шлюхи Екатеринбурга

Фотограф. Часть 1

     Расскажу, как начинался мой опыт фотографирования обнаженной женской натуры. Все началось, когда я серьезно занялся фотографией. Тогда я учился в 7-м классе и мое желание фотографировать не только вечеринки и родственников переросло во что-то большее. Сначала я занялся пейзажами. Но это скоро наскучило мне. Тут мне на глаза случайно попалось портфолио какого-то фотографа. Половину этой книги занимали фотографии обнаженной натуры. “Вот бы мне тоже девчонок фотографировать” : летало в моей голове. Надо сказать, что голые девчонки только и летали в голове у 14-ти летнего подростка. Но кто ж мне будет так позировать.

     Но у меня созрел план действий. Первым делом я уговорил сняться в голом виде свою двоюродную сестру. У нас с ней были довольно интимные отношения, но об этом в другом рассказе. Так как сестренка была без комплексов относительно меня, то мы сняли и эротические фотографии и довольно смелые. Получилась пачка из сорока фотографий, задел был сделан.

     После этого я стал наводить мосты к другим особям женского пола. Легенда была такой: я хожу в фотокружок, и мы учимся снимать все, включая и обнаженную натуру, но существует проблема с моделями и так далее. Сначала я подошел к однокласснице Ане К. . Мы с ней постоянно отставали в иностранном языке и два раза в неделю нас оставляли на дополнительные занятия. Так что было время пообщаться.

     В один из дней я подкатил к ней и начал излагать свою легенду. Я не торопясь, рассказывал, как мы занимаемся в кружке, как учимся снимать. Постепенно я дошел до того, что неплохо бы попрактиковаться на Ане в съемке эротики. Сначала она просто отказалась, при этом эпитеты “дурак” и “идиот” были самыми ласковыми. Я состроил серьезную мину и сказал, что это все серьезно, что я уже снимал одну девчонку из другой школы и если она хочет, я могу показать ей эти фотографии. Конечно же, женское любопытство взяло верх, и Аня захотела их посмотреть.

     Я сказал, что это конфиденциальные фотографии и чтобы их посмотреть, надо спросить согласие модели. Аня долго уговаривала меня, и я согласился, но поставил условие. Я дам ей посмотреть, но она за это снимется для меня в купальнике. Анюта немного поморщилась, но согласилась. “Что ж – птичка увязла” : подумал я, протягивая ей пачку фотографий. Я расположил их так, что сначала шли самые невинные, но потом крутизна увеличивалась. Мы спрятались в раздевалке между верхней одеждой и начали просмотр.

     Надо сказать, сначала у Ани глаза были удивленные, потом заинтересованные и потом в них забегали искорки. Она прижалась ко мне и шепотом стала спрашивать: кто эта девочка, где мы снимались, как она реагировала на съемку. Теплое девичье бедро, прижатое к моей ноге, подняло температуру моего тела градусов на десять. Да и не только температуру.

     Даже не помню, что я ей отвечал. Мы еще сильнее прижались друг другу и я, набравшись смелости, положил руку на Анино бедро. Она, как будь-то, этого не заметила. Передней пошли фотографии, на которых сестренка лежала на диване в разных позах, и было явственно видна ее расщелина между ног. Не явно, но все-таки видна. Фотографии закончились и Аня, закусив нижнюю губку, о чем-то думала. Потом еще раз пересмотрела фотографии, при этом моя рука продолжала лежать на ее бедре изредка, как бы случайно, соскальзывая с него.

     Наконец она уложила фотографии в конверт и отстранилась. Я, ожидая ответа, смотрел на нее. Наконец, выдержав паузу, она сказала:

     Хорошо. Я, как обещала, снимусь в купальнике, а там видно будет.

     Когда и где мы будем сниматься – спросил я, сглатывая слюну.

     Давай послезавтра у меня дома, мои родители уйдут в театр и до девяти никого не будет.

     Мы попрощались, и я побежал в магазин за фотопленкой. Если повезет, то вскоре у меня будет фото голой Ани. Я купил пять пленок, подготовил вспышку и всякую фотоатрибутику. Конечно, она мне не понадобится, но надо создавать вид серьезной деятельности.

     Наконец наступил день съемок. У нас было всего четыре урока, и в полдень мы уже освободились. Под предлогом выполнения домашнего задания, мы с Аней завалились к ней домой. Ее родители ушли из дома часиков в четыре, и мы были предоставлены сами себе. Я тут же стал устанавливать свет, используя имеющиеся в доме светильники, а Аня в своей комнате выбирала наряд.

     Зашторив шторы в комнате, я крикнул:

     Ну, ты долго там? Неужели так долго надевать купальник?

     Я не могу выбрать какой.

     Тогда давай совсем без него и решать ничего не надо.

     Ага, сейчас, разбежался.

     Наконец она вышла из комнаты. На ней был купальник типа “бикини” синего цвета. Аня была немного смущена и выжидательно глядела на меня. Фигурка уже начала наливаться женской силой. Груди были небольшие, но выглядели упруго с двумя торчащими пипками сосков. Купальник красиво подчеркивал ширину ее бедер.

     Ты просто великолепна. Становись напротив штор, мы сделаем несколько фото стоя.

     Ладно тебе – сказала Аня, становясь в указанное место.

     Мы отсняли пленку. Аня принимала различные позы: стоя, затем полулежа на полу, затем лежа на кровати. Щеки ее разрумянились, к концу пленки она уже спокойно позировала и даже кокетничала. Я решил, что пора двигаться дальше. В течение нескольких минут я уговаривал Аню снять верх купальника. Наконец она согласилась, и мы отсняли несколько фото с прикрытыми ее руками грудями. Но как ни принимай позы, иногда ей было необходимо отрывать руки от груди. Так что она сама поняла, что скрывать уже нечего и еще несколько фотографий уже снимали с голой грудью.

     Я предложил ей раздеться, но накинуть на себя большое полотенце или простыню. Дескать, мы будем снимать ее прикрытой, но в таких ракурсах, при которых было бы видно, что она обнажена. Аня согласилась. Мы сделали перерыв в съемках, чтобы следы от купальника исчезли с кожи. Я заставил ее нанести тональный крем на кожу, чтобы скрыть ее изъяны. Пока она этим занималась, мы мило болтали о съемках и друзьях.

     Наконец она была готова, и мы опять начали съемки. Теперь ситуация была более раскованной и напряженной одновременно. Аня понимала, что от моих глаз ее тело отделяет только тонкая простынка. Сквозь нее изредка проглядывалось темная область лобка и напряженность сосков. Я принес немного воды из ванны и обрызгал простынь. Теперь материя прилипла к телу девочки, и стало видно практически все. Аня это понимала, но уже не могла остановиться.

     Закончилась вторая пленка, и я напрямую предложил Ане снять уже совершенно ненужную простыню. Она подошла к зеркалу, несколько секунд смотрела на себя, потом улыбнулась и решительно отбросила простынь в сторону.

     Отлично, а теперь встань напротив окна – сказал я, перезаряжая фотоаппарат.

     Наверно я неправильно поступаю, но наверно уже поздно думать.

     Все отлично. Это будут прекрасные фотографии.

     Сначала осторожно, а потом все смелее, Аня стала позировать мне. Она вертелась, принимала различные позы. В общем, девочка раскрепостилась и вела себя вполне естественно. Потом мы перебазировались на кровать. Я сказал Ане, чтобы она естественно двигалась и не фиксировалась в позах. Девчонка вертелась на кровати, а я еле успевал нажимать на спуск фотоаппарата. Аня то ложилась на кровать и двигала руками и ногами. То становилась на четвереньки, то на колени. Ее ноги то скрещивались, то раздвигались, то вытягивались. Она хихикала, когда я говорил, как ей нужно двигаться.

     Закончилась третья пленка, и зарядил следующую. Теперь я попросил ее принимать конкретные позы. Анюта начала стрелять глазками, ее лицо делалось то томным, то веселым то задумчивым. Тело изгибалось в различных комбинациях рук и ног. Позы начали принимать рискованный характер. Я не останавливал ее и это, похоже, подзадоривало девушку. Теперь я превосходно видел всю ее сокровенную анатомию. Смог оценить пластику и гибкость ее тела, прекрасные линии ног и рук.

     Закончилась четвертая пленка, и мы немного утомились. Аня предложила отдохнуть и попить чаю. Она как была, голышом, побежала на кухню ставить чайник, а я погасил все лампы. Когда я пришел на кухню, Аня готовила бутерброды. Она все также была голышом, только накинула на себя передник. Выглядела она эротично на сто процентов. Груди торчали над верхом передника двумя розовыми холмами с красными кончиками сосков. Прямая как стрела спина заканчивалась круглой попкой.

     Я тебя не смущаю? Может мне одеться? – сказала Аня, лукаво глядя на меня.

     Что ты, все очень даже отлично. Никогда не пил чай в обществе обнаженной девушки.

     Честно говоря, я сама не ожидала от себя такой прыти. Бегаю голышом перед мальчиком и совершенно не стесняюсь.

     Мы попили чаю, весело беседуя о том, как проходили съемки.

     Мне понравилось позировать, – сказала Аня, жуя бутерброд.

     Я же тебе говорил, что это не страшно.

     Сначала было страшно, но потом я привыкла. Ты был как моя сестра, которая взяла в руки фотоаппарат.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]