шлюхи Екатеринбурга

Эта невероятная встреча

Тепло никак не хотело приходить улицы нашего небольшого уютного, очень зеленого города на Днепре. Осень выжелтила парки и скверы, устлала листвой пожухлую траву, а похолодание все задерживалось. Кое-где деревья облетели до полной графичности – сплошная прорись ветвей, голых и черных, колыхалась над тротуарами, расчерчивая небо хаотичным, но четким узором.

И ни единого облачка, предвещающего мокроту и слякоть! Глубочайшая, пронзительная синь распахивалась над крышами мегаполиса – «унылая пора» сгустила бледную летнюю лазурь, словно выцветшую на солнце, размалевала ею небосвод, не жадничая, не скупясь на яркость и сочность колера. Пусть хлопотливые носители разума налюбуются вдосталь синевой небес, пока не накрыла их зимняя хмарь, надышатся пусть печальной свежестью, настоянной на прели и тревожном запахе дальних снегов! Но вот закончилась так нелюбимая у нас на юге зима, точно как пел Яак Йоала “… как долго, как долго дымится зима”. Но никак весна не прорвётся к нам сквозь укрепления нашей коварной южной зимы…

Мы с моей кузиной Галкой идём по улице ранним утром – скоро, в июне, очередная сессия и мы не только заканчиваем третий курс нашего техникума, но и уже чудесно отпраздновали наши 18 лет. Староста группы Александр немного недовольно морщится. Ведь в него вселился какой-то кукловод и постоянноруководит им. Хотя… Благодаря этому кукловоду Сашке удалось избежать многих ошибок и даже крутого избиения. Хулиганистые парни из одного района, так называемые “бассейские”, очень хотели проучить старосту группы, мол все девчата на него “запали”, но … Он ловко избежал всех ловушек!

А весной в воздухе запахло! Весна потягивалась в дремотной истоме. Робкая и нагая, она нежилась на мягкой травке, опушившей чернозём, стыдливо прикрываясь кипенно-белыми кружевами цветущих абрикосов. Голым ветвям не хватало сквозистого зелёного марева – им деревья окутаются чуть позже, как только распустятся первые клейкие листья, но почки уже набухали, словно соски взволнованной девушки.

Где-то далеко на простуженном севере, под Псковом или Ленинградом, в эти самые дни начинался ледоход – рыхлые, раковистые льдины лопались, натужно трогаясь с места, и ясное синее небо удоволенно смотрелось в талые воды.

А здесь, на югах, земля мреет от благодатного тепла. Не того сугрева, что в средней полосе, зыбкого и неверного – отшагнёшь с солнцепёка в тень, и сразу мурашки; нет, держится устоявшийся плюс. Лучезарный воздух истекает запахами буйной жизни, полузабытыми за зиму. Они будоражат воображение и дают волю таким шальным желаниям… Девчонки, как только солнце прогреет чуть воздух, сразу одевают такие дерзкие супер-мини, а легкие порывы ветра поднимают их юбочки, давая соцерцать восхищённым парням всю цветовую гамму их трусиков.

После занятий его двоюродная сестра Галина, приехавшая в этот славный город, поступила в техникум гидромелиорации и собиралась заняться орошения засушливых земель Юга Украины. Но вот отдельную комнату она у Сашки отобрала, как настояла его мамочка. И вот сейчас, в очередной раз чувствуя некоторую вину перед ним, она села на диван и позвала Сашку к себе. Ловко расстегнув ему ширинку, она, овладев им, она запорхала язычком по нежной коже головки, даря Саше невероятное чувство прекрасного удовольствия.

А вот вчера его позвала соседка Валентина Павловна – телевизов барахлит. Нот явно она просто сильно “проголодалась”. Но я не был наглым, искушенным в общении с женщинами, тем более намного старше меня, годящихся в матери. И, если бы не этот Евгений Иванович, который лихо руководил мной и не менее лихо обошёлся с соседкой, я бы просто удрал от неё. А так – я крепко обнял её, затем нахально уложил на живот и, приспустив её рейтузы, вошёл в её горячую жаждущую вагину. Но вот кончить – я не менее нахально всунул в её тугую дырочку. Она заохала, но поезд уже ушёл – я стакл бурно изливаться в её круглую аппетитную попку.

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа