Eden das zaine! (Эпизод 1)

Все написанное здесь, является плодом больного воображения автора, и никогда не происходило на самом деле. Если вы не любите истории на тему "toiletslavery" – не читайте этот текст! Если вы хотите появления продолжения этого текста, пишите свои отзывы на vlad1969.mail.ru – ругательные письма можете не писать, я и так знаю все, что вы можете мне сказать.

     Для начала расскажу немного о себе.
     Мне 25 лет, у меня вроде неплохая внешность и очень странные желания. Вспоминая детство, я могу сказать, что я всегда имел огромное желание быть слугой для красивой женщины. Конечно, в детстве я не понимал это так отчетливо. Просто при взгляде на красивую девочку у меня появлялись странные желания, например, чтобы она стояла надо мной, а я бы лизал ей ноги. Или я лежал бы на спине, а она сидела у меня на лице.

      Конечно, в детстве я не осознавал сексуальной подоплеки этих желаний, но она, безусловно, была.

      С возрастом мои желания становились все более экстремальными и, наконец, ко времени описываемых событий, эти желания оформились в нечто не представимое для нормального человека. В то же время вне моих сексуальных отношении я вполне нормальный человек, да и в сексе, до сих пор я не позволял себе реализовывать или как то проявлять свои необычные желания.

      К моменту описываемых событий мои желания сформировались примерно в следующее. Я очень хотел стать сексуальным рабом для моей нынешней подруги – Лены. И не только и не столько сексуальным рабом, как мне очень хотелось, чтобы она пописала мне в рот. Было в этом, что-то настолько унизительно-притягательное для меня, что я просто сходил с ума от желания. Хотелось, чтобы она унизила меня таким способом, чтобы она использовала меня вместо туалета.

      Мы знакомы с Леной уже около четырех лет. Активно встречаемся и спим около года. Ее отношение ко мне я бы не назвал любовью, скорее это просто какая то форма привязанности к человеку, с которым можно проводить время. До последнего времени я позволял себе лишь легкие намеки на свои желания. Я мог, например, сказать ей – "Я бы хотел посмотреть, как ты писаешь". Не более того. Да и эти фразы я, по большей части, преподносил в шутливой форме.

      Так было до последнего времени. Потом я понял, что если я как-то не проявлю инициативу, то никогда не реализую, то, чего мне на данный момент хотелось больше всего. И тогда я начал вести разговоры с Леной в этом направлении. Для начала я отбросил шутливый стиль при высказываниях на тему "посмотреть, как ты писаешь:" и им подобных. Потом, я начал осторожно говорить Лене, что имею некоторые странные желания, но боюсь ей об этом сказать, так как ей это может не понравиться. На что она отвечала – "сначала скажи, потом посмотрим". Но, тем не менее, еще некоторое время я не решался прямо сказать чего я хочу, а просто как бы между делом, показывал ей различные картинки на тему женского доминирования. Со временем эти картинки становились все более откровенными, но я замечал, что Лене они не нравятся, вернее, оставляют ее совершенно равнодушной. Более того, она удивлялась и злилась на меня, что я ей это показываю.

      Наши отношения, между тем, начали понемногу охладевать, и я понял, что если сейчас я не получу, того, чего хочу, то это отложится еще на неопределенный срок. К этому времени, в наших отношениях наступила такая пора, что все, что я делал, воспринималось Еленой в штыки. И вот на этом фоне я и решил раскрыть ей самое заветное мое желание.

      В одну из наших встреч, мы сидели и пили пиво в летнем кафе, неподалеку от ее дома, когда я решился, наконец, рассказать ей чего я на самом деле хочу. Я достал, специально взятую с собой картинку, на которой женщина сидит на специальном переносном туалете, в котором лежит мужчина. Я показал Лене эту картинку и сказал – "знаешь, если бы это была ты, то я бы хотел быть этим мужчиной". Она скорчила гримасу, как будто съела что-то кислое, и сказала – "ну ты и извращенец!". Потом помолчала и добавила – "больше мне эту гадость не показывай!".

      После этого мы посидели еще немного, и я проводил ее домой. Прошло недели две, в которые мы не встречались, наши отношения стали еще прохладнее, она под любыми предлогами отказывалась от встречи со мной. Наконец, в один прекрасный день, она согласилась со мной встретится, но предупредила, что может посидеть со мной только до 21 часа, так как к ней потом приедет ее подруга, и они пойдут ночевать к Елене, поскольку ее мать уехала со знакомыми на дачу. К этой ее подружке я всегда ревновал, так как мне казалось, что она проводит с ней больше времени, чем со мной. Но, тем не менее, мы встретились и сидели в том же кафе, что и в предыдущий раз, когда я показал ей эту последнюю картинку.

      Ни о чем серьезном мы в этот раз не говорили, а просто сидели, пили пиво и разговаривали обо всем понемногу. Время подходило к девяти вечера, и я пошел проводить ее до дома. По дороге выпитое пиво дало о себе знать, а конкретно, притупило чувство стыда, которое я испытывал, говоря о своих желаниях, и я решил попробовать еще раз поднять этот вопрос.

      Ты знаешь, мне очень жаль, что ты так отнеслась к картинке, которую я показывал в последний раз. Я же просила, не упоминать при мне обо всем этом! Но я правда очень возбуждаюсь, даже от мысли об этом! Она посмотрела на меня, с каким то сожалеющим выражением на лице, потом помолчала с минуту и проговорила, как бы задавая вопрос сама себе

      Бросить тебя совсем, что ли? Или: Она сделала паузу, которой я решил воспользоваться, и сказал "Или" – звучит лучше. Гораздо. Ладно! Ты меня достал своими дебильными желаниями! Я покажу тебе то, чего ты так сильно хочешь. Но с этого момента у тебя два пути – либо ты уходишь от меня, либо беспрекословно выполняешь все, что я говорю. С этими словами она повернулась и пошла по направлению к дому. Я поплелся за ней, пытаясь понять, что она имела в виду.

      Мы поднялись к ней в квартиру, причем она ни разу не обернулась, чтобы посмотреть, иду ли я за ней следом. Мы зашли, она закрыла за нами дверь и бросила мне

      – Снимай рубашку.

      – Зачем ?

      – За тем. Хотел – получишь. Сейчас ты еще можешь уйти. Возможно, я потом остыну, и мы еще встретимся. Но если ты не уйдешь сейчас, то сможешь уйти только когда я тебя отпущу, если ты сбежишь раньше – можешь забыть про меня.

      Я снял рубашку и положил ее в комнате, потом остановился и вопросительно посмотрел на нее – я правда не понимал, что она задумала!

      – Что стоишь? Иди сюда!

      Она стояла возле открытой двери туалета и смотрела на меня.

      – Туалет должен находиться в туалете и ждать пока его используют!

      Я почувствовал, как у меня внутри что то как будто сжалось в комок, краска прилила к лицу. Это было странное ощущение. С одной стороны я был смущен ее резко изменившимся поведением. С другой – это ощущение, что она так командует мной, было очень возбуждающим и живо напомнило мне мои самые откровенные фантазии. Я подошел к туалету, она отступила от двери, и пропустила меня внутрь.

      – Сядь спиной к унитазу! Наклонись назад, чтобы голова была над дыркой! Ниже! Вот так. Твое место тут!

      Я сел как она сказала, она повернулась ко мне спиной и вышла из туалета. Потушив свет, она собралась закрыть дверь. Я спросил:

      – А я?

      – А ты сидишь тут и ждешь! Туалету самое место здесь! Ты сам этого хотел! С этого момента без разрешения не разговариваешь! Захочешь уйти – дверь знаешь где, только про меня забудь и никогда мне больше не попадайся на дороге! Когда кто-нибудь зайдет, ты должен сидеть, как я только что показывала. И запомни – у туалета нет желаний, он принимает все, что в него сбрасывают и от всех! Запомнил правила?

      С этими словами она закрыла дверь, и я остался сидеть в темноте возле унитаза. В голове была какая-то каша. Мне было очень интересно, что будет дальше, сильно это смахивало на мои материализовавшиеся фантазии. Настораживали ее слова, по поводу того, что каждый может воспользоваться туалетом. Несмотря на эмоциональную напряженность происходящих событий, я помнил, что к ней сейчас придет ее подружка Юля. Теперь я не только был возбужден предстоящим мне испытанием, но и начинал бояться его. Одно дело, когда ты, лежа на диване, представляешь себе нечто подобное, и совсем другое, когда это происходит с тобой на самом деле. Я подумал, что, в крайнем случае, всегда смогу уйти, если станет совсем уж невыносимо. Но, тут же понял, что ни уйду ни в коем случае, так как она пообещала, что я ее в этом случае никогда больше не увижу. Зная ее характер, я ничуть не сомневался, что это так и будет.

      С такими, примерно, мыслями я просидел минут пять в темноте и в тишине, как вдруг услышал дверной звонок. Наверное, до этого момента я отчетливо не понимал, или не воспринимал, что сейчас придет Юлька, а я нахожусь в несколько странном положении и в довольно странной роли. Я почувствовал выброс адреналина в кровь, как от внезапного испуга. И подумал – "неужели Ленка правда это сделает?"

      Между тем шум из коридора переместился на кухню, и я попытался прислушаться к разговору. С трудом я смог разобрать несколько фраз.