шлюхи Екатеринбурга

Гениальный директор

Все было прекрасно в моей жизни, до того самого момента, когда я узнала о смене руководства в нашей фирме. Так и не сомкнув глаз, ни на секунду, я напилась утреннего кофе и помчалась на работу. Но, мне не было суждено на нее попасть, по крайней мере, не ко времени. Лифт сломался, продержав меня в темном замкнутом пространстве, целые 22 минуты. С трудом, взяв себя в руки, я выбежала на улицу, где начинался дождь. Маршруток, готовых подобрать меня, не было. Зато, заполненные до отказа, проносились мимо, стараясь окатить меня из вчерашней лужи. Осознав всю безвыходность положения, я решилась на такси. Местные машины были слишком дорогим удовольствием, а по вызову, не успевали приехать. И я стала голосовать. Одна из машин с заветными шашечками остановилась.

— Куда? – я назвала адрес, заметив, что в салоне уже есть пассажир. – Садись! Это по дороге!

Я с радостью заняла место рядом с водителем, мысленно успокаивая себя, что все же успею на собрание. Но моей радости пришел конец, когда водитель припарковался в двух кварталах от нужного мне здания.

— Все, приехали! – заяви он.

— Как это? Вы же сказали…

— Дальше пробка! Поеду, куда нужно тебе, подведу своего первого клиента! – я обернулась. На заднем сидении была дама в возрасте, которая явно не желала опаздывать и могла учинить свару.

— И что мне прикажете делать?! Я опаздываю! – взмолилась я.

— Бежать! И очень быстро! – водитель протянул руку за деньгами и ехидно улыбнулся, заметив что-то за моей спиной.

Расплатившись, я вышла. И до меня сразу же дошло, чему этот поганец улыбался. Я оказалась под проливным дождем в своих самых красивых туфлях и тонком плаще светло серого цвета.

— Сегодня не мой день! – прошептала я, представляя свой зонтик, оставшийся на вешалке в прихожей.

Быстрым шагом, срывающимся на бег, я поспешила к переходу. Но красный свет, никак не хотел сменяться зеленым. На часах уже было десять минут, как я опоздала в конференц-зал. Новое начальство будет не в восторге! Забыв обо всем, я просто бежала вперед. Меня уже мало волновали прохожие и, даже, машины. Остановилась я, только услышав визг тормозящих шин. В этот момент, я замерла и обернулась в сторону звука. В нескольких сантиметрах от моих колен, красовался бампер новенького серебристого мерседеса, забрызгавшего меня с ног до головы.

— Дамочка, Вам что, жить надоело?! – заорал водитель, выскочив из машины.

Мои ноги задрожали, и я упала, оказавшись на четвереньках. До меня медленно стало доходить, что только что произошло и что могло произойти. Но мысль о собрании, быстро вклинилась в мои переживания, разгоняя их, как нечто не существенное.

— Эй! Девушка! – чья-то рука, мягко легла мне на плече. Я обернулась. Рядом со мной присел молодой человек, в дизайнерском костюме. От него пахло каким-то модным парфюмом и кофе. – Вы в порядке? – спросил он, протягивая мне свою руку, на запястье которой красовались часы.

— Ни в каком я не в порядке! – поднимаясь на ноги возмутилась я. – Ваш водитель, меня чуть не сбил!

— Вы неслись, как угорелая, на красный свет! Вам повезло, что за рулем был именно мой водитель! – спокойно ответил мужчина.

— Мне пора! – силы вернулись, к моему телу, и я почувствовала, что могу продолжить свой нелегкий путь на работу.

— Куда Вы так спешите? Может Вас подвезти? Или проводить?! – он все не отпускал моей руки, которую держал, помогая мне подняться.

— Я опаздываю на работу! Из-за Вас и Вашего водителя меня сегодня уволят! Не думаю, готова к Вашему присутствию, при этом событии! – с этими словами, я поспешила убраться с дороги.

— Вас не уволят! Это, я Вам обещаю! – услышала я, уже на другой стороне улицы.

Не уволят, как же. Шеф моего шефа четко дал понять, что новое начальство не любит задержек и опозданий. И это касается не только производственного процесса, но и поведения персонала. Какую бы должность этот персонал не занимал.

Я ввалилась в фойе, где меня оглядели охранники. Достав пропуск, я миновала вертушку и помчалась к лифтам. В коридорах было пусто. Конечно! Все уже занимаются вверенными им делами, кроме меня. Мокрой, замерзшей, не выспавшейся.

Оказавшись на нужном мне этаже, я заскочила в туалет, чтобы хоть как-то привести себя в порядок. Посмотрев в зеркало, я ужаснулась. От прически не осталось и следа, только мокрые сосульки, жалко свисали вниз, под тяжестью влаги, все еще, стекавшей по ним. Тушь потекла, очертив мои голубые глаза, черными кругами. Платье под плащом было мокрым насквозь, а туфли можно было смело отправить на помойку.

Кое как, мне удалось свести ущерб, нанесенный макияжу. Волосы были собраны на затылке в тугой пучок. Теперь, я напоминала несчастную балерину, которая опоздала на дебютное выступление и утонула в собственных слезах.

Пробравшись в свой кабинет, я бросила вещи на стол и пошла в конференц-зал. Внутри было шумно. С трудом преодолев свой страх, я нажала на ручку и вошла. Все замерли, устремив на меня свои взгляды, а через секунду, снова зашумели.

— Настя! Боже, что с тобой произошло? – секретарша моего шефа, подошла ко мне, разглядывая мой промокший образ.

— Долгая история! – выдохнула я. – Собрание уже окончилось?! – мне, почему-то, хотелось, чтобы это было именно так.

— Оно и не начиналось еще! Новый директор, задерживается! Он с самолета, должен был прямо сюда приехать, но опоздал! Рейс задержали или что-то в этом духе! – сказала она, явно недовольная тем фактом, что ей приходится торчать тут, вместо того, чтобы сплетничать с подружками по телефону.

— Понятно! – то, что я не опоздала, было, конечно, круто, но меня начинал пробирать озноб. Ноги, по-прежнему, были в промокшей обуви, а платье не спешило высыхать, сильно облегая мою фигуру.

Тут дверь открылась и все поспешили занять свои места. Я, ведомая Людмилой, секретаршей шефа, сделала то же самое.

— Прошу прощения за опоздание! Но, в силу не подвластных мне обстоятельств, я был вынужден задержаться! – голос был на удивление знакомым. Где-то я его уже слышала. Подняв глаза, я увидела пристальный взгляд того самого молодого человека. — Ну, хоть кто-то рад меня видеть! – усмехнулся новый директор. Я опустила глаза, проследив за его взглядом и поспешила скрестить руки на груди, чтобы хоть как-то скрыть факт встопорщившихся сосков.

Все перестали смотреть на высокого красавца, с мокрыми волосами и в промокшем костюме. Внимание коллег, теперь, привлекала мокрая я. Ну вот, пойдут вопросы и догадки, а за ними и сплетни. Я влипла!

– Ну, что ж! – голос прервал молчание и понеслось.

Во время приветственной речи, впрочем, как и на протяжении всего собрания, новый директор постоянно улучал момент, чтобы одарить меня своим таинственным, изучающим взглядом. При этом, его губ касалась легкая улыбка, странным образом, заставляющая мое сердце биться быстрее. Признаться, я стала забывать о промокшей обуви, а платье, довольно быстро высыхало, от поднявшейся температуры моего тела. Я старалась сосредоточиться на сути проблем, поднимаемых моими коллегами, но они пролетали мимо моих ушей, лишь частично запечатлеваясь в кратковременной памяти.

— Насть, ты идешь? – спросила Люда, поднимаясь со своего стула.

— Да, конечно! – что, собрание уже закончилось?

Не помню, толком, о чем я думала, но мысли были успокаивающими и прекрасными. У меня так редко бывает, забыться и думать о чем-то своем. И надо же, именно сейчас, случиться одному из подобных моментов. Шеф обязательно спросит моего мнения о проблемах, оговоренных за эти пару часов, а я буду просто не способна ничего ответить. Черт! О чем же я думала? Мне хотелось продлить сладостный момент.

Я шла по коридору, пытаясь понять, на сколько промокшими остались мои любимые туфли. Помнится, где-то в шкафу, были кроссовки. Но надеть их к этому платью, было бы дико. Хотя, подхватить простуду, еще хуже.

— Анастасия Витальевна! – хуже мокрой обуви и простуды, мог быть только голос моего шефа.

— Да! Петр Борисович! – я обернулась.

— Позвольте узнать, какого черта Вы опоздали на сорок минут?! – его и без того красное лицо, налилось. Сейчас, он сильно напоминал разъяренного сеньора Помидора.

— Погодные условия не позволили добраться раньше! – спокойно ответила я. С этим человеком всегда было так. Если не позволять ему вывести себя из равновесия, он теряет интерес и уходит в поисках новой жертвы.

— Погодные условия?! – кровь закипела. – К Вашему сведению, дождь начался через десять минут, после начала рабочего дня! – уже орал он.

— Петр Борисович не кипятитесь, у Вас давление подскочит! – попыталась я образумить шефа.

— Твоими молитвами, засранка эдакая! А если бы ты не успела?! Как наш отдел выглядел бы, а? Ведущего специалиста нет на месте, при знакомстве с новым начальством! А, потом, она является промокшая до нитки, как бездомная кошка! – он уже так орал, что с разных сторон появились заинтересованные головы.

— Не кричите на меня, пожалуйста! – этот человек был мне глубоко безразличен, но я любила свою работу и не хотела терять ее. Поэтому, довольно часто, мне приходилось сдерживаться и не давать должного отпора.

— Ты уволена! – крикнул он.

— Вы не можете меня уволить! – возмутилась я. И это было правдой. Я вела сразу несколько новейших разработок, для нашей фирмы.

— Еще как могу! Я директор! Я начальник! Я могу! А ты, собирай вещи и вали отсюда! – теперь, он орал так, что мне пришлось уворачиваться от летящих из его рта слюней.

Не дав ничего мне сказать, он просто пошел дальше. А я, молча проглотив обиду, пошла к кабинету, чтобы собрать свои вещи.

Так как я не склонна к сбору сувениров и всякого ненужного добра, мои пожитки уместились в два пакета. Один из которых заполняли только мои кроссовки. Я почистила почту и удалила личные файлы, скопировав их на флешку. Оглянувшись, еще раз осмотрела мое пристанище. Маленький кабинетик, без окна, казался еще более скромным. Тут я многому научилась, многое преодолела. А сколько всего я тут придумала. Пустой стол и шкаф, теперь уже чужой компьютер, вот все, что осталось от островка, служившего местом моего существования. Последние несколько лет, я практически жила тут. Мне стало так грустно, что я была готова расплакаться.

Я спускалась в лифте, понимая, что нужно бы подняться в отдел разработок и как следует попрощаться с ребятами, которые были мне семьей, но я просто не смогла этого сделать. Мне было очень-очень плохо. Даже, если я останусь, каким-то чудом, мой шеф не даст мне жить спокойно. Подобный прецедент уже был в нашем отделе. Если Петр Борисович кого-то невзлюбил, он сделает все что угодно, чтобы уничтожить этого человека.

Двери распахнулись, и я вышла. Туфли натирали ноги, плащ был мокрый. Тушь, наверняка, снова потекла от выступивших на глазах слез. Охранники мне вопросительно улыбнулись, а я отвела взгляд.

— Эй, девушка! – откуда-то нарисовался наш новый директор. – Вам не кажется, что рано еще домой идти?! – он обогнал меня и встал, преграждая дальнейший путь.

— Я тут больше не работаю! – собрав последние силы, сказала я, так и не подняв головы, чтобы не показывать своих слез.

— Что значит не работаете? – удивился он.

И тут на меня что-то нашло. Внезапно, ощутив прилив сил, я подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза.

— Меня уволили! – меня начинало трясти. Моя бравада была не долгой. Я поняла, что скоро сорвусь.

— Как уволили? – тихо спросил он.

— Взяли и уволили! – ответила я и обошла его.

— Подождите! – крикнул он, но я уже вышла за двери и махнула таксисту. – Эй, барышня! – голос был уже далеким.

Я ехала домой. Туда, где меня никто не ждет. Где никто не услышит моих рыданий и не поддержит меня. Я сама буду готовить чай и открывать варенье. Моим собеседником будет телевизор, отвечающий только запланированной программой. У меня даже домашних животных нет, потому что все свое время, я проводила на работе. Ездила в командировки и на конференции, и не могла себе позволить завести питомца.

Горячий душ не спас моего плачевного положения. Но немного согрел меня, хоть какая-то польза. Смыв остатки потекшей косметики, я стала похожа на человека. Одевшись в теплый спортивный костюм, я залезла с ногами на диван и обхватила свои колени. Никогда не думала, что потерять эту работу будет так больно. Может потому, что я никогда не задумывалась о ее потере. Мой шеф постоянно выходил из себя, но ни разу не увольнял сотрудников вот так вот, на пустом месте. Это был мой первый и единственный промах, сегодняшнее опоздание. Те, кого он увольнял, серьезно косячили и не раз. А меня-то за что?! Мои душевные терзания прервал звонок домофона, но я не шелохнулась. Мне не хотелось никого видеть. Но через пару минут, раздался новый звонок, уже у моей двери. Даже умереть не дадут спокойно! Я подошла к двери и, даже не взглянув в глазок, распахнула ее.

— Нельзя убегать от начальства! – новый директор вошел в мою квартиру, не обращая на меня никакого внимания, правда одарив белоснежной улыбкой. – Это не этично и просто глупо! – добавил он, оглядевшись и повернувшись ко мне лицом. – Кстати, я Костя!

— Что Вы здесь делаете?! – я закрыла дверь и прислонилась к ней спиной.

— Анастасия Витальевна! – начал он деловито. – Настя! – его голос стал мягким и каким-то домашним. – Вы мне нужны! Просто необходимы! – мужчина сделал шаг ко мне.

— Я не понимаю! – в моей голове, все окончательно перепуталось.

— Я приехал сюда, исключительно ради Вас! – заявил он, подойдя ближе, положил ладонь на мою щеку и повел большим пальцем, убирая мою слезинку. Я смотрела на него во все глаза.

— Ну, тут больше никто не живет, понятно, к кому Вы приехали! – выдала я.

— Нет! Я имею ввиду… я, вообще, приехал ради тебя! – в его глазах пронеслись какие-то мысли, и он отстранился. – Напоишь… те, меня чаем? – спросил он, улыбаясь.

— Ладно! – все еще не понимая происходящего, согласилась я. – Идем… те, на кухню! – подождав, когда он снимет обувь, я пошла в нужном направлении.

— Квартира у тебя довольно уютная! – заметил директор.

— На большее не заработала! – мне было не до комплиментов и, вообще, ни до чего.

— Да ладно! Ты заслуживаешь, гораздо большего! – его улыбка стала скромнее, когда он встретился со мной взглядом. – Я понял! Буду говорить по существу!

— И желательно покороче! – пробурчала я.

— Я давно заметил тебя! Ты постоянно участвуешь в разных мероприятиях! Твои проекты достойны наград, которые получает за тебя этот мудак! – впервые за день я улыбнулась, услышав такое название для своего бывшего непосредственного шефа. – Мы поглотили вашу фирму, только об этом еще не просочилась информация.

После этих его слов, я обернулась, проверяя не шутит ли этот красавчик, но он не шутил.

— Я приехал, чтобы предложить тебе новую должность! Сотрудничество и работу в команде со мной! – он улыбнулся, глядя на мое замешательство.

— У меня уже есть команда! – заметила я.

— Ты можешь набрать себе штат сотрудников! Поверь, у меня тоже есть люди, с которыми я привык работать, и я не хочу с ними расставаться! Я предлагаю, объединить усилия! Вместе, мы сможем создавать гораздо больше! Ты же видела мои проекты! Я прекрасно помню, как ты восхищалась ими, на прошлой конференции. Тебя было не оторвать от стендов. – мужчина сделал паузу и посмотрел на чайник, через край которого во всю текла вода. Я улыбнулась и, закрутив кран, поставила чайник на плиту.

— Так, значит, доклад того мужчины, о последних достижениях в области… — до меня стало доходить.

— Это был мой ведущий специалист! Я сам редко выхожу на публику. Предпочитаю изобретать и быть в тени. У меня, итак, много обязательств и поводов появиться на людях. – спокойно ответил он. – Поэтому, на подобных мероприятиях, я даю возможность проявить себя, кому-то из моей команды!

— И что ты предлагаешь! – общение с этим парнем на ты, было само собой разумеющимся, вроде, мы так общались с самого детства.

— Предлагаю выпить чаю, собраться и поехать переделывать наш офис! А еще уволить одного хрена! – усмехнулся он.

С того разговора, в моей кухне прошло почти три месяца. Все вышло так, как говорил Костя. Мы, действительно, плодотворно работали, бок о бок, посещая разные мероприятия и глядя, как наши сотрудники, описывают идеи, придуманные нами за китайской едой, чаем с индийскими пирожными или гамбургерами и картошкой фри. Работа с Костей, казалась вдвойне интересной. Мы успевали побывать и в офисе, и в лаборатории, но и постоянно выбирались куда-нибудь. С ним было жутко интересно. А еще, он постоянно удивлял меня. В моей жизни, появился настоящий друг, который еще и цветы мне дарил. Иногда я ловила его странные взгляды, полные страсти и безумия, но я понимала, что в этот момент, он придумывает что-то новое, а я, всего лишь его муза. Хотя, с течением времени, мне хотелось большего. Я видела его почти сутки напролет. Мы расходились только, чтобы поспать, принять душ или переодеться. Однажды, мы заработались до того, что заснули в его кабинете, прямо за столом.

— Прости! – услышала я голос Кости, приоткрыв слипающиеся веки. Мое тело было, словно, в невесомости. – Еще немного! – я оказалась на чем-то мягком. Мое тело накрылось чем-то теплым и я, снова, провалилась в сон.

Когда я проснулась, было уже утро. В глаза попадали солнечные лучи, пробивающиеся сквозь неплотно закрытые жалюзи. Мне было тепло и уютно. Я была по-прежнему укрыта, а еще, меня обнимала чья-то сильная рука, устроившись, ладонью, на моей левой груди. Стараясь почти не шевелиться, я огляделась. Комната напоминала здание офиса. Значит, я еще на работе. Рука пошевелилась, немного сдавив мою грудь и, медленно, поползла вниз. Я замерла. Ладонь прошлась по моему животу и тут, пальцы сжались, и рука покинула мое тело. Судя по ощущениям, я была во вчерашней одежде. Решившись, я повернулась. Рядом со мной, сладко потягивался Костя, готовый проснуться в любой момент. Он был хорош, даже сейчас. Его лицо было довольным и выспавшимся. Волосы, сексуально взлохмачены. Мне жутко хотелось поправить несколько прядей, свисавших ему на лоб, но я удержалась. Он чему-то улыбнулся, и открыл глаза.

— Доброе утро, Анастасия! – сказал он, глядя на меня.

— Доброе утро! – тихо ответила я.

— Ну и ночка! Ты хоть поняла, что произошло? – он резко сел, стащив с меня одеяло.

— Не совсем… — я пыталась вспомнить, как тут оказалась.

— Мы вчера нашли новый подход! Ты нашла! – оживленно сообщил он. – Сейчас! – вскочив, этот безумно красивый мужчина, в мятых брюках и рубашке, исчез за дверью, а через несколько минут вернулся с нашими бумагами и чертежами. – Смотри! – он разложил все это на кровати. – Видишь?!

Я стала вспоминать вчерашний вечер, с радостью осознавая, что речь идет о работе и ничего «важного» я не пропустила. Действительно, мы подобрались к идее с новой стороны, что позволяло внедрить ее в жизнь.

— Ты просто гений! – глаза Кости были безумны, а его руки обхватили мое лицо. – Я… я без ума от тебя! – сообщил он и нежно коснулся своими губами моих губ.

Этот целомудренный поцелуй застал меня врасплох, отчего я застыла с широко раскрытыми глазами.

— Прости! – смущенно сказал он и отпустил меня.

— Да ничего! – Костя продолжил восхищение моими талантами, а я поняла, что хочу, чтобы его губы поцеловали меня еще раз и, желательно, не целомудренно.

— Кстати, мы в моем кабинете! Я тут решил кровать и душ поставить, на всякий случай! Правда, здорово?! – я уже не понимала, о чем он. О проекте или о душе. Это уже было не важно. Я наблюдала за его оживлением и сексуальным безумием и осознавала, что он для меня больше, чем друг и коллега. И, скорее всего, это уже давно стало таковым, просто у меня не было возможности заметить и ощутить это по-настоящему. – Думаю, мы поедем в эти выходные на конференцию во Францию.

Еще одним новшеством, с момента нашего сотрудничества, стало то, что я посещала не только местные конференции, но и очень часто бывала за границей. И все конференции мы посещали вместе, как партнеры. Только раньше, я не хотела до безумия, чтобы мой партнер овладел моим телом. Потому как мое сердце, похоже, уже принадлежало ему.

— Дамы вперед! – его внезапное заявление, вернуло меня к реальности.

— Мм? – я посмотрела на него.

— В душ! Ты пойдешь? – спросил он.

— А… да… — промямлила я и встала с кровати.

— Кстати, как тебе кровать? – поинтересовался он, еще раз оценивая картину на листах.

— Отличная! – обескураженно ответила я, представляя, что могло бы тут произойти.

— Рад, что тебе понравилось! Нужно будет повторить! – ответил он, все еще погруженный в свои исследования.

Я стояла под душем, вспоминая самое чудесное пробуждение в своей жизни. Только теперь, я поняла, как же было хорошо проснуться в Костиных объятиях. Как приятно, чувствовать его ладонь у себя на груди. Вообще, его рядом. И его губы на своих губах.

— Русалочка! Мне воды оставь, пожалуйста! – услышала я его голос.

— Сейчас, выхожу! – ответила закрывая кран. Я открыла дверцу кабинки и уже сделала шаг к полотенцу.

— Кстати, я тут подумал… — Костя зашел в ванну и поднял на меня взгляд, видимо осознав, что я уже вышла.

Посмотреть было на что. Я стояла перед ним в чем мать родила, а по моему телу все еще скользили капельки. Мокрые волосы прядями лежали по плечам и спине. А глаза и рот раскрылись от неожиданности. Мой, лишенный дара речи партнер, застыл в дверях, разглядывая меня и, стараясь, не встречаться со мной взглядом. На его лице застыло странное выражение полное самых разнообразных и противоречивых эмоций.

— Я… пожалуй… выйду! – наконец, произнес он. И, развернувшись, пошел в соседнюю комнату.

Завернувшись в полотенце, я прислонилась к стене. Кажется, он, действительно, видит меня только другом. Другой бы уже набросился, а Костя, просто ушел. Закрыв дверь, я быстро оделась и привела свое лицо в нормальный вид. Когда я вышла, Костя был уже в кабинете.

— Слушай, я не хотел… просто зашел с идеей… — стал оправдываться он.

— Забудь! Ничего страшного не произошло! – попыталась улыбнуться я. Хотя мне было очень-очень грустно.

Остаток недели прошел с работой в пол силы. Я не могла сосредоточиться. Мне было плохо. Морально. Я пыталась свыкнуться с мыслью, что не нравлюсь ему, в том смысле, в котором мне этого хочется, и подавить свои чувства. Но ничего хорошего из этого не выходило. Я стала раздражительной и невнимательной, что тормозило весь производственный процесс в моей голове.

— Все хорошо? – спросил Костя в пятницу вечером, когда мы готовили последние бумаги к завтрашней презентации.

— Да! Все нормально! – машинально ответила я.

— Точно? – он обошел стол и заставил меня развернуться к себе лицом.

— Точно! – соврала я, изо всех сил сдерживая слезы и рвущиеся наружу эмоции.

— Ладно! Я заеду за тобой в семь пятнадцать! – сказал он.

— Тогда, до завтра! – я направилась к дивану, где стояла моя сумка.

— Ты, уже уходишь?! – удивился Костя.

— Да! Мы, ведь, все закончили! – я посмотрела в его сторону. Он стоял у стола, удивленный, озадаченный, грустный.

— Скажи честно, ты злишься на меня за тот инцидент в ванной? – он стал совершенно серьезным.

— Нет! – я злюсь на себя, за тот инцидент в ванной. И не только! Мне нужно было лучше держать дистанцию.

— Давай, я подвезу тебя! – предложил он.

— Я сама доберусь, мне еще нужно зайти в аптеку и в магазин… — мои мысли снова были в полном разброде.

— У тебя, как обычно, пустой холодильник! – усмехнулся он.

— Да! Пустой! – его смех, почему-то, вызывал у меня желание расплакаться.

— Тогда, я просто обязан накормить тебя ужином! – Костя обошел стол и взял пиджак.

— Я хочу побыть одна! – взмолилась я. Мне было невыносимо его присутствие. Я точно знала, что он будет пытаться рассмешить меня и наладить наш оборвавшийся контакт, а это ни к чему хорошему не приведет. Завтра утром я должна быть собранной, а для этого, я должна побыть одна.

— Ладно… — выдохнул он.

— До завтра! – устало улыбнувшись, я направилась к двери.

— До завтра! – ответил, бросая пиджак мимо спинки кресла.

Утром, он был, как всегда, вовремя. Впрочем, как и я. Весь мой необходимый багаж, уместился в небольшой чемодан, который Костя забрал у меня еще у двери моей квартиры. До аэропорта мы ехали молча, лишь изредка поглядывая друг на друга и странно улыбаясь. Не знаю, о чем думал он, но все мои мысли, были только о нем. Я не понимала, почему мое сердце пытается выпрыгнуть из груди, всякий раз, когда мы оказываемся рядом. И почему, я не смогла этого заметить раньше, до нашего утра в постели. Почему я была глупой и слепой. А еще, я пыталась понять свой страх, перед раскрытием чувств. Хотя, тут все было довольно просто. Я боялась, что раскрыв свою привязанность, я могу сломать то, что мы так упорно строили все это время. Что он не сможет вести себя, как раньше. Хотя, смогу ли я сделать тоже самое?! Но, лучше, пусть я одна буду нести этот груз, чем мы оба будем в подобной ситуации.

В самолете, мы занялись обсуждением последних деталей, посвящая наших докладчиков в тонкости и нюансы, которые мы подметили, на их вчерашнем пробном выступлении. У нас было принято, выбирать представителей из обеих команд, для совместной работы. Так никому не было обидно. Да и в такой манере, работа шла гораздо лучше.

И вот, Франция. Париж. Мы успевали как раз вовремя, для первой презентации. Отправив багаж в гостиницу, сразу же поехали в университет, в котором проходило данное мероприятие. Наша пара докладчиков, выступила на ура. Чтобы отметить это, мы решили все вместе поужинать вечером.

Уставшие, но довольные, докладчики отправились по номерам, а мы остались вдвоем, в шумном зале ресторана.

— Ну как тебе их презентация? Это было просто гениально! – Костя снова был безумен.

— Да, они молодцы! – а я была не в духе.

— Тебе на понравилось? – он умерил пыл.

— Понравилось, просто я устала! Давай попросим счет! – я не смотрела на него.

— Ладно! Хотя, я думал еще посидеть, вместе! Мы давно не выбирались никуда! – обиженно произнес он.

— Всего несколько дней! – небрежно ответила я, проверяя свой телефон.

— Четыре долгих дня! – его возмущенный тон заставил меня поднять глаза.

Он непонимающе смотрел на меня, пытаясь разгадать тайну моего поведения.

— Да, ты прав, четыре! – согласилась я.

— Ты чего-то не договариваешь и мне это не нравится! Ты хочешь уйти? Тебе предложили другую работу или тебе просто скучно со мной?! – Костя был серьезен и суров.

— Нет, с чего ты взял?! – как я могу предать его и уйти к конкурентам. Такое, просто в голове не укладывается. После всего, что он для меня сделал?!

— Тогда я не понимаю! – он забрал карточку у официанта, и мы встали.

— Чего ты не понимаешь? – негромко спросила я, улыбаясь знакомым лицам с конференции.

— Твоего поведения! – так же негромко и с улыбкой произнес он. – Я вижу только два варианта. Первый, ты злишься из-за того неловкого момента, когда я по своей глупой привычке сразу же преподнести новую идею, зашел в ванну, даже не удосужившись проверить в каком ты состоянии. Вторая, ты уходишь от меня! Или, может, у тебя кто-то появился?! – он остановился, обдумывая какие-то свои мысли.

— Нет! Никто у меня не появился! – я сорвалась. Его замешательство, такое трогательное и раздражающее, одновременно, окончательно вывело меня из равновесия. – И я, ни за что не бросила бы тебя! Как я могу уйти? Скажи?! – по моим щекам текли слезы, а я не могла подобрать слова.

— Тогда что? Что произошло?! Если ты на меня не сердишься и не уходишь и у тебя никого нет… — Костя стоял уже совсем близко. Я не выдержала и сделала последний шаг. А потом, впилась в его приоткрытые губы.

— Вот, что не так! – тихо сказала я, отстранилась, и шагнула в двери закрывающегося лифта, который только что сама же вызвала, оставив Костю в полной растерянности. Он был ошеломлен. Я все испортила.

Добравшись до номера, я открыла дверь и окончательно потеряла контроль. Слезы лились ручьем. Я сидела на полу и никак не могла взять себя в руки. Меня всю трясло. Мне было страшно.

— Настя! – негромкий стук в дверь. – Открой! Я знаю, что ты там! – но я молчала. – Настя! – он постучал громче. – Твою налево! Открой! – все, чего я так хотела, было в нескольких сантиметрах от меня. Но я никак не могла открыть дверь. Я боялась, что потеряю все. Мне казалось, что лучший вариант, просто лечь спать. Оставив все разговоры на завтра. – Мне что, дверь ломать?!

Я тихонько встала и пошла вглубь номера. Было слышно, как хлопнула его дверь. Значит, он сдался. Возможно до завтра, а возможно…

— Ты самая упрямая и глупая, в целом мире! – довольный и весь в снегу, Костя закрывал балконную дверь.

— Как ты? – я представила, какой путь ему пришлось проделать, чтобы перебраться на мой балкон и ужаснулась.

— Ты любишь свежий воздух и постоянно забываешь закрывать двери и окна! – усмехнулся он.

— Ты идиот, ненормальный! Ты же мог сорваться! Если бы ты… ты совсем не думаешь?! Как можно быть таким безрассудным! – я подошла к нему и стала толкать его руками в грудь. Но не от злости, а, скорее, чтобы проверить реален ли он.

— Таким уж я родился, а ты еще и масла в огонь подливаешь! – усмехнулся он.

— Я? – мое удивление, заставило меня посмотреть ему в глаза.

— Да! – довольно выдохнул он.

— Ты…

— Хватит! – Костя перехватил мои руки и закрыл мне рот поцелуем.

Только сейчас я поняла, на сколько было холодно в моем номере. Обжигающий поцелуй, создал нужный контраст. А еще влажные и холодные руки Кости, обхватившие мое лицо.

— Прости, что я не заметил… я тоже… и очень давно… просто боялся потерять тебя! Нам было так хорошо вместе!

— Похоже, работа затмевает наш разум! – улыбнулась я, подставляя губы под очередной поцелуй.

Пальцы, ловко расстегнули заколку в моих волосах и отбросили ее.

— Люблю, когда твои волосы распущены! – сказал он любуясь моим лицом.

— Пообещай мне, что больше не будешь делать никаких глупостей! – сказала я, глядя в его глаза.

— Не могу этого сделать, ведь в моей голове, сейчас, только мысли о разных глупостях, которые я хочу сделать и немедленно! – Костя подхватил меня на руки и стал кружить по комнате.

— Тут слишком холодно! – улыбнулась я, принимая очередной поцелуй.

— И кто в этом виноват?! – укоризненно посмотрел он.

— Ну, я тоже не совершенство! – ответила я.

— Идем ко мне!

— Надеюсь, через входную дверь?! – я, снова, оказалась на ногах.

— Детка, меня хватило на один раз! Туда… — он указал в сторону балкона, — … меня больше не затащишь! — мы рассмеялись и побежали в сторону двери.

Как только дверь его номера закрылась, мое тело перестало меня слушаться и полностью оказалось во власти, стремящегося завладеть им, мужчины. Пальто и платье, одно за другим, устилали дорогу к кровати. Следующей легла его рубашка, а потом и штаны. Мой лифчик, в два движения оказался где-то в стороне, предоставив полный доступ к моей груди. Ласки губ и языка, давно забытые и такие желанные, заставили меня захлебнуться в эмоциях. Я была готова сделать все, о чем Костя меня попросит. Но он не просил, он давал. Целуя и лаская меня, он спускался все ниже, оставляя следы на моей коже. Когда трусики были сняты, он уложил меня на кровать стал неистово целовать, дав волю руке у меня между ног. Его пальцы исследовали, поглаживали, блуждали, то проникая глубоко в меня, то снова едва касаясь нежной кожи. Мои бедра ожили и двигались им в такт, позволяя найти самые важные зоны и получить к ним полный доступ. Когда его рот занялся моими сосками, я перестала издавать отдельные звуки. Они переросли в непрерывный стон. А когда, он избавился от трусов и лег на меня, я довольно прижала его тело к себе, ожидая желанного проникновения.

— Я хочу этого с самого первого момента! – сказал он, резко подавшись вперед.

— С ванной? – спросила я.

— С нашей первой встречи! – ответил, снова врываясь в меня.

Его движения приводили меня в восторг. Я отдавалась, желая сделать для этого мужчины все. А Костя не спешил доводить меня до оргазма. Медленные глубокие движения, сменялись быстрыми и жесткими, и едва я оказывалась на грани, он снова замедлялся, заставляя меня вернуться практически в самое начало. Я наслаждалась каждым его прикосновением, получая ответный импульс своего тела.

— Пожалуйста, не мучай меня! – взмолилась я, уже не выдерживая всего этого.

— Ты хочешь кончить? – довольно спросил он.

— Даааа! – простонала я.

— Я хочу наслаждаться твоим телом всю ночь! – улыбнулся, заглядывая в мои глаза.

— Все что угодно! Только дай мне кончить! – мой голос срывался.

— Все что угодно?! – его усмешка и ритмичные круговые движения, доводили меня до исступления.

— Даааа! – я не узнавала собственный голос.

— Ты отдашь мне всю себя? – дразнящие движения сменились многообещающими толчками.

— Я вся твоя! – содрогаясь, простонала я.

— Навсегда?

— Дааа! – я снова была на грани.

— Только моя! – самый сильный и резкий толчок, заставил меня вскрикнуть и взорваться, простонав его имя.

Он снова медленно двигался во мне, смакуя то, как плотно обхватывают его член мои сокращающиеся мышцы. Распластавшаяся и прижатая его телом, я удовлетворенно ощущала остатки оргазма.

— Я хочу кончить в тебя! – прошептал Костя.

— Мммм! – я издала довольный, протяжный стон.

— И это не вопрос! – добавил он.

— Я вся твоя! – прошептала я, открывая глаза и увидела самые острые ощущения в его глазах. Член пульсировал, находясь глубоко во мне, а я вся сжималась вокруг него, стараясь затянуть его еще глубже. Уставший, Костя повалился на меня, пытаясь отдышаться.

— Я мечтал о тебе несколько лет! Периодически встречаясь с тобой. Но ты даже не замечала меня! – сказал он, поднявшись на локтях и глядя мне в глаза.

— Ты же не любишь светиться, чего же ты хотел? – усмехнулась я.

— Хотел быть единым целым с тобой! Как сейчас! И на работе, и вне ее. Ты поражаешь меня! Ты заставляешь меня двигаться вперед и, при этом, сама не стоишь на месте!

— Ну, сейчас, я практически не двигалась! – я пошевелилась.

— Через пару минут, мы это исправим! – Костя улыбнулся и поцеловал меня.

— Что? – наигранно удивилась я.

— Я не шутил, когда говорил про всю ночь! А ты, помнится, дала свое согласие! – он потерся носом о мой нос.

— Кажется, я дала свое согласие на всю жизнь?! – усмехнулась я, прикусив губу.

— Это я тоже запомнил, как и то, что ты отдала в мое распоряжение, все свое тело! – его довольная улыбка говорила о том, что у нас будет долгая и бессонная ночь.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки