шлюхи Екатеринбурга

Эта история никогда не кончится. Часть 6

     Рипли точно уловила момент, то мгновение, когда про нее все забыли. Она бросилась вперед, словно атакующая львица, в один прыжок преодолела расстояние между ней и охранниками. Первый даже повернуться не успел, как она его вырубила. Второй успел повернуться, но на большее его не хватило: молниеносный удар – и он упал. Обэнон схватился за кобуру – она сбила с ног и Обэнона. Раскидала докторов, которые все равно не могли оказать серьезного сопротивления сильной высокой женщине.

     Майор, упав, остался в сознании. Он попытался встать, выкрикнул:

     – Ты еще поплатишься за это, сука!

     – Заткнись, – выдохнула Рипли и, нагнувшись, резко ударила майора основанием ладони в нос. Под ладонью что-то хрустнуло, Обэнон затих, из носа потекла струйка крови, и женщина почувствовала что-то вроде удовлетворения.

     Одной рукой Рипли подхватила с пола автомат, выпавший у одного из охранников. Другой сорвала с пояса Обэнона ключ-карту. Мгновение – и она возле настенного компьютера. Еще мгновение – она уже вставила ключ и вывела на экран карту корабля. Ловкими прикосновениями Рипли заставила камеры отключиться. Ненадолго, но этого должно хватить. Так, мы здесь, а нужно нам сюда…

     – Рон, Эни, нам нужно успеть в капсулу эвакуации. У на всего пара-тройка минут, придется бежать. И бежать быстро. Вы готовы?

     Мальчишки кивнули, глядя на маму. Такой они еще не видели: высокая, с прямой спиной, в глазах плещется азарт боя, волевая челюсть выставлена вперед. Они восхищались ей, и готовы были бежать столько, сколько понадобится.

     Она постаралась провести их по самым секретным проходам, через полупустые помещения, использовавшиеся как склады. Всюду за ними следили зрачки камер, но пока что, видимо, они не включились после того, как Рипли их вырубила. Потому что иначе здесь было бы полно вооруженного народа.

     Значит, время еще есть. Быстрее, мальчики, еще быстрее!

     Но Рон и Эни, к сожалению, отставали. Сначала они были позади нее на шаг-два, и это казалось не очень страшным, но вскоре они отстали еще на шаг. . и еще… Не может же она их бросить! Своих детей она должна защитить любой ценой! Чего бы ей это не стоило. И она повернулась к ним, подхватила обоих на руки – для ее сильных рук мальчики казались лишь пушинками.

     Рипли бежала вперед огромными скачками, она даже не запыхалась еще, сильные ноги уверенно несли е вперед, темные глаза горели жаждой боя.

     

     И тут она выбежала в холодный темный зал. По полу стелился холодный туман, и он окутывал большие яйца, стоявшие по всему залу.

     Яйца Чужих!

     Рипли испуганно замерла.

     В зале было тихо, и в этой тишине шепот Рона казался громким криком.

     – Лицехваты, – испуганно сказал он.

     Мерзкие твари, подумала Рипли, но не про лицехватов, а про ученых, заставлявших ее сыновей смотреть на чудовищ. Как же я вас ненавижу.

     Но придется здесь пройти. Ничего не поделаешь.

     Ряды яиц, темнеющих к плывущем белесом тумане, стояли далеко друг от друга, и Рипли решилась. Держа близнецов на руках, она медленно двинулась вперед, стараясь не подходить к этим чужеродным предметам.

     Но, видимо, ее лимит удачи на сегодняшний день исчерпался. Рона испуганно закричал “Мама!” , он повернула голову и увидела, как справа раскрывается яйцо.

     Она действовала очень быстро. Мгновение – спустить мальчиков на пол. Еще мгновение – прикрыть их своим телом и вскинуть автомат навстречу прыжку лицехвата. Тот уже взметнулся в воздух, но Рипли нажала курок, и трассирующие пули вылетели из ствола красной нитью, встретили тварь в воздухе и разорвали в клочья. Вот только…

     – Проклятье!

     Рипли отбросила автомат, тот со звоном упал на металлический пол: несколько капель кислоты попали на него и теперь медленно разъедали оружие.

     Она повернулась к детям – и увидела ужас в их глазах. Что? Еще лицехват? Она закрутила головой, пытаясь обнаружить раскрывающееся лицо, но все было спокойно.

     – Кислота! – закричал Рон. – На твоем комбинезоне – кислота!

     – Да, – подхватил Эни, – она прожжет его.

     Теперь и Рипли охватил ужас. Она завертелась, пытаясь понять, в каком месте кислота доберется до нее раньше, прожигая путь сквозь одежду, но тут мальчишки набросились на нее. Они были довольно легкими, но прыжок придал им сил, и они повалили женщину на пол.

     – Мы спасем тебя, мама! – закричали они одновременно и принялись стаскивать с нее комбинезон.

     

     

     Вот черт, подумала Рипли, чувствуя, как детские ладони пытаются найти застежки, они же сейчас увидят меня в одних трусах и майке. Какой стыд! Но это не так страшно, как обжечься кислотой. Эти мысли промелькнули очень быстро, стеснение никуда не исчезло, но с ним смешалось стремление действовать, и Рипли решилась. Она торопливо нащупала застежку, потянула ее вниз, сдернула рукав комбинезона и почувствовала, как Рон и Эни помогают ей. В какой-то момент чья-то мальчишеская ладонь даже коснулась голой кожи.

     Она стянула комбинезон до пояса, оставшись в майке, едва удерживавшей ее большие груди.

     – Скорее, мама! – торопили дети. – Кислота же!

     Все еще борясь со стеснением, женщина расстегнула брюки и принялась снимать и их. За брюками последовал ботинок, который расстегнул Эни, а еще через мгновение ботинок вместе с комбинезоном полетели в кипящее озеро кислоты и слизи, которое недавно было атаковавшим их лицехватов.

     – Уф, – одновременно выдохнули мальчишки. Они рассматривали Рипли, стоявшую перед ними в трусиках, майке и одном ботинке.

     – Обувь-то зачем? – спросила она.

     – Ну, – протянул Эни, – я подумал, что туда тоже кислота могла попасть. Очень за тебя испугался.

     Она благодарно кивнула и вдруг, спохватившись, прикрылась ладонями, одну руку подняла к груди, понимая, впрочем, что такие большие дойки не скрыть от постороннего взгляда, другую опустила к низу живота. Потом, сообразив, что ходить в одном ботинке неудобно, нагнулась, скинула второй, оставшись босиком, и вернулась в прежнюю позу.

     Ничего не поделаешь, подумала Рипли, придется ходить перед детьми в таком виде. Да и босой бежать будет неудобно, но другого выхода нет, им надо выжить, а для этого придется потрудиться. Хорошо еще, что не совсем голая осталась!

     Она опустила руки, стараясь не замечать жадных взглядов сыновей.

     – Смотрит, если мама простудится, – попыталась пошутить она, – это вы виноваты будете!

     И как бы в подтверждение своих слов переступила босыми ногами по холодному металлическому полу. Да еще и туман, клубящийся вокруг, леденил кожу.

     Рон и Эни улыбнулись, но продолжали смотреть на ее грудь. Рипли опустила взгляд и поняла, что соски выпирают и просвечивают сквозь ткань.

     Черт, опять подумала она, как же я глупо выгляжу.

     – Значит, так, – сказала женщина со всей строгостью, на которую была способна по отношению к собственным детям. – Чтобы не ныли мне про молоко. У нас впереди нелегкая работа. Идите ко мне!

     Они послушно подошли. Рипли вновь подхватила их на руки и бросила взгляд на полурасплавленный автомат. Жаль, что так вышло, подумала она, эта штука мне здорово пригодилась бы.

     Она снова побежала. Длинные тренированные ноги уверенно несли ее вперед, босые ступни шлепали по холодному металлическому полу. Голые пятки сверкали в тусклом свете аварийного освещения. Вперед, только вперед. Каждый шаг приближал их к спасению.

     Со стороны, наверно, это смотрелось потрясающе: практически голая мать мчится вперед, держа на руках обоих сыновей, спасая их от неминуемой гибели. Какой-то частью сознания Рипли вспомнила, что что-то подобное уже было, только тогда у нее на руках были не два мальчика, а всего лишь одна девочка. Ньют – так ее звали. Правда, в тот раз на Рипли было значительно больше одежды, но это не важно, она сможет спасти детей даже в таком виде, в трусах и майке.

     На бегу ее большие сиськи тряслись и подпрыгивали, краем глаза Рипли заметила, что близнецы смотрят на эти подпрыгивающие шары, смотрят и не отрываются. Это не очень ее радовало, но, с другой стороны, она прекрасно понимала, что отсутствие одежды и то, что ее дойки едва ли не выставлены напоказ – не то, о чем сейчас стоит переживать. С этим она разберется потом, а пока что…

     

     Рипли буквально влетела в огромный зал. По стенам тянулись экраны, экраны, экраны, целые ряды экранов, отовсюду торчали объективы камер. Прямо перед ними была стена с огромными воротами, над которыми яркой люминесцентной краской была сделана надпись “ОПАСНО” – ее отлично видно было даже издалека, несмотря на полумрак. Рядом с воротами перемигивались цветные огоньки – это явно была панель управления.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки