, нет, мужики! – Подскочил я – так мы не договаривались!

     – Да ладно тебе. – пробасил Петр. – это же ерунда по сравнению с тем, как я ее сейчас в рот ебу. А потом Колька будет. Ну и ты, если хочешь, мы вас подождем. – он загоготал, еще сильне натягивая голову жены на член.

     – Ладно. – махнул я рукой. -Только осторожно, синяков не оставь.

     Обрадованный Колька подскочил к жене и принялся стягивать с нее куртку. Она покорно приподнимала то одну, то другую руку, позволяя стянуть рукава. Футболку он просто сдвинул на шею. Туда же отправился лифчик, грудки повисли, слегка покачиваясь. Как я уже говорил, жена у меня худенькая, и грудь у нее тоже маленькая, хоть и правильной, красивой формы. Мне это никогда не мешало, даже нравилось, так как согласно известной мудрости, прекрасно вмещалась в руку. И вот эти груди скрылись в здоровых Колькиных лапах. Он принялся осторожно мять их, стараясь не сделать больно, с блаженной улыбкой на лице. Вдруг до меня долетел приглушенный стон жены. Мысли мои заметались. Если это стон боли – плохо. А если удовольствия? Что из этого хуже? Но больше такого не повторилось и я постарался об этом забыть.

     

     Наигравшись с грудью, Колька отправился дальше исследовать женское тело. Стянув с оттопыренной попки штаны, он недолго полюбовался кружевными трусиками, а затем и их стащил до колен. Перед ним предстала небольшая округлая попка, молочно-белая, не тронутая загаром. Колька легким касанием погладил ягодицу. Жена забеспокоилась и плотнее сжала ноги, однако у нее, как у большинства худых женщин, в верхней части бедра не касались друг друга. В этой щели прекрасно были видны губки, покрытые коротким светлым пушком. Мне показалось, что на губках блеснула влага, но я решил, что это просто померещилось в начинающихся сумерках. Колька провел пальцем по губкам, слегка надавил, раздвинув их, пощекотал клитор и остановился напротив влагалища, ощупывая дырочку.

     – Эй, Николай! – подал я голос – туда не лезь!

     – Все-все-все! – он поспешно убрал руку.

     Став сзади жены, он попытался обеими руками дотянутся до ее грудей. Длины рук чуть-чуть не хватало. Точнее, его хуй, оттопыривший штаны, не давал плотно прижатся к попке жены. Спустив брюки, он задумчиво посмотрел на член, покачивающий своей толстой головкой в считанных сантиметрах от входа во влагалище. На секунду мне показалось, что вот сейчас он качнется и войдет в нее.

     Однако вместо этого он обратился ко мне:

     – Слышь, мужик! А можно я это… между ляжек ей вставлю? А то видишь, не дотягиваюсь. Да ты не бойся, если кончу, значит один минет не понадобиться.

     Я бы, может, и не согласился, но до сих пор Колька честно выполнял обещания. Раз говорит – между ляжек, значит так и сделает. Ну подумаешь, об губки потрется, ну даже если клитор заденет. Ничего страшного.

     – Ладно, только осторожнее.

     Послюнявив член, Колька осторожно просунул его между бедрами жены, сразу под губками, живот его плотно прижался к попке, а руки легко добрались до грудей, сграбастав их. Зад его совершал мелкие толчки, двигая членом между бедер. Постепенно возбуждение его нарастало, выпустив грудь, он вцепился в ягодицы. Вдруг жена вскрикнула, вздрогнув всем телом.

     – Ну ладно, ладно – торопливо раздался бас Петра – я не буду больше так глубоко. – и вновь натянул ее голову на себя. Странно – подумал я – Петр вроде прекрасно себя контролирует, давно подобрав оптимальную глубину и частоту движений…

     Колька же, не обращая на это внимания, продолжал гонять член. Внезапно я поймал себя на мысли, что это очень похоже на настоящий половой акт. Может, он давно уже в ней? Почему тогда она молчит? И член, мелькающий все чаще и чаще, вроде входит под очень подходящим углом… И поблескивает, как от женских выделений. Или мне кажется? Чертовы сумерки!

     – Любимая! – позвал я – как ты там? Колька все выполняет, что обещал?

     – Да-а-а… – выдохнула она каким-то напряженным голосом.

     Я несколько успокоился. Мужики набрали максимальный темп. Жена дергалась между ними, каждый из них по очереди тянул ее на себя, один за бедра, другой за голову. Петр кончил, громко зарычав, сзади сдавленно всхлипнул Колька, и напоследок застонала жена.

     – Все-все. . – снова засуетился Петр, – сказал же, больше глубоко не буду. Да и вообще я уже закончил.

     – Ну что, едем? – я начал подниматься.

     – Куда? – удивился Петр – А еще Кольке отсосать!?

     – Так он же кончил! – в свою очередь удивился я. – Он же обещал!

     – Ничего я не кончил – вмешался сам Колька. – вон ни капли под ней нет. Хотя кайф получил, это да. Она у тебя классно умеет хуй сжимать… гм… ляжками. Сам удивляюсь, почему не кончил.

     – Сейчас покурим, она отдохнет и продолжим – Петр достал сигареты, усаживаясь возле жены. Колька пристроился рядом. Я тоже направился к ним.

     – Стой! – услышал я крик жены. – Не подходи! Я же просила не смотреть! Будь там, я не хочу, чтобы ты меня видел такую!

     Я послушно вернулся. Что ж, раз она так хочет. . пусть.

     Мужики курили. негромко переговариваясь, иногда обращаясь к жене. Их руки ползали по ее телу. ощупывая каждый выступ, иногда ныряя между ног, но долго там не задерживаясь. Наконец Петр отбросил окурок:

     – Время позднее, давайте продолжать.

     

     Теперь они поменялись местами. Колька, зайдя спереди, схватил жену за волосы и совершал плавные движения тазом, наблюдая как головка то скрывается во рту, то появляется вновь. Петр же, стащив с жены штаны вместе с трусами, бесцеремонно воткнул член под ягодицы, принявшись с пыхтением вколачивать свою елду между ног. Сомнений, где находится его член, у меня почти не осталось. В лесной тишине отчетливо слышалось хлюпанье и глухие стоны жены. Странно, но меня это совсем не огорчало. Раз уж ей, судя по всему, это нравится, почему бы и нет? Тем более у меня от такого зрелища в штанах стало тесно. Но для порядка я все же возмутился:

     – Петр! Ты что творишь!? Ты же обещал!

     – Извини, мужик, промахнулся я – повернул Петр ко мне голову – Хотел как Колька, между ляжек, да вот не рассчитал – продолжал он, безуспешно пытаясь состроить смущенно-виноватую физиономию, не переставая размеренно трахать мою жену на всю длину своего молодца.

     – Она же вроде не возражает, и даже наоборот. – Он сделал какое-то замысловатое движение бедрами, отчего жена застонала особенно громко.

     – Ладно, доебывай уж, раз начал! – Кивнул я ему, закуривая. Подумав немного, я плюнул на все и достав свой член, начал поглаживать, не стесняясь возможных зрителей. Им, однако, было не до меня. Только Петр, заметив мои действия, молча ухмыльнулся и показал мне большой палец, одобряя. Теперь, не опасаясь меня, он расставил ноги жены шире и растянув пальцами губки, демонстративно медленно то погружался в нее до конца, то медленно вытаскивал член полностью, давая мне рассмотреть в подробностях происходящее. Колька же, наоборот, забыл про всех нас. Он упоенно трахал жену в рот, стараясь проникнуть поглубже. Молодой еще – подумал я – вон Петр головы не теряет. Он действительно, не прекращая основного занятия, поглаживал ягодицы и ложбинку между ними, задумчиво поглядывая на них.

     – Эй, мужик! – вдруг спросил он – А в жопу она у тебя как? Дает?

     – Нет, что ты! Наотрез отказывается! Говорит, не влезет, больно будет. – это была правда, на все мои ненавязчивые предложения ответ был примерно такой.

     – Э-э-э-э… Что, ты и не пробовал даже? Это ты просто с бабами обращаться не умеешь – посмеиваясь, ответил он. – Подай-ка мне вон ту банку!

     Подавая банку от недавно сьеденной нами тушенки, я гадал, чем она может ему помочь? Вопрос разрешился быстро – собрав остатки жира со стенок, Петр принялся смазывать анус. Почувствовав нечто, проникающее ей в зад, жена занервничала, но поняв, что это просто палец, быстро успокоилась. Смазав попку, Петр не менее тщательно смазал и член.

     – Колька! – вполголоса позвал он. Колька поднял на него глаза, плохо соображая от возбуждения. – Колька! Если что – держи ее крепче!

     Колька молча кивнул и опустил глаза, продолжая наблюдать за мелькающим в губах жены членом.

     – Мужик! – позвал меня Петр. – Смотри вот, как надо!