шлюхи Екатеринбурга

Халхин-Гол (2 часть: Мои любимые снайперши)

В Московской школе снайперов я предъявил бумаги — выделить в 1 армейскую группу 10 снайперов. Судя по коварным переглядкам начальника и комиссара школы, мне готовят какую-то подляну. И точно — выделили мне 10 девушек. Ужас! Ну что, будем работать с тем, что есть. Я добился приказа начальника школы — провести нам этой группой 10 дней полеые испытания. Ну и естественно — сухие пайки, цинки с патронами 7, 62 на 54, ещё и комбинезоны, спальники, палатку, в качестве запасного оружия — наганы. Даже Ножи разведчика нам выдали. О! — похоже девушки сильно «достали» руководство этой школы!

Мне сильно понравилась одна из девушек, Наташа Булочкина. Так, что я своей властью назначил её командиром отделения, вот тебе два треугольника сержанта, ну и девушкам по треугольнику — младшие сержанты. Сверившись по карте, то как часто шутят «мы тут все посовещались и я решил» — маршрут к полигону танкистов, затем уже пробираясь по густым подмосковным лесам — обратно к школе.

Маршрут получился не трудный, но девушки сильно уставали — таких «променадов» они не делали, а в основном у них была строевая. На полигоне нам разрешили пострелять, затем банька, а вот среди ночи — подъём и мы ушли. А то стали к нам в барак рваться и вовсю стучать в двери «женихи». Представляю рожи этих «женихов» утром — примчатся после завтрака галопом, а тут никого!

Через три часа девушки были еле живые, так что отбой отбой личному составу. Встали мы в глубине леса — можно и караульных не выставлять.

Тихо в лесу, приятно пахнет сосновыми иглами и свежей травой. Где-то там в вершинах деревьев чирикает какая-то пичужка, и кажется, что нет никакой войны, и что три недели назад в восьмистах километрах к востоку отсюда не сходились в ожесточенной кровавой схватке за право построения своей империи две армии — 1 армейская группа и японская 6 армия. Пятная голубизну неба черным дымом, не падали горящие самолеты, не пылали подбитые танки,

У меня была палатка, а девушки спали в спальных мешках — привыкайте, мы вскоре на войну едем. Ночью в палатку ко мне приползла Наташа. Она быстро разделась и легла со мной. Я постарался доставить этой милой девушке удовольствие, а вот кончить — в её упругую шелковистую попку. Она, как это ни странно, сама так предложила. И вскоре в полутьме моей палатки я уже видел всё это происходящее как бы со стороны…

О, этот сладкий, обжигающе сладкий кайф — кайф проникновения! Головка, обильно мною смазанная вазелином, разжимая мышцы сфинктера, вскальзывает вовнутрь, и Алексей, на мгновение остановившись — содрогнувшись от наслаждения, тут же скользит твёрдым, как скалка, членом дальше… кайф! Обалденный, ни с чем не сравнимый кайф! — тугой член, скользящий впритирку, вот он входит в обжигающую глубину тела Наташи, очень так медленно-сладко, сантиметр за сантиметром, доставляя Алексею, невольно затаившему дыхание, хотя и привычное, но от этого не менее приятное — да и не менее сладостное ощущение этого физического проникновения. И Наташа стонет тихо, но так сладко…

Наташа сказала, что она может принимать решения самостоятельно, без оглядки на замшелые шаблоны сексуальной квазиморали. Ну а рядом с тобой, красотка Наташа, в темноте, рождающей всякие мысли-импульсы, лежит точно такой же очень симпатичный молодой мужчина, которому ведь едва двадцать пять. И и вот вы оба, лежащие рядом — это так чудесно! А за полгода своей службы Наташа истосковались-соскучились просто по элементарному человеческому теплу — как могло то, что между ними случилось, совсем не случиться? Так «это» и случилось! Тем более, что я ей сразу сказал, что она мне очень так понравилась и я буду тайно за ней ухаживать. Наташа засмеялась и сладко меня поцеловала

И вновь я в этой полной темноте как бы наблюдаю за происходящим со стороны…

Они прижались один к одному — прижались так тесно, как только это было возможно, и поначалу, движимые молодым, вмиг вспыхнувшим желанием, они долго и страстно, запойно целовались взасос, с ликующе радостным удивлением открывая — осознавая — какой это упоительный кайф… прижимаясь друг к другу — с наслаждением вжимаясь один в одного. И они жадно и горячо вновь целовались взасос, и это жадное — взаимное сосание в горячие губы какое-то время казалось им верхом возможного; между тем, руки их, так неустанно скользящие друг по другу, сами собой оказались внизу: продолжая сосать друг друга в губы, они, ничего друг другу не говоря — ни о чем друг у друга не спрашивая. Расстегнула девушка форменные штаны Алексею, и на свободу тут же с силой вырвался напряженно торчащий, сам собой залупившийся член, влажно-клейкий от этого небывалого сильного возбуждения.

Ну и, обжигая её шею горячим дыханием, Алексей с удвоенной силой продолжает судорожно двигать задом, содрогаясь от нестерпимо сверлящей между ног обжигающей сладости; круглые, размыто белеющие в лунном свете ягодицы Наталочки конвульсивно сжимаются, стискиваются, на мгновение каменеют, образуя по бокам характерные ямочки, и тут же вновь разжимаются, подаваясь вверх, отчего ложбинка между ягодицами мгновенно ширится, и снова сжимаются, сладострастно стискиваются с удвоенной силой, чтобы мгновение спустя приподняться расширяющейся ложбинкой вновь: слышно, как Алексей, уткнувшись лицом красотке в шею, прерывисто — взахлёб — сопит, — до оргазма остаются считанные мгновения… И вот яркий, ослепляющий миг оргазма! И вот мы просто отключились, сладко заснули, так нежно и крепко обнявшись…

Но какие коварные девушки в этой группе. За время нашего рейда днём мы отрабатывали работу снайперов и стреляли по сидящим птицам, подстрелили кабана и пяток зайцев. Но вот каждую ночь ко мне заползали по очереди две девушки. Одни были замужем, другие просто жили в гражданском браке, а у фигуристов красотки Оксаны моих лет остался трёхлетний сын. Так что все девушки были благодарны Наташе — они сняли напряжение. Оксана после своего бурного оргазма и моего балдежа умело могла своим горячим ротиком поднять моего «бойца» на вторую смену — рядом с ними лежит горячая полуголая Алина Шепелева и вся дрожит. Но ведь главное правило мужчины — нельзя отказывать девушке, которая желает ласки и секса. Это мне был дан в училище совет бывалого моего командира! Зато утром все снайперши были довольны. Теперь все шли весело, коварно виляя своими весьма аппетитными попками. Я научил их как нужно выкопать ямку под невидимый костёр, мы утром обязательно делали чай — восполнять водный баланс и, чтобы пить обязательно только кипячённую воду. Всё же я вырос в Сибири и вместе с отцом постоянно с 12 лет ходил на охоту. Часто мы и ночевали в тайге, устроив «нодью» и всегда прекрасно высыпались.

Я не мог понять, как можно умереть с голоду в лесу! Ягод просто море! Рыба только что в руки не прыгает в озёрах! Девушки у озера подстрелили восемь уток и я показал им, как можно их приготовить. Три-четыре движения бритвенно острым ножом, затем утка без внутренностей и головы обмазывается глиной и в ямку. Сверху костёр. И через полтора часа мы после небольшого «похода» и стрельбы вернулись к нашим дежурным. И вот мы вместе открываем наш «тендер» и разбиваем ножом пополам этот «кувшин». Восторг и радостные возгласы! Умопомрачительный запах! Вскоре даже малых косточек от уток не осталось. Я пошутил, мол все волки в этом лесу на вас злые, милые мои любимые снайперши — ни одной косточки им не оставили! Хохотали мы на весь лес…

Чтобы «отправить естественные потребности», мы по очереди отходили с сапёрными лопатками в сторону. И тут получилась крутая ситуация. Отойдя отлить, я застегнулся, ловко осмотрелся и тихо — лес шума не любит, аккуратно возвращался. И тут слышу гнусные специально шепелявые уркаганские выражения, да с такими бандитскими оборотами. Выглядываю из-за дерева — дела! Три явных урки, обязательно в тельняшках и сапожках «Джимми», блестя фиксами, схватили три «СВТ» и угрожают девушкам. Оказывается, где-то там, в лесу, пируют их «старшие», так девушкам придётся идти туда и ублажать бандитов. Мол, у них радость и праздник. И они будут к девушкам «женихаться». И чтобы девушки не смели им отказать, иначе… Ведь сейчас оружие у них!

А вот я вам, вонючие «женихи», сейчас устрою «ублажение» и праздник. Вскоре в гостях у Вельзувела будете праздновать. В самом большом котле! Я очень постараюсь оформить вам всем «пропуск» к командующему адскими котлами!

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки