Проститутки Екатеринбурга

Гипноз? Внушение? Не знаю. Часть 1

     Были времена, когда я училась на втором курсе московского университета. Жизнь виделась тогда в розовых красках, самым большим огорчением казался незачет по матану. По дороге с лекций меня и других студентов постоянно останавливали “Поговорить о Боге” странноватые молодые люди со стеклянным взглядом, вкратчивым монотонным голосом и натянутой улыбкой на губах. Я всегда отнекивалась или откровенно их посылала. Срабатывал инстинкт самосохранения, что-то внутри подсказывало “Внимание, опасно!” Но однажды “сигнализация” подвела.

     

     Она не говорила о Боге, ничего не навязывала. Представилась буквально после первой же незатейливой фразы: “Привет! С лекций едешь?” В вагоне метро было мало народу, и, не смотря на шум летящего поезда, мы прекрасно слышали друг друга. Я успела подумать “Какая милая улыбка!” Она поймала мою мысль, улыбнулась еще обаятельнее и сказала: “Меня Мила зовут. Милана. Еду на собрание! У нас такой клуб: необычный. Интеллектуальный. Собираются университетские ребята, тусуемся, общаемся. Мы стремимся раскрепоститься. Подавить комплексы, освободиться от проблем. Опытные психологи ведут занятия. Так интересно!”

     

     Меня не напрягало, что девушка зачем-то мне рассказывает, куда едет. Милана была и правда мила. Внушала доверие с первого взгляда. Мы присели на пустующие места для инвалидов и пассажиров с детьми. Я с любопытством слушала ее щебетание. Она рассказала, что давно ходит на собрания. Туда приходят умные интересные ребята и девчонки. Некоторые там находят свою половинку. Так получилось и с ней. Она нашла себе там мужа. Они очень счастливы. У них много друзей.

     

     Щебетание было приятным. В нем не проскакивало привычного сленга. Никаких “типа, как бы, блин, это”. Речь незнакомки сливалась в единый поток рентгеновских лучей, пронизывающих мозг насквозь. Постепенно я стала пытаться включиться в ее монолог. Но быстро ощутила, что моего участия не требуется. Помычав и покивав на некоторые ее фразы, я сдалась и снова поплыла по течению вкрадчивого голоса.

     

     Мы проехали по красной ветке от одного конца до другого. Моя Комсомольская осталась далеко за поворотом судьбы: Девушка Мила растворилась в толпе с улыбочкой Джоконды, слегка ехидной, теплой, обволакивающей. На конечной я очнулась от глубокого оцепенения и обнаружила в руках ворох отпечатанных на неважном принтере листочков. Маленькая канцелярская скрепка прижимала к ним лощеный квадратик картона вроде визитки. На пастельно-голубом фоне красной тушью выведено: “Интеллектуальный клуб “Новое поколение”. И 7 цифр. Судя по всему – номер их телефона. Я оглядела пустой вагон, выскочила, пока не закрылись двери. Какое-то время пришлось соображать, где я и как вернуться на родную дорогу к дому. В голове крутились картинки.

     

     Вот Милана взяла перо и от руки рисует тушью на картоне цифры, продолжая улыбаться. Вот в некотором светлом помещении, похожем на аудиторию для семинаров, сидят красивые мальчики и девочки в серебристых комбинезонах. За кафедрой стоит умытый, свежевыбритый, подтянутый дядька лет 40 в таком же комбинезоне и с американским акцентом рассказывает, как расцветет и прославится в скорости их родная деревня “Нью Васюки”.

     

     Эскалатор торжественно тащил меня в новую жизнь. К новому сознанию. К конкретному компостированию мозга. Гипноз? Внушение? Не знаю.

     

     ***

     

     Ребята весьма профессионально конспирировались. Телефончик на визитке оказался связным. Меня вежливо профутболили еще по трем номерам, пока наконец не сообщили, куда и когда идти. Записав все подробно, я засела за листочки с серыми буковками. Перед посещением собрания новичку вменялось в обязанность въехать в тему.

     

     Текст написан по-русски. Но в общую мысль не складывался никак. Приходилось прочитывать каждое предложение по пять раз, прежде чем удавалось уловить малейший смысл. Мой математический мозг был заточен на четкие формулировки и строго логичные формулы. Здесь же требовался принципиально иной подход. Мозг необходимо было отключить и пропустить поток сознания напрямую в подсознание. Тогда бред обретал форму и даже наполнялся содержанием. Вырисовывалась мутная теория об высвобождении заблокированных зон сознания с целью обретения недостающих звеньев в цепочке событий судьбы. Добравшись до вывода о новом поколении людей, полученных через правильное сочетание биотипов, я сдалась. Бреееееед!

     

     Почему-то невыносимо захотелось съездить на это их “собрание”. Гипноз? Внушение? Не знаю.

     

     

     Собрание 1

     

     Стандартная трешка, возможно даже и съемная, по всем параметрам была обычной, кроме того, что в ней происходило. Обычный панельный дом не самой старой постройки, обычный тухлый подьезд, обычная стальная дверь. Последнее, что показалось мне обычным, был звонок. Самый тривиальный диль-бом стал сигналом к началу полного беспорядка в моей жизни.

     

     Дверь открыл сероглазый брюнет, которого еще лет 10 можно смело называть молодым человеком. Он улыбался и искрился точно так же, как Милана, напоминая скорее пионервожатого, чем сектанта. Все в нем радовало, кроме одного – пионервожатый был голый. Абсолютно ничего не прикрывало его естественности. “Привет, проходи, мы тебя ждем. Раздевайся, вот тут вешалки.” Махнув небрежно рукой в сторону шкафа в прихожей, молодой человек невозмутимо повернулся задом (в прямом смысле) и исчез. “Нудисты что ль?!” – мелькнула шальная мысль. Как же понимать его предложение раздеться?! Тоже в прямом смысле?!?!?!?!?

     

     Я не была готова к такому развороту событий. Я решила крепко зацепиться за свою привычную картину мира, разделась только до платья и колгот, как принято у меня в голове.

     

     В коридор больше никто не выходил. Потянув резину возле зеркала, помявшись нерешительно возле входной двери, я прислушалась. Двери во все три комнаты были плотно закрыты. Где-то бубнили тихие голоса. Слышалось гитарное фламенко: Запах кофе с корицей смешался с каким-то экзотическим ароматом. Наверное, благовония. Общее оформление жилплощади склонялось к восточным мотивам. Я тихо постучала в ту дверь, за которой спрятался голопопый дядька. Решительно вошла.

     

     Большая комната наполнена сизым дымком, острым запахом корицы, застелена и завешана коврами все в тех же восточных мотивах. Освещение было максимально натуральным – толстые парафиновые свечи плотным строем охватывали периметр помещения, стоя прямо на полу. Окно скорее всего было завешено одним из ковров. Посередине интимным кружком сидели несколько товарищей по собранию. Бросалась в глаза разная степень их одетости, или точнее – раздетости.

     

     Двое мужчин постарше сидели голыми. Одного я узнала, это был сероглазый. Хотя его глаз сейчас не было видно – он сидел спиной. Мне удалось подробно его оглядеть. В меру накачанное в нужных местах тело будоражило, но отсутствие волос на туловище несколько разочаровывало. Другой был свирепого вида мужиком с аккуратной бородкой, усиками и неприлично крупным естеством под пивным пузцом. Он сидел рядом с сероглазым в полупрофиль к двери. Я прозвала его для себя Директор. Растительностью бородатый не был обижен, учитывая не только тело, но и голову. Профессионально профилированная густая шевелюра дополняла высокий лоб, перетекающий в благородный профиль. Моя природная деликатность не смогла победить женское восхижение, и я как полная идиотка уставилась ему между ног.

     

     К бородатому слегка прижималась плечом девушка лет 25 в деловой костюме, но без колгот и с расстегнутой блузкой под пиджачком. Ослепительно белый, как улыбка иностранца, лифчик притягивал внимание. Рядом с бизнес-леди полулежала на боку юная русалка. На вид я бы не дала ей больше 16 лет. Распущенные каштановые волосы живописно рассыпались по голым грудкам и бледному животику. Грудкам я позавидовала. Аппетитные яблочки. Мужики от таких млеют. Роль рыбьего хвоста играла длинная шерстяная юбка в клеточку. Она целомудренно защищала коленки от нескромных взглядов.

     

     – Опаздываете, уважаемая! – произнес бородатый приятным баритоном.

     – Здравствуйте. Мне ехать далеко, – тускло оправдался мой ослабевший от страха голос.

     – Ладно, ерунда. Заходи. Народ, подвиньтесь что ли, – баритон смягчился.

     

     Русалка поджала ноги, клетчатый “хвост” сложился пополам. Я присела на коленки возле сероглазого, стараясь не касаться рельефного плеча и продолжая удивленно пялиться на гигантский инструмент бородатого.

     

     Он был главным в тусовке, что вполне закономерно. Он превосходил всех не только по возрасту, весу и габаритам, но еще и по статусу в загадочной структуре “Новое поколение”. Он был “ведущий”.