шлюхи Екатеринбурга

Глава 4. Перерождение Сережи

     
Мое знакомство с Сергеем состоялось в университете, он учился на первом курсе, а я уже заканчивал. Мы практически не общались – Сергей был каким-то знакомым моих знакомых и общих тем для разговоров не находилось. Но однажды я встретил его на улице в очень возбужденном состоянии и после короткого приветствия Сережа принялся меня умолять одолжить ему на выходные автомобиль для организации экскурсии по славному городу Екатеринбургу для двух обалденных девчонок из родного Мухосранска. Тот факт, что автомобиль у меня был весь старый и страшный (трудно купить что-нибудь приличное на студенческие доходы), но бегал исправно, да и Сережино обещание всенепременно позвать в гости если дамы от Е-бурговых красот расчувствуются и проявят благосклонность сыграли свою роль и я торжественно выписал доверенность, а домой отправился пешком.

     …С трудом проснувшись из-за зловредного звонка в 6 утра я пошел открывать дверь, придумывая по дороге страшные способы умерщвления той сволочи, которая приходит в такую рань, да еще в субботу! Сволочью оказался Сергей, но бить его было уже не нужно, так как на лбу моего визитера красовалась огромная шишка, а руки все в царапинах. Из сбивчивого рассказа я понял, что из-за отсутствия водительских навыков этот ездюк ночью на трассе перепутал газ с тормозом и не вписался в поворот. Последующий осмотр места происшествия подтвердил мои худшие опасения – затраты на восстановление машины в несколько раз превысят ее рыночную стоимость, поэтому автомобиль было решено оставить на вечный покой в этом злополучном овраге, а Сергей поклялся немедленно устроиться на работу и в скором времени отдать мне N-ую сумму зеленых за нанесенный ущерб.

     …Следующие три месяца после вышеупомянутых событий я был занят написанием, защитой и обмыванием диплома, поэтому про машину думать было некогда, а когда дела снова пошли своим чередом, решил навести справки – как там горе-Сережа собирает мне денежки. Он, как оказалось, работу не нашел и вообще относился к этой проблеме крайне пассивно. Тогда-то я и решил взять этого раздолбая в “ежовые” рукавицы и самому позаботиться о его трудоустройстве.

     …Однажды субботним утром я позвонил в дверь Сережиной квартиры. Следует уточнить, что квартира эта принадлежит каким-то отдаленным родственничкам, которые дружно свалили в Израиль на пмж, а ему поручили следить за своими апартаментами, пока окончательно не утвердятся в выборе исторической родины. Сергей открыл дверь в одних трусах заспанный и всклокоченный, я поздоровался и прошел в комнату. Поинтересовавшись для проформы как там накапливаются мои балобасы, терпеливо выслушал его невнятные оправдания о том, что его никуда не берут без опыта работы. Тогда я серьезным тоном заявил, что раз работать не берут – придется отдавать натурой. К моему удивлению Сережа покраснел, но возражать не стал, а потупил взор и инстинктивно прикрыл руками бугорок на трусах, который от моего предложения предательски зашевелился. В этот момент я взглянул на Сергея по-новому – он оказался довольно сексуальным молодым человеком со спортивной фигурой и правильными чертами лица. И хотя у меня до этого времени были исключительно гетеросексуальные контакты, я решил попробовать эту новую для меня сторону сексуальных отношений, и даже построил в голове некий план наших дальнейших взаимоотношений. Прервавшись от размышлений, я сразу решил изложить своему горе-должничку перспективы подобного “сотрудничества”, так как исходя из его поведения можно сделать вывод, что он привык подчиняться и поэтому просто не в состоянии принимать самостоятельные решения.

     – Ну, раз ты согласен, – начал я – тогда коротенько распишу тебе как будут происходить наши дальнейшие взаимоотношения. Во-первых – с этого момента и до тех пор, пока я не посчитаю долг оплаченным – ты моя вещь, раб. Во-вторых – подчинение должно быть безоговорочным и быстрым. В-третьих – для того чтобы что-либо сделать, нужно получить у меня разрешение. В-четвертых – за любую провинность ты будешь неминуемо и жестко наказан. В-пятых – называть меня можешь теперь только “Хозяин”, а я не буду тебя звать по имени, так как ты его не достоин. В-шестых – такое тесное общение с пидарами вроде тебя не добавит мне рейтинга, поэтому все будет строго конфиденциально. В-седьмых – жить я пока буду здесь – так нам будет удобнее. В-восьмых и так далее я пока не придумал – сообщу позднее. Ты меня понял, говнюк?

     Во время этого монолога мой начинающий раб стоял молча с опущенной головой, как нашкодивший школьник, а на последнем вопросе почему-то снова покраснел и, немного помедлив, сказал… “Да, …хозяин”.

     – Посмотрите, какой умный мальчик! Ну, тогда снимай трусы и покажи себя во всей красе.

     Он выполнил мой приказ и остался стоять посреди комнаты голый. Член его оживился и стал постепенно набухать немного вздрагивая в такт пульсу.

     – Да тебе это нравится, маленький извращенец! Кто тебе разрешил прикрываться? Ноги на ширине плеч, руки за голову! А теперь развернись и наклонись вперед. Молодец! Раздвинь ягодицы руками, так, а теперь засунь в жопу палец.

     Он попытался ввести палец, но колечко ануса со страху плотно сжалось и не давало проникнуть ни на миллиметр. “Не получается” – промямлил извращенец и немедленно получил от меня мощный пинок по яйцам, который заставил его упасть на колени и громко стонать, зажав руками и ногами больное место.

     – Понял за что?

     – Да, хозяин… – простонал он униженно, – я не выполнил приказ и забыл назвать Вас хозяином…

     – Какой умный мальчик – не зря тебя в университет приняли! А теперь вставай на место, послюнявь палец и засунь его в жопу до упора и пошевели им там хорошенько. Вот так – молодец! А теперь настало время немного тебя отшлепать за такую задержку с долгом. Иди, принеси какой-нибудь ремень с железной пряжкой, и не вздумай вынимать палец без разрешения.

     Памятуя о недавнем ударе по яйцам, этот умный мальчик резво зашлепал босыми ногами в сторону шкафа, смешно отклячивая зад со вставленным в него пальцем, и быстро вернулся с узким кожаным ремнем в свободной руке. Он уже протянул было ремень, но вовремя осекся и упал на колени, прижавшись лбом к моим ногам и поднимая ремень над головой. Я усмехнулся и принял этот дар.

     – Догадливый – далеко пойдешь, подлиза. А теперь вынь свой шаловливый пальчик, встань посередине комнаты и обними свои коленки руками как можно плотнее. Тебя часто пороли в детстве?

     – Никогда, Хозяин.

     – Вот и настал момент исправить эту педагогическую ошибку твоих родителей.

     Видно было, что предстоящая порка очень страшит раба – он стал бледнее обычного и до бела сжал губы, но возражать не решился, просто принял нужную позу и зажмурил глаза, ожидая первого удара. Зрелище получилось довольно привлекательное. Его попка в таком ракурсе очень выгодно смотрится – она не жирная и не костлявая, нормальная мускулистая мужская задница, на такие женщины всегда обращают внимание. А вот яйца свои он по неопытности оставил болтаться снаружи, о чем, скорее всего, скоро пожалеет. От такой картины мой член принял боевое положение, и я осознал, что давно уже хотел получить такую власть над кем-нибудь.

     – Ты должен четко и внятно считать вслух удары, безымянные удары будем повторять.

     Первый шлепок получился слабым, но мой подопечный дернулся всем телом и со стоном выдавил из себя… “Раз!” Во второй удар я вложил побольше силы и от него на заднице появилась сначала белая, а потом розовая полоса. От боли раб дернулся сильнее, чуть не потерял равновесие и схватился одной рукой за ушибленную ягодицу. Чтобы не повадно было выставлять руки, следующий удар я обрушил на яйца жертвы, которые от прикосновения ремня мотнулись в сторону, а сама жертва с воплем повалилась вперед. Лежа на полу он перестал орать и только тихо поскуливал боязливо глядя на меня глазами полными слез.

     – Ну, раз ты решил усугубить свою участь, придется всерьез браться за твою дрессировку. Скажи кстати, не было ли у хозяев квартиры собак?

      – Кажется, были, хозяин. – Ответил он хриплым голосом и еще сильнее вжался в пол, понимая, что интересуюсь я не из праздного любопытства.

     – Ну дак хрена-ли ты развалился – ползи и найди ошейник, всякие поводки и другие собачьи приблуды – их обычно у собаководов бывает в изобилии. И захвати по дороге какую-нибудь веревку попрочнее.

     Раб уполз на коленях в сторону коридора, неуклюже виляя задницей с отчетливой красной полосой, и через минуту вернулся с широким собачьим ошейником в зубах и мотком бельевой веревки в руке.

     – Это все что ты смог достать?

     – Но больше ничего нет, Хозяин.

     – Ползи ко мне, никчемное создание!

     Я надел на его ошейник, который оказался нужного размера, завел руки за голову и зафиксировал их там куском веревки, пропустив ее через кольцо для поводка. В таком положении раб не сможет опустить руки и развязать веревку или расстегнуть ошейник у него тоже нет никакой возможности. Пока я производил процедуру связывания Сережа украдкой пялился на мой вставший член, еле сдерживаемый тканью брюк, от чего его собственный член ожил и стал понемногу увеличиваться в размерах.

     – Что, сученок, ждешь когда разрешу тебе пососать моего красавца? Скоро я удостою тебя такой чести (откровенно говоря, я уже был сильно возбужден и с трудом сдерживался, чтобы не выдать ему за щеку прямо сейчас).

      От разоблачения постыдных желаний и унизительного положения раб покраснел и готов был провалиться под землю от стыда, но предательски напрягшийся до предела член недвусмысленно показывал, что его это заводит. Закончив приготовления, я поставил его на ноги и перегнул через спинку стула, поместив таким образом его задницу в наиболее удобное для порки положение. Сережа заметно нервничал, понимая что в такой позе он не сможет ни увернуться от удара, ни прикрыть несчастную жопу руками.

     – Я решил для первого раза смягчить наказание и разрешить тебе не считать вслух удары – вместо этого мы будем просто беседовать – совместим так сказать приятное с полезным. Сила и количество ударов будет зависеть от того, как быстро и искренне ты будешь отвечать на поставленные вопросы. Понял меня? – спросил я и наотмашь хлестанул по выставленной жопе.

     – Да, Хозяин! – зажмурив глаза от боли взвыл раб.

     Дальнейшая наша беседа происходила так-же – вопрос и вместе с ним удар. Я не спешил и как бы обдумывая вопросы умышленно делал между вопросами различные по времени промежутки, чтобы он не мог приноровиться к шлепкам.

     – Тебе нравится происходящее?

     – Да, Хозяин.

     – Почему?

     – Меня возбуждает, что Вы меня унижаете и причиняете боль, Хозяин.

     – Пробовал ли ты подобные вещи с кем-нибудь еще?

     – Только в мечтах, Хозяин.