Проститутки Екатеринбурга

Гарем в Лесном. Часть 2

     – Значит так парн

     

     Сестра увидела мой конский член и…

     Трахнулась с братом мужа за конфетку!

     Eбут училку пpямo на дополнительных! BИД…

     и, я вас сегодня трогать не буду, мойтесь, отдыхайте с дороги. Но завтра или послезавтра как в себя придете, я с вас шкуру спущю, вы уж необессудьте. Сами виноваты, мы вас в Москву не отпускали а вы тайком сбежали, оставив нас одних. Даже воды из оврага, некому было носить, ваши матер мучились носили а вы шлялись в столице.

     – сказала нам бабка и окинув нас злым взглядом, пошла в дом, с силой захлопнув дверь в баню.

     

     – Шалава старая, навалять ей самой пиздюлей и нашим матерям до кучи. Чтобы суки нами не командовали.

     

     – тихо сказал ей в след Витька, снимая с себя одежду. Но сказал брат это не совсем уверенно, потому что нам с ним и с одной бабкой не справиться а с ними и троими и подавно. В молодости баба Зоя, на Троицу, загнала шестерых мужиков в пруд, взяла в руки оглоблю и отпиздила всех скопом. Своего мужа, нашего с Витькой, деда Ивана, она лупила нещадно за пьянку, может от того он и рано помер? Да и сейчас в шестьдесят два года, она все еще была сильна, вон как дверью долбанула, чуть с петель не вылетела.

     

     – – Да не хуя мы им не наваляем, только хуже себе сделаем, да и деваться нам с тобой Витек некуда…

     

     – с тоской подумал я снимая с себя одежду, стараясь не думать об наказание, которое нам приготовила злая бабка. Самое главное сейчас помыться, побриться и избавится от вшей, потом поесть и выспаться с дороги. Последние два дня в Москве, мы провели с Витьком на площади ” Трех вокзалов” среди бомжей и прочих обитателей столичного ” дна”. Где и поспать толком не удавалось, сидя на сиденьях в зале ожидания, это не сон, да и с вокзала, постоянно менты с дубинками гоняли.

     

     После бани, когда мы чистые и побритые зашли в дом, бабка налила нам с братом по стограммовой стопке самогонки, под неодобрительные взгляды наших матерей, сидящих рядом с нами за столом. И поставила перед каждым по чашке густых, наваристых горячих щей с мясом. Что бы свои желудки, которые месяц не видели нормальной еды, щями прогрели.

     

     – Да не за что этим дармоедам Зой наливать. Не заслужили они, выпивки.

     

     – Не унималась, противная и острая на язык, Витькина мать, тетя Марина. Женщины сидели напротив нас за столом и ели щи, приготовленные их свекровью.

     

     – – Ну это мне решать а не тебе Марина, покуда я хозяйка в своем доме. А ты себя вспомни, невестка моя дорогая? Как ты с любовником в Пскове, целый месяц шлялась. Мы ведь приняли тебя назад, оборванную и голодную. Накормили и обогрели, своей настойкой тебя отпаивала.

     

     – сказала баба Зоя, наливая нам с Витьком добавки из кастрюли, сторявшей на газовой плите. Бабка была права, ещё когда мой дядька был жив, в наш колхоз да и как везде по тогдашнему Союзу, приехали шабашники с Украины, строили животноводчечкую ферму. И с одним из них своим земляком с Ужгорода и связалась блядовитая Витькина мать, поебывалась с молодым хохлом, пока её муж глушил самогонку, которой его сама Марина и подпаивала. А потом сбежала с шабашниками в Псков, те получив за работу деньги, поехали в город погулять.

     А через месяц, Марина как побитая собака, вернулась домой в Лесное, оборванная и голодная. Хохол который её пребывал, обворовал Витькину мать и втихаря уехал к себе на Украину, бросив свою любовницу на вокзале в Пскове. Я тогда маленький был, не понимал особо а сейчас догадываюсь что Марину, не только молодой украинец Петро трахал но и вся их бригада шесть человек. Потому что когда она из Пскова в Лесное приехала, она вся была какая – то потасканная, словно через роту солдат прошла.

     

     Хотя мне тетя Марина как раз за это и нравилась, мягкотелых женщин я терпеть не мог, которые тупо ложаться под мужика, раздвигая свои ляжки. Мне нравились, злые, красивые суки, такие как Витькина мать, полумадьярка, полухохлушка, злая как собака но красивая зараза и напористая, да ещё в добавок брюнетка, мне больше брюнетки нравились, потому что у них пизды, заросшие чёрными волосами а блондинок, рыжие или белесые, что не так возбуждает. Хотя у моей мамаши Иры, сисяры пиздец налитые словно дыни и попец отпадный, двумя руками хуй обхватишь, её только раком ебать. Держать в ладонях её пулые ” булки” и ебать рачком с протяжечкой.

     А Витькину мать, тетю Марину, лучше всего в стояка пороть, мне почему – то думалось, что пизда у злой мадьярки, находиться не между ног как у большинства женщин а ближе к лобку, по типу ” королька”. Таких злых и худощавых сук, как мать моего двоюродного брата, только стоя ебать, держать руками за её плоскую жопу, смотреть этой блядит Марине в её чёрные глаза и засаживать ей в стояка, чувствовать как она она впиваяется своими ногтями в мои плечи, подмахивает стоя и стонет от наслаждения.

     

     Два дня мы с Витьком отлеживались, приходили в себя после Москвы. Баба Зоя, кормила нас домашней едой, простой на первый взгляд, но сытной, соленые огурцы, картошка, сало, варёные и жареные яйца, молоко, мясо да ещё за ужином и за обедом, бабка наливала нам с братом по стопочке, своей самогонки настоянной на дубовой коре и шиповнике, по цвету напоминающий коньяк а по вкусу, крепкости и запаху в десять раз лучше любого магазинного коньяка. А через два дня когда мы пришли в себя, после завтрака по одобрительные смешки, наших блядей матерей, баба Зоя, повела нас с Витьком в баню, где заставила лечь животами на лавки в предбаннике и спустить штаны, огляя для экзекуции жопы.

     

     – – Парни, я не буду вас привязывать, не маленькие уже, потерпите не сбежите а захотите сбежать то мы вас поймаем. Правда девки…

     

     – Обратилась баба Зоя к своим невесткам, которые стояли рядом в предбаннике и каждой женщины в руках были ремни а у самой бабки, в огромном кулаке, были зажаты вожжи…

     

     – – Да Зой, поймаймаем блядей, только пусть попытаются от нас сбежать…

     

     – ответила ей Витькина мать Марина, лицо женщины было красным от злости и она стояла сжимая в руке ремень вся в нетерпении начать нас им лупить. Но ждала свою свекровь, первой всегда нас когда мы были маленькие за провинности лупила бабка а наши матери, строго после неё.

     

     – – Я тебе говорила Витя, чтобы ты не сбивал с пути Костю. В город его заманил. Так получай сученок, в другой раз не повадно будет…

     

     – баба Зоя, хлестанула с размаху вожжами по жопе Витька и тот аж выгнулся на лавке и заорал от боли.

     

     – – Аааа… оооййй. . больно баба Зоя…

     

     – орал мой брательник а бабка сев ему на голову, зажав её между своих крепких ляжек словно тисками, лупила того по жопе вожжами, оставляя раз за разом, красные полосы на попе своего внука.

     

     – – Ладно хватит с тебя, думаю что ты Витя, запомнил мой урок. А теперь твоя очередь гаденыш, чтобы свою голову на плечах имел а не бежал вслед за брательником.

     

     – бабка слезла с Витька и задрав юбку, окорячила мою голову ногами, плотно зажав её между своих широких ляжек. Да так плотно что у меня в ушах зазвенело. Так и придушить сука может? С тоской подумал я готовясь принять на свои ягодицы, удары вожжей.

     

     – – Аааа… оооо. . аааааа… .

     

     – завыл я не хуже Витька, когда бабка принялась охаживать меня вожжами по жопе, было больно пиздец, я аж на лавке выгибался но не мог вырваться из схватки цепких ляжек пожилой женщины. Бабка сидела на моей голове верхом и крепко держала её ляжками и я чувствовал через бабкин трусы, как пахнет её пизда, ссаками и другим необычайно возбуждающим запахом женских выделений.

     

     – – Теперь вы девки, лупите их блядей, чтобы не повадно было, другой раз от нас в город сбегать…

     

     – – Приказала баба Зоя своим невесткам, когда исполослвала мою жопу вожжами и слезла с меня разжав свои ляжки.

     

     – – Это мы с Ирой с радостью Зой сделаем, чтобы гады своих матерей в следующий раз не бросали одних тут в лесу…

     

     – – Витькина мать окорячила меня сверху, зажав голову между своих тощих ляжек а моя мать аналогично ей, села сверху на Витька, придвив племянника, своим объёмным задом.