Проститутки Екатеринбурга

Гэнгбэнг. Часть 2

     Тем временем Монго встал на колени перед лицом моей шлюхи и деловито вставил член ей в рот. Наташка успевала скакать на Сэми, сосать Монго, и чутко отзываться на то, что Сергей делал с ее анусом. А Сергей вставил палец в смазанное отверстие и вовсю наяривал им, потом добавил второй палец, и, посчитав, что достаточно разработал дырку, вставил в нее член. Сначала головку, даже не всю, на очередном качке головка с хлюпающим звуком ушла в анус целиком, потом там оказался и весь ствол.

     Троица ёбарей работала слаженно, в едином ритме, как хорошо отлаженная команда. Когда Сэми почти выходил из мокрой чавкающей пизды, Сергей глубоко входил в заполненную лубрикантом хлюпающую жопу, а Монго вколачивал хуй в рот моей любимой. Со стороны казалось, что жена нанизана на шампур, один конец которого, вставленный в ее рот, начинается от курчавого паха Монго, а другой, заправленный в толстую задницу, кончается лобком Сергея Николаевича. Движения сопровождались хлюпаньем, чавканьем и причмокиванием.

     Ашот и Виктор прилегли по бокам живописной группы, лаская возбужденные Наташины соски, оглаживая ее обширные ляжки, и продолжая ласкать себя. Юра от такого зрелища кончил, выстрелив спермой на бедро жены. Сконфузился, член его опал, но уже через несколько минут начал твердеть. “Иди сюда, пососу,” – позвал его Ашот, и Юрка не стал возражать. Не отпуская болтающуюся от толчков снизу, сзади и спереди грудь жены, Ашот взял член Юры и начал неожиданно нежно его сосать. Скоро Юра опять был готов к сексуальным подвигам.

     Виктор и Лев Борисович дрочили пока в сторонке.

     Возбуждение достигло пика. Сергей рычал, изо всех сил всаживая хуй в уже разъёбанную жопу, Сэми на каждом скачке моей шлюхи выкрикивал “блядь” или “fuck”, Монго, весь потный от возбуждения, схватил жену за голову и жёстко ебал ее в рот. Наташа стонала, движения ее ускорились. Слаженность команды сработала, кончили все четверо одновременно. Наташа выгнулась и закричала, Сэми со стоном излил семя в пизду, Сергей с последним рыком выпустил заряд в анус, Монго с каким-то животным всхрапом кончил в рот. Жена расслабленно упала на грудь Сэми, Монго, как сытый зверь, отполз в сторону, Сергей Николаевич обнимал Наташкину задницу, не в силах расстаться с такой красотой.

     Ашот прервал эту идиллию – “Мужики, имейте совесть, дайте другим уже поебаться, да? А то хуй сейчас лопнет”. Сергей нехотя отполз от заветной жопы, Сэми перекатил Наташу на софу и, подрачивая, сел рядом с Монго в ожидании возвращения эрекции.

     Наташка в истоме после ебли и оргазма лежала на спине. На лице блуждала отстраненная улыбка. Заебали мою блядину три ёбаря, но кто же даст отдыхать, когда следующие четыре страждущих ждут не дождутся дорваться до ее прелестей.

     “Дайте пацану поиграться,” – проявил заботу Сергей. Ашот подтолкнул Юру к раздвинутым ляжкам жены. Из раскрытой натруженной пизды стекала густая белая сперма Сэми, из разработанного ануса сочилась сперма Сергея Николаевича. “Ну, давай, выеби толстую суку,” – подбадривал Сергей. Ашот и Виктор уже трудились над грудями жены, посасывая соски, теребя их пальцами, слегка покусывая их. Лев Борисович, с завистью поглядывая на Юру, всё никак не решающегося приступить к делу, присев рядом с лицом жены, засунул толстый хуй ей в рот. Наташа оживала, уже постанывала под безжалостными пальцами Ашота и Виктора, и начала сосать член Льва Борисовича. Юра наконец то решился, погладил кудри на лобке жены, вставил пальчики в ее пизду. “Молодец, Юрка, выеби блядину. Когда еще в жизни такая баба попадётся.

     И попадется ли вообще.” Юра пристроился между пышных ляжек, поёрзал неумело, не находя вход в мокрую тёплую глубину. Наташа взяла его член в руку и направила в себя. Мальчик затрепетал, чуть не кончил, но переждал острый момент. Потом начал быстро и неумело двигаться. Жена положила руки на его ягодицы и остановила быстрые качки. “Не торопись, малыш,” – голос её был хриплым и низким от возбуждения, – “я тебе помогу”. И она подалась ему навстречу, задала ритм. Юрины движения стали более размеренными, плавными, он быстро вникал в суть процесса. Он опять был близок к тому, чтобы кончить Жена почувствовала этот момент, проделала свой коронный трюк, сжала мышцы влагалища, и сделала несколько быстрых движений. Мальчик ахнул и спустил в ее пизду порцию своей нескончаемой спермы. От необычности ситуации, от умелых ртов и рук Ашота и Виктора, от горячей струи спермы, ударившей в стенку влагалища, Наташа кончила, сильно прижав к себе Юру.

     “А вот теперь я,” – заторопился пенсионер, – “обожаю входить в, извините, пизду, когда она наполнена чужой спермой.” Лев Борисович уместил свои телеса между широко раскрытых ног моей женушки. Ашот и Виктор передвинулись к ее жадному рту и по очереди погружали в него свои члены. Ашот не переставал ласкать её груди, приговаривая – “Какие спелые дыньки, какие сладкие!” “Это тебе не дыньки, Ашотик,” -встрял Сергей, – “это вымя, реальные дойки.”

     Лев Борисович умело потеребил Наташин клитор, она часто задышала, похоже готовая кончить опять. Не дожидаясь этого, пенсионер закинул себе на плечи ноги жены, и одним движением вколотил свой толстый хуй в переполненную спермой пизду, и задвигался мощно и уверенно, продолжая ласкать клитор, а второй рукой сильно сжимая Наташкин сосок. Время от времени Лев Борисович изо всей силы шлепал Наташу по бёдрам и заднице. На нежной коже тут и там закраснели следы его ладони. “О, вот это класс, опыт не пропьёшь,” – похвалил его неугомонный Сергей Николаевич. Старания Льва Борисовича быстро принесли, плоды, моя любимая затрепетала, застонала, закричала, и кончила в третий раз.

     “Мужики, меняемся,” – Ашоту не терпелось отведать пизды пышнотелой русской тёлки. Он сменил Льва Борисовича, который переместился в зону минета. У Юры опять уже был стояк, мужчины пустили его в свой круг, и теперь Наташа по очереди сосала три члена, средний Виктора, толстенный Льва Борисовича, и безукоризненно изящный Юры. “Завидую вам, юноша,” – не отрываясь от дела сказал пенсионер, – “10 минут и опять готов.”

     Ашот осмотрел доставшееся ему богатство, запустил пальцы в Наташины лобковые заросли – “Ух какая мохнатка, какая редкая волосатая пизда, сейчас все тёлки, дуры, бреют пИзды, и бабы бреют, дуры, как маленький ребенок с голой пиздой,” – Ашот чуть не сплюнул от досады.

     Опыт Льва Борисовича не прошел даром, вид пышных ляжек, задранных в воздух, был столь упоителен, что Ашот тоже положил ноги жены себе на плечи, и вставил свой грибок в ее мохнатую киску. “Ох,” – сказал он и принялся за дело. Его тёмный хуй ритмично погружался в разработанное предыдущими мужчинами влагалище. Грибок был явно по вкусу моей ненасытной жене, она стоном отзывалась на каждое его погружение. Ашот задвигался быстрее, потом сменил темп на медленный, потом опять, как поршнем, стал вколачивать отзывчивое женское тело в подушки софы. На очередной перемене ритма жена кончила в четвёртый раз.

     “Смена,” – наконец то заговорил молчаливый Виктор и переместился на место Ашота. Виктор оказался нежен и внимателен. Он поцеловал Наташин живот, бёдра, пососал и полизал ее возбужденный клитор, почти доведя ее до очередного оргазма, и только после этого вошёл в неё. Виктор был не только нежен, но и изобретателен. Подвигавшись во влагалище, он вышел, приподнял Наташину задницу и ловко вошел в анус. Наташа вскрикнула, застонала, и активнее задвигала задом. Виктор сделал несколько движений, вышел, и сразу же вошел в мохнатую норку. “Ай, молодца” – отреагировал Сергей, – “из пизды в жопу, из жопы в пизду, высший класс”. Три члена во рту и член в пизде неуклонно и верно вели мою ненаглядную к пятому оргазму. “Хочу все вместе,” – выдохнула она, вынув изо рта очередной хуй. Упрашивать не надо было. Виктор задвигался быстрее, Юра с трудом сдерживался, пенсионер поглубже засунул хуй Наташке в рот, Ашот усерднее задрочил. “Сейчааас!!!” – крикнула жена. Виктор кончил в пизду, Ашот на лицо, Лев Борисович и Юра в жадно раскрытый рот. “Как же хорошо выебать женщину в рот!” – сказал интеллигентный пенсионер, пока Наташа начисто облизывала его, Юры и Ашота члены. “Умничка,” – похвалил Лев Борисович и поцеловал жену в забрызганный спермой Ашота лоб.

     “Всё, мальчики, мне надо передохнуть,” – жена в изнеможении упала на подушки, томно раскинув руки и ноги. Однако раскрытые мясистые ляжки, сперма, вытекающая из переполненной пизды, тяжелые груди с возбужденными сосками явно не настраивали окруживших её мужчин на отдых.