Проститутки Екатеринбурга

Х#й Иваныч

     Сказ о том, как хуи друг с другом поебались

     

     Как только Хуй у нас не величают!

     И Пенисом, и Фаллосом с Концом:

     Так впавшего в немилость назначают

     С министра – замминистра и гонцом.

     

     А для меня Хуй только Хуй Иваныч.

     И я его люблю, как сам себя.

     Хуй может быть Степаныч и Абрамыч,

     И Федорыч: И имени тебя,

     

     Читатель мой! В поэме без героя

     Героем будет Хуй – без глаз и головы.

     Такое было: греческая Троя

     И без героев победила все молвы.

     

     Прошли века, забылись те герои,

     А имя Трои не померкнет никогда.

     Сменялись короли, цари и строи,

     А Трою нет-нет вспомнят иногда.

     

     Хуем Хуй я величаю,

     А Пизду зову Пиздой,

     Я за это получаю

     Гонорар под зад ногой.

     

     Мой Хуй залупой гордою венчался,

     Яиц в подбрюшье ровная гряда

     В одно сжималась, когда Хуй вонзался

     В Пизду. И висли до колен тогда,

     

     Когда Иваныч, славно наебавшись,

     Устало поникал своей главой.

     И новый день, едва-едва начавшись,

     В мошонке затевался круговой.

     

     Круговорот яиц и днем, и ночью

     Хуй поднимал к пупку особенно с утра.

     И опустить его возможно было дрочью,

     И в дрочке протекали вечера.

     

     Конечно, стойка “Смир-р-рно!” в жизни Хуя

     Одна из главных, не считая “Ссать!”.

     Его здоровье, собственно, страхуя,

     Яички гаркали: “Подъем! Вставай! Стоять!”

     

     Над Хуем командиры – точно яйца.

     Но и сам Хуй, конечно, командир.

     Чтоб не обидеть грубым словом братца,

     Скажу, что он вообще-то первый из задир.

     

     Возьмем трусы. Он их протер немало.

     А сколько он резинок-то прорвал!

     Как будто у него в залупе жало.

     А с виду обаятельный нахал.

     

     “Нахал”! Легко сказать! А целкой будешь –

     Каков “нахал” , когда он прет и прет?!

     Ты темные инстинкты в нем разбудишь,

     И он тебя ебет, ебет, ебет!

     

     В сравненьи с ним “нахал” – мальчонка!

     А Хуй – наглец, подлец, бурбон!

     Будь перед ним Пизда или Пизденка,

     Хуй не отступит. Варвар, варвар он!

     

     И если перед Хуем даже Жопа –

     Он как восстал, негодный негодяй,

     Так заебет, что бедненькая попа:

     Ни сесть, ни лечь: За что ей нагоняй?!

     

     Жестокий Хуй. Прекрасен, но ужасен.

     Я это с знаньем дела говорю.

     Он для меня давно, агрессор, ясен.

     Я это сотни раз вам повторю.

     

     Я опытный Пиздовдеватель. Сколько же

     На Хуй мой натянулось Жоп и Ртов!

     А сколько целок я сломал, о сколько же

     Несчастными я сделал дев и вдов! . .

     

     А шкурка, что залупу прикрывает?

     Она как будто бы невинная на нем.

     Но и она агрессором бывает,

     Когда команду слышит: “Эй, подъем!”

     

     Вся напряжется, покраснеет, вспухнет,

     Сползет с залупы и как будто ждет,

     Когда же Хуй в Пизду залупу бухнет, –

     И ну гонять с залупой взад-вперед!

     

     Легко ль, скажи, Пизде терпеть гоненья

     Залупы с шкуркой – тренье по трубе?

     И это все народ зовет ебеньем.

     А легче разве тренье на губе?

     

     Залезет в рот Хуяра беспардонный –

     И ну долбить язык, щеку, гортань.

     Как будто, блядь, рот у кого бездонный.

     Народ и это ласково зовет ебань.

     

     Теперь рассмотрим шерсть на базе Хуя,

     На яйцах шерсть, в промежности – везде.

     Хуй и Пизда в прелюдии воркуя,

     Шерстятся, и когда уж Хуй в Пизде.

     

     Опасно, больно, очень неприятно,

     Когда, бывает, волос в Пизду влез.

     Приходится Хуй вытащить обратно,

     Кудряшку оттянуть – и снова в лес.

     

     Красивы локоны бывают у Хуяры.

     Златые, черные, с рыжинкою, блондо…

     Слыхал, что самые кудлатые – мадьяры.

     Вдруг стало модно шерсть сбривать. За что?!

     

     Но – к делу ближе. Растянулось описанье.

     Рассказывать о Хуе можно сутками.

     Но мне не позволяет расписанье.

     С размером не шути – как с проститутками.

     

     Красивый Хуй – Мадонны мне дороже.

     Описывать его хочу я день и ночь:

     И кудри, и мошонку: – Мне по роже

     Однажды Хуем били. И все проч.

     

     Так вот. Начну короткое сказанье,

     Нравоученье вроде, секс урок.

     Оно как будто миросозерцанье,

     Но в то же время – всяко лыко в прок.

     

     : Однажды Хуй собрался в гости к Хую.

     Лежат, балдеют, яйцами скрипят.

     Один вдруг говорит: “Ты знаешь, я психую”.

     – “Чего?” – “Меня, представь себе, ебать хотят”.

     

     И выясняется: в Америке открыли,

     Что не Пизду приятно щекотать,

     Не Жопу и не Рот – этот вопрос закрыли, –

     А прямо Хуй. Под шкурку – и ебать!

     

     В залупу то есть упирается залупа,

     Придерживают, блядь, конструкцию рукой,

     Чтоб Хуй на выскользнул и не восстал до пупа,

     И так ебутся. “Надо же!” – “Отстой! . .”

     

     Америка бежит вперед прогресса.

     За ней не поспевает Земной Шар.

     И ей, Америке, угодливая пресса

     Подбрасывает взрыв, войну, пожар.

     

     Оттуда новость разлетается по миру,

     Становится открытьем номер раз.

     А нам в России, братцы, не до жиру,

     Догнать бы не Мадрид, а Гондурас!

     

     Два Хуя новость лежа обсуждали,

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]