Проститутки Екатеринбурга

Гимнасточки. Часть 4

     Грея тюбик в руке, учитель подошел к ученицам и, распахнув халат, глазами показал на свой еще поникший член. Вытянув руки, он надавил на их плечи, вынуждая опуститься. Наташа, улыбнувшись, задорно посмотрела на Ксюшу и приподняла член учителя. Раскрыв ротик, она стала смачно его посасывать. Ксюша, высунув язычок, стала помогать ей, скользя губами и языком по стволу. Наташа очень понравилось ощущение, как в её рту член стал быстро крепчать и набухать. Когда она его выпустила, член учителя был в рабочем состоянии. Его головку тут же вобрал ротик Ксюши. Несколько минут подруги сосали член, передавая его друг другу, губами ласкали волосатые яички, поглаживая руками крепкие ягодицы физрука. Через несколько минут от такой двойной ласки учитель стал заметно возбужден. Он стал тяжело дышать.

     – “Довольно!” – неохотно оторвал девушек от своего члена. – “Теперь помогите мне, Москалёва, оттягивай одну ногу, а ты другую!”

     Порядком возбужденные подруги, поднялись с колен и встали с разных сторон от лежащей на стопке матов Кати. Послушно, взяв подругу за икры ног, они с силой развели их в разные стороны. Катя еще сильнее стала прикрывать рукой свою промежность. Она, сжав зубы и закрыв глаза, вся тряслась от страха. Владимир Михайлович выпустил на левую ладонь немного бесцветного геля, а правой с силой отвёл в сторону руку Кати и, плюхнув гелем в её щелку, стал пальцами размазывать гель в щели. Катя от страха ничего не чувствовала. Учитель, скинув на пол халат, взобрался между разведенных ног на тело девушки, рукой подвел свой вздыбленный член ко входу девственного влагалища и, немедля вогнал его на всю длину. Катя сильно содрогнулась всем телом и дико закричала. Так громко, что физруку пришлось прикрыть ладонью её рот, приглушая звук крика.

     – “Всё! Тише! Успокойся! Больше больно не будет!” – встав с девушки, стал вытирать полотенцем капельки крови со своего члена. – “Вот если бы расслабилась, то намного легче было. Но теперь всё позади, вставай!”

     – “Всё? Больше точно больно не будет?” – раскрыв глаза, недоверчиво спросила Катя. Она приподнялась на матах, испуганно оглядывая комнату, словно кабинет стоматолога.

     – “Не будет: не будет:” – доверительно произнес учитель. – “Туда не буду, подождем следующего раза: пусть заживет: а вот в ротик можно и сейчас: там же не было больно? Поблагодари доктора!”

     Владимир Михайлович лег рядом с Катей спиной на маты, выставив вверх свой напряженный член. Девушка даже не успела осознать сказанное учителем, как его рука за затылок повелительно прижала её рот к его члену. Катя, благодарная, что боль позади, без сопротивления начала ласкать мужскую игрушку. После всего, что сегодня с ней случилось, она была ослаблена и, сейчас, как будто во сне ласкала, сделавший её женщиной мужской член. Сосать и лизать ей понравилось ещё с первого раза и, не видя завистливых взглядов своих подруг, закрыв глаза, Катя с удовольствием, как ей казалось, очень умело играла на саксофоне своего учителя по физкультуре.

     Она была так увлечена новым занятием, что не заметила происходящие изменения состояния мужчины. Учитель громко засопел, потом застонал и выплеснул сперму, громко рыча при этом. Катя сначала не поняла, что происходит, почему головка члена завибрировала во рту, почему слюна стала горячей, жидкой, солоноватой, вкусной. Ей это очень нравилось, от этого у неё защемило сердце, задрожали все нервные клеточки её молодого организма. Она даже проглотила часть солоноватой слюны, но, когда этой слюны стало так много, что она стало захлебываться, Катя поняла, что это такое. Она удивленно подумала, что это её не ужасает, а наоборот дает какую-то непонятную энергию. Она выпустила солоноватый член, из уголков пухлых губ потекли тонкие ручейки. Она с гордостью посмотрела на учителя. Тот, ошеломлённый нежданным поступком девушки, изумленно смотрел на Катю.

     – “Молодец, Иванова! Не ожидал! Ублажила!” – сказал учитель, благодарно целуя в солоноватые губы девушки. – “Учитесь у подруги, ученицы!”

     – “Блин! Нам пора!” – испуганно вскрикнула одна из учениц Наташа, посмотрев на настенные часы. – “Через десять минут мой папа заедет за нами: за гимнастками.”

     Одноклассницы вскочили и быстро начали разбирать и одевать одежду на испачканные спермой тела. Удовлетворённый учитель лежал голый и наблюдал за суетой подружек. Когда девушки были готовы, они вопросительно посмотрели на возлежащего Владимира Михайловича.

     – “Значит так, вторник я занят: Ларисочка: среда тоже: Олечка: значит гимнастикой занимаемся по понедельникам и четвергам: уикенд я отдыхаю: с семьей.” – подвел итог учитель.

     Подруги согласительно махнув головками, устремились к двери.

     – “До свидания, Владимир Михайлович!” – донеслось уже из спортзала.

     – “Пока: пока… , гимнасточки!” – довольно улыбнулся учитель физкультуры и добавил – “Каждый год, всё повторяется!”

     

     ***

     

     В понедельник после уроков подруги, сделав несколько контрольных кругов вокруг школы, возвратились обратно и вошли в спортзал. Владимир Михайлович, был на месте и расставлял спортинвентарь.

     – “А, гимнасточки!” – увидел он вошедших в зал девушек. – “Пришли, молодцы!”

     – “Здравствуйте, Владимир Михайлович!” – дружно, почти хором, выговорили школьницы.

     – “Здравствуйте, детки!” – ответил на приветствие физрук. – “Давайте быстренько в душ, а потом сами знаете куда!”

     Девушки проскочили в душевую и вскоре, уже укутанные в белые махровые полотенчики, зашли в уже знакомую им коморку физрука. В этот раз в комнате было посветлее. Кроме настольной лампы, у кресла светился желтым светом торшер, на котором, как и в прошлой раз, уже в своем любимом боксерском халате восседал учитель по физкультуре. Увидев входящих, учитель улыбнулся и откинулся в своем кресле.

     – “Давайте скидывайте свои тряпочки и постройтесь, буду вас учить: гимнастическим упражнением!” – пошутил тренер.

     Девушки хоть и были взволнованы, но нет так уже стеснялись как в прошлый раз. Они для себя приняли правила игры, которую с юмором предложил учитель. Одноклассницы выстроились в ряд перед его креслом и прикрывавшие их тела полотенца упали на пол, предоставляя ему возможность полюбоваться гладкими, круглыми попками, аккуратно выбритыми лобками, показывающими точно промеж, идеальной формы ножек, там, где виднелись маленькие киски. Член физрука по достоинству оценил прелести девичьих тел и слегка приподнял атласную ткань халата, чтобы лично выразить свою признательность. Учитель не торопился, давая себе время полюбоваться обнаженной красотой молодых девушек, составляя план дальнейших действий. Девушки наоборот с нетерпением ждали продолжения игры. За эти несколько дней, после той отчаянной встречи с учителем, было много выговорено, пережито и обдумано. И эта встреча была очень долгожданна.

     – “Ну, что ж: , гимнасточки, начнем: тренировку:” – произнес Владимир Михайлович, не отрывая глаз от прелестей голых школьниц. – “Давай, Иванова, в прошлый раз у тебя это хорошо получалось: повторим пройденный материал!”

     С этими словами он откинул полу халата, явив взглядам подружек свой уже окрепший член. Глянув в карие глаза девушки, он перевел взгляд на свой поршень. Катя покорно подошла к креслу и устроилась, присев на колени, между расставленных ног мужчины. Намного смелее, чем в прошлый раз, она мягко взяла ладонью член и легонько коснулась его губами. Её ловкий язычок быстро и нежно обласкал головку. Затем Катины пухлые губки обняли её плотным колечком, и член учителя проник в её ротик. Девушка смелее впустила член в рот и заскользила по нему губами, то втягивая, сколько могла, гладкий, твёрдый, скользящий по языку стержень, то выпуская его почти совсем наружу. Владимир Михайлович слегка раскачивался в кресле навстречу движениям Кати, чувствуя, как его разгорячённый член целиком наполняет нежный девичий ротик, затем вновь выскальзывает на свободу, оставляя внутри только, обнимаемую мягким колечком губ, ласкаемую ловким, подвижным язычком, головку. Наташа и Ксения, с завистью наблюдали за своей подругой. Не сговариваясь, они приблизились к креслу и спустившись с разных сторон у бедер учителя, принялись тереться своими твердыми грудками об его весьма волосатые ноги и поглаживать их руками.

     Владимиру Михайловичу было не просто оторваться от такой сладкой приятной пытке. Дыхание его становилось всё громче и чаще. Он стал слегка постанывать. Катя, уже понимавшая, что это признак не боли, а удовольствия, продолжала стараться. Временами она останавливалась и, лаская головку члена одним только кончиком языка, поднимала глаза на учителя, копируя женщин из порнофильмов, видимо ставших для неё единственным учебным пособием. Владимир Михайлович почувствовал, что его стержень готов был взорваться.

     Первые признаки, рождающегося в глубине извержения, стремительно набирали силу, превращаясь в неудержимый, мощный поток. Накопленный запас ударил в рот Кати густой и горячей струёй. Неопытная Катя, не сумевшая уловить момент приближения оргазма, от неожиданности дёрнулась, выпустив изо рта член, тут же оросивший её подбородок и грудь белыми мутными брызгами. Но сразу же снова приникла к члену и начала сглатывать, выбрасываемую, трепещущего в её ротике члена, пряную жидкость. Проглотив всё, Катя, придерживая рукой ещё возбуждённый член, осторожно и тщательно облизывала его. Затем, в последний раз коснувшись головки губами, выпустила член и, взглянула в глаза учителя. Он улыбнулся ей и ласково погладил по волосам.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]