Этот чудесный портал. Часть 18

     – Наивный чукотский юноша, поспать он собрался, – со смехом подумал я, увидев летящую сюда Жанетту (почуяла. что блудный муж вернулся) и резво семенящего за ней охранника-казака. Его скромный вид уже не обманывал молодых задиристых мажоров с соседней улицы. В один прекрасный день решив побаловаться вовсю и лихо попытавшись, нет, совсем не приставать, а просто пошутить с Жанетт, они потом горько раскаивались. Нагайка в руках казака – это страшное оружие ближнего боя! А когда трое уже валялись на земле, громко воя от боли, то четвёртый, самый борзый из-за богатства своего отца, попытался достать “Бульдог” , то… револьвер отлетел в сторону, а в лоб молодому идиоту моментально уставился ствол “Нагана”.

     

     Глянув в чёрную пустоту ствола и услышав громкий щелчок взводимого курка, тот великолепно намочил свои светлые штаны, поняв, что вот именно сейчас богатство отца его совсем не защитит! Но у него сразу заработали мозги и он громко извинился перед этой молодой дамой – они просто пошутили! И подошедшему сотруднику полиции сразу три женщины-свидетели рассказали, что эти “негодяи” окружили эту молодую даму в шикарном платье, с оборками и кружевами, воротник у её платья вообще, точно лионский бархат, а какие стразы у неё красивые…

     

     Пришлось офицеру полиции прервать водопад этого рассказа о шикарном одеянии Виктории и попросить чётко рассказать о лежащих на тротуаре молодых людях – не обидели ли даму? Поскольку Виктория их простила, они улепётывали бегом – в Швейцарии совершенно неподкупная полиции, выкошленная и высокооплачиваемая. С тех они церемонно раскланиваются с нашими жёнами в ресторанах или в магазинах, с восторгом целуя им ручки – последняя парижская мода общения с дамами. Да и в знак благодарности спасения, как они говорили – “от полицейского произвола и насилия”.

     

     Выйдя в одном полотенце из душа, Жора тут же был увлечён своей красавицей-женой в мой кабинет – она явно сильно соскучилась за своим пропащим мужем. И точно – совсем скоро из моего кабинета стали доноситься сладострастные стоны подруги моей Виктории. Как оригинально пошутила одна моя потрясающая знакомая: “Хьюстон! Есть полный контакт!” Кстати, а как там моя прелесть – сегодня я спал отдельно, поработав полночи с бумагами по оружейному бизнесу. Вскоре я зашёл в спальню и полюбовался спящей красотой моей ненаглядной Виктории. Заодно я положил рядом с ней шикарную розу из дорогого цветочного магазина, так что она шла по цене целого английского газона. Ещё бы, надпись на фасаде – “Прямо из Парижа”. Красота моей сладкой ненаглядной Виктории только оттеняла красоту розы. Или наоборот – моя Виктория просто прелесть!

     

     Все в ней было необычно, загадочно, даже после полной разгадки и было совершенно прекрасно по-настоящему. Ни красота огромных дорогих аквариумов в моей спальне и в кабинете, ни хриплое потрескивание камина с прекрасной облицовкой из сицилийского мрамора, ни любование игрой огня, ни совершенно прекрасный вкус очень дорогих вин с Лазурного берега Франции – не доставляли мне столько радости, сколько сама такая возможность часами смотреть на это стройное, родное, такое вот желанное и такое совершенное тело. Как мне повезло, что баронесса Винокуреску познакомила нас!

     

     Любовно ухоженный и необычно подстриженный газон её заманчивого треугольника, невероятно сладкая перламутрово-розовая влажность нежных губ, безумная матовость раскосых, моментально набухающих от любого моего прикосновения сосков, плоский, потрясающей формы живот с маленькой загадочной впадиной, из которой языку так не хотелось обратно в рот. Когда Виктория ложилась на живот, линии её спины были настолько совершенны, а ямочки на ягодках, которые какой-то скудоумный лишенец назвал ягодицами, настолько соблазнительны, что, думая о её сладкой попке в целом, порой я терял рассудок окончательно.

     

     Выйдя в одном полотенце из душа, Жора тут же был увлечён своей красавицей-женой в мой кабинет – она явно сильно соскучилась за своим пропащим мужем. И точно – совсем скоро из моего кабинета стали доноситься сладострастные стоны подруги моей Виктории. Как оригинально пошутила одна моя потрясающая знакомая: “Хьюстон! Есть полный контакт!” Кстати, а как там моя прелесть – сегодня я спал отдельно, поработав полночи с бумагами по оружейному бизнесу. Вскоре я зашёл в спальню и полюбовался спящей красотой моей ненаглядной Виктории. Заодно я положил рядом с ней шикарную розу из дорогого цветочного магазина, так что она шла по цене целого английского газона. Ещё бы, надпись на фасаде – “Прямо из Парижа”. Красота моей сладкой ненаглядной Виктории только оттеняла красоту розы. Или наоборот – моя Виктория просто прелесть!

     

     Все в ней было необычно, загадочно, даже после полной разгадки и было совершенно прекрасно по-настоящему. Ни красота огромных дорогих аквариумов в моей спальне и в кабинете, ни хриплое потрескивание камина с прекрасной облицовкой из сицилийского мрамора, ни любование игрой огня, ни совершенно прекрасный вкус очень дорогих вин с Лазурного берега Франции – не доставляли мне столько радости, сколько сама такая возможность часами смотреть на это стройное, родное, такое вот желанное и такое совершенное тело. Как мне повезло, что баронесса Винокуреску познакомила нас!

     

     Любовно ухоженный и необычно подстриженный газон её заманчивого треугольника, невероятно сладкая перламутрово-розовая влажность нежных губ, безумная матовость раскосых, моментально набухающих от любого моего прикосновения сосков, плоский, потрясающей формы живот с маленькой загадочной впадиной, из которой языку так не хотелось обратно в рот. Когда Виктория ложилась на живот, линии её спины были настолько совершенны, а ямочки на ягодках, которые какой-то скудоумный лишенец назвал ягодицами, настолько соблазнительны, что, думая о её сладкой попке в целом, порой я терял рассудок окончательно.

     

     Секс-игры, которые мы придумывали друг для друга, не имели ничего общего с немецкой порнографией, но, тем не менее, были смелыми, нежными, необычными и какими-то чистыми, что ли. Дело в том, что несмотря на всю свою раскованность, моя ненаглядная сладкая Вика-Виктория всё же была из другого века и почти совсем не была испорчена.

     

     Но вот женским чутьём ещё в доме баронессы обе подруги увидели и распознали в нас двух крутых надёжных мужчин и сразу решили быть с нами. И теперь они были просто рады проводить с нами в постели чудесные эксперименты, дарящие радость нам всем. Поэтому они, наши ненаглядные, легко отпускали нас в эти порталы, понимая, что без этих наших лихих приключений мы будем чахнуть. Понимая, что нам по молодости лет сейчас просто необходим этот яркий адреналин в крови! Вот мы все вместе вскоре едем в Германию, раз Жора твёрдо решил двинуть вперёд историю оружия. Заодно получить контракт с отчислениями двум молодым изобретателям – денег много не бывает!

     

     Через неделю мы вчетвером уже были в Германии. Май в этом году удался на славу: с самого начала установилась отменно теплая погода, земля быстро подсыхала, и как-то одномоментно зазеленела трава и появилась редкая молодая листва на деревьях. Вечером еще ничего не было, а утром люди пошли на работу и разом заметили так радующую после хмурого апреля зелень кустарников и газонов. А днем в воздухе носился такой сладкий и дурманящий запах наступающего лета, что многие улыбались без видимой причины. Мы тоже улыбались, радуясь, что мы сейчас все вместе.

     

     Вскоре мы, проинструктированные умелым опером, сидели в приёмной главы компании “Рейн-металл”. В его огромном кабинете мы церемонно представились изобретателями, мол уже пять лет работаем над производством нового, похоже уже наконец совершенного пистолета-пулемёта под патрон 9 на 19 Пара. На удивлённый вопрос “И где же он?” – Жора сработал с ловкостью фокусника. Лихо и ловко скинув суртюк, он снял с плеча “Шмайссер” , как он его назвал тут, благо сам Гуго Шмайссер только недавно родился. Щёлкнул ловко вставленный магазин и МП “Эрма” готова к бою! Вскоре в кабинет быстро зашли вызванные два конструктора фирмы – пожилые мужчины, оба вот с крутыми такими усами “А-ля император Вильгельм”. В тире фирме Жора вновь выдал этот фокус – ловко достав “Эрму” и, вновь вставив магазин, короткими очередями разбил вдребезги все мишени. Представители конструкторов фирмы только громко заохали – это было совсем новое слово в автоматическом оружии! Дас ист фантастишь!

     

     Но в кабинете Виктория почесала правую бровь и левое ухо, тонким женским слухом услышав перешёптывания этой троицы – всё ясно! На предложение оставить наш МП для проверки мы ответили отказом и тут же в кабинет зашли два таких здоровенных охранника. Но увидев два ствола пистолетов калибра 9 мм, сразу сдулись и опустились на колени – громкий приказ Жоры! Потом, чётко получив рукоятками по бугристым затылкам, мирно улеглись на пол в полном анабиозе. Тут Жанетта громко рявкнула: “Хэндэ хох!” и наши красотки достали из своих сумочек позолоченные “Вальтеры”. Весьма красивый и грозный подарок довольного хозяина фирмы – деньги к нему текли просто рекой. Похоже все в этом кабинете, подняв повыше руки, тут же сильно захотели стать меньше ростом!