шлюхи Екатеринбурга

Галактическая любовь

     1. Коронация
     
В тот день, 7 мая (по Земле), состоялась коронация наследного принца Тарской Империи,Великого и Могучего Маромма III.

     Молодой принц вступал в права, на его лице сияла улыбка. Никто еще не знал, что это будет за правитель, насколько жестоким и бесчеловечным станет его режим тотальной власти. Несколько поодаль от 16-летнего Мароммы стоял Нир, его 14-летний брат. Позже все узнают, что кроме братской любви принцев

     связывала еще и физическая любовь. Сейчас Нир улыбается, он рад за брата. Маромм бросает ему пылкие и горящие вожделением взгляды. Только вчера ночью у них было…

     После коронации счастливые братья идут к себе в покои. Маромму хочется показать свое всевластье, он говорит брату достаточно властным и жестким голосом:

     — Нир, теперь ты называй меня господином. Ты мой раб.

     Маромм не рассчитывает, что эта его фраза вызовет истерику у брата. Нир, плача, убегает. Настроение Маромма резко ухудщилось, с утра он был весел, хотел поиграть с братом, повторить прошедшую ночь. Теперь после случайно выраненной фразы Нир очень расстроился, Маромм не хотел признать свою вину, он винил брата: «Ну, истеричка!!!». Коронованный император рещил сорвать злость на мальчике-рабе. Он приказал ему идти с собой в покои и там растерзал его. Так началось правление Императора Маромма Третьего. И далее ссоры с Ниром превращали Маромма в Великого и Ужасного; он имел привычку срывать злость на других мальчиках, не трогая, правда, своего любимого. Лишь однажды он ударит брата по щеке…

     Однако в тот день Маромм был настроен к своему брату очень благожелательно. Растерзав раба, он повеселел и отправился успокаивать своего Нира. Нир плакал и бился в конвульсиях на кровати. Маромм по-своему жалел брата, но и ненавидел эту его слабость. Сам Маромм никогда не плакал!

     Маромм зашел и присел к Ниру, погладил его по голове, сказав:

     — Брат, извини…

     Нир продолжал плакать. Маромм подумал, что следует использовать другой способ, опустился на колени, раскрыл шорты брата, взял в рот вялый член. Однако тот не вставал — Нир вырывался. Маромм разозлился, но решил сдержаться. Потом, в будущем, он будет все чаще терять контроль над собой.

     — Ты что, Нир? Прекрати. — Я не твой раб!!!

     — Да, я пошутил. Ты велик, ты мой брат. Я люблю тебя.

     — В самом деле? А кстати, где ты был весь этот час? Забавлялся с другим?..

     Нир продолжал хныкать. Маромм не понимал его: «Он ревнует. Но неужели он думает, что я мог… с каким-то грязным мальчиком…». Маромм решил не говорить как он забавлялся, что он сделал с мальчиком-рабом, поэтому соврал:

     — Я просто… думал не беспокоить пока тебя. Я был зол.

     — И отправился в покои с мальчишкой…

     — Кто тебя сказал?

     — Не важно. Ты…

     — Успокойся, иди и посмотри, что с этим мальчиком. Я не имел с ним секса. Неужели ты думаешь, что какой-то грязный раб может… пленить меня.

     — Ты его убил?

     Нир кажется испугался. Маромм отметил это, смутившись.

     — Да, я, пожалуй, погорячился.

     — Зря ты это… Неужели была в этом необходимость, лучше бы ты ударил меня.

     — Не надо, я виноват сам.

     — Ну, ударь меня. Убей!

     Нир впадал в новую истерику. Маромм не знал что делать. Он начал целоваться с братом, уговаривать его успокоиться. Это помогло. Нир забылся в обьятиях.

     2. Царствуй, Император!

     На утро братья проснулись. Нир хотел забыть вчерашний день, выкинуть его из памяти, но не мог. Он представлял брата с окровавленными руками, склонившегося над трупом раба и хохочущего. Кошмарное видение не давало ему погладить Мара по плечу или бедру, как обычно с утра. Маромм заметил перемену в брате, она удивила его. Впрочем, эта перемена представлялась Мару никак не связанной со вчерашним пустяком, он подумал, что Нир просто не в настроении. А если Нир не в настроении, то его надо развеселить. Мар принялся шутить и игриво задирать брата. Но тот почему-то не реагировал на шутки. Наконец, Маромму надоело и он перешел на более резкий тон:

     — Что это ты? Чем ты не доволен? Отвечай!

     Нир решил было ответить столь же резко, но потом подумал о последствиях новой ссоры и пошел на попятную:

     — Извини, любимый брат. Давай-ка лучше сыграем в «Галакту».

     Глаза Мара загорелись при упоминании любимой игры. Играть в «Галакту» с Ниром — это настояший восторг, удовольствие, получше полового акта.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки