Проститутки Екатеринбурга

Этот невероятный дневник. часть 8

Ха! – а мы с Лёшей уже мысленно летели в тыл. Да тут нам вылет пока не давали – то дождь вечером пошёл, то ветер шквальный. Ну да ладно, Лёша тот ещё “жук”, снял рядом с аэродромом комнатку в частном доме. Хозяйка такая молодка лет 35, увидев у нас деньги и еду, тут же пригласила свою подругу, весьма разбитную особу. Так что каждый вечер на стол бутылочку “Столичной” и неплохую закуску. Ну и сухие пайки хозяйке, так она нам готовила отличные обеды. Хорошая хозяйка и умелая повариха точно и из топора суп сварит. Эти три дня для нас с Лёшей пролетели ка один миг. Но зато физиономия Лёхи сразу говорила обо “всём”, да и весьма довольные и симпатичные лица хозяйки и её подруги – тут и комментировать не нужно.

Был у нас и полусмешной, на мой взгляд случай. Возле аэродрома стояли на ЗиС-5 две зенитные установки – одноствольные ДШК. И тут привет от люфтваффе – во время обеда из нашего тыла тянул, с заметным снижением, немецкий двухмоторный бомбардировщик Ю-88. Он уже опустился ниже километра и был на расстоянии уверенного поражения для нашей зенитки, которая на полтора километра била, и пролетал фактически над нами.

Поэтому я заскочил в кузов, когда все спрятались, прицелился и стал садить короткими очередями. А парни с полными ртами прямо в окопе продолжали жевать, лишь не без интереса наблюдая, что будет дальше. Как говорится, хлеба и зрелищ. Вторая установка огня так и не открыла. А результатом моей стрельбы было то, что бомбардировщик завалился на крыло и отвесно стал падать.

От него отделилась маленькая точка человека, и распустился купол парашюта. Самолёт рухнул в километре от нас, подняв столб дыма. Взрыва не было, топливо только полыхнуло. К месту приземления парашютиста сразу рванул командир зенитчиков. Трофейный пистолет сразу себе прибрал, парашют тоже, “НЗ” самолёта, что стрелок выбросил – к зеничикам. Штурман и пилот явно были убиты, а вот с парашютом выбросился стрелок, которого и допросили, среди летунов нашёлся знаток немецкого. Летели они бомбить наш аэродром, да не нашли, а тут левый двигатель заклинил. Вот так и получилось…

Результатом этой истории был приезд вечером командира этого дивизиона, который поздравил и отметил младшего лейтенанта Гусарова за успехи в боевой подготовке и уничтожении врагов, напавших на нашу родину. Сбитый самолёт и уничтоженных диверсантов он записал на счёт дивизиона. Обо мне никто и не вспомнил. Забавно. Но это так, проза жизни. Лёша рассказал девушкам и тихо ржал. Те только громко повозмущались. Но такова проза военной жизни.

Но я “отомстил” зенитчикам – на следующий день прилетел Ме-110, все попрятались и я тоже. Потом этот “младший майор”, как пошутил Лёша, всё возмущался, что же я не стрелял, раз такой опытный умелец. На что я скромно – тот бомбёр на себя записали, трофеи тоже себе – так какой мне смысл за вас, косоруких, стараться? Вот так!

А я придумал – тут был и АИР-6, он трёхместный, правда пилот девушка. Но я добился разрешения на вылет, девушку посадил рядом и сам за штурвал. Она хоть и вякала, но я ей пояснил, что туда и обратно она устанет, а сейчас поспи хоть чуть, а я буду командиром этого “лайнера”. Но полетел я не напрямую, а вокруг – немцы не дураки. Лихо сел ранним утром на просёлок, мы с Лёшей выскочили и в лес, а девушке – взлёт.

Прошли мы по лесу пару часов и тут какой-то хитрый хутор перед нами. Лёшу я оставил в лесу, а сам к хутору, чтобы узнать где мы и где немцы. Оп-па! а тут вышла молодка с белыми полушариями грудей, выставленных как напоказ в декольте, глядя на меня, влекуще улыбается:

– Товарищ командир, не обидьте вдову, помогите. Нужно корзину тяжёлую на чердак поднять. А то я сама никак, заходите…