Проститутки Екатеринбурга

Два зайца, или Мотивация плюс помощь. Часть 4

     Настя смотрит на меня, пытаясь навести резкость зрения и ничуть не стесняясь сво-их раздвинутых ног и лоснящейся удовольствием письки.

     – Поможешь мне? – спрашиваю её и покачиваю налитым членом.

     Настя кивает, нежно гладит его пальцами. Смотрит на меня: как хочу?

     – Для начала – в ротик, – говорю ей, улыбаясь. – Остальное потом.

     Настя полувсхлипывает-полувздыхает и садится на стол. Чмокает мою скользкую головку и насаживает голову на ствол. Минет она делает хорошо, чувствуется, что умеет и любит. Я так заряжен, что уже через пять минут предупреждаю её:

     – Любишь сливочки?

     Не прерываясь, Настя вскидывает на меня взгляд, стараясь взять головку поглубже. Я беру её за щёки, останавливая и фиксируя голову. И начинаю начинять её рот большой порцией накопленной спермы. Девушка сначала набирает её за обе щёки, но, чувствуя, что запасы всё прибывают и прибывают, делает один глоток, второй, третий:

     Выпустив её голову, я сажусь на скамейку перевести дух. Настя утирает с уголков рта немного пробежавшего, тянется к кружке с квасом. Запивает, улыбается мне:

     – Ну ты и накопил:

     – Есть такое, – подсмеиваюсь я. Потом говорю: – Иди в парилку и Аню позови.

     – Оля на сладкое? – смеётся Настя, слезая со стола.

     – Пусть потомится, – подмигиваю я, вызывая у неё приступ смеха.

     Через некоторое время, сопровождаемое шушуканьем, из парилки выходит Аня. Ви-дит меня голого и чуть тормозит. Потом спрашивает:

     – На стол ложиться?

     – Ага, – говорю я, подходя к ней с флакончиком масла. Помогаю взобраться, по-смотрев на уже чуть разошедшиеся лепестки губ между ног, предвкушающие ласку.

     Разминаю Анькину спину, плечи, руки. Спрашиваю:

     – Ну что, успели Настю допросить?

     Смеюсь.

     Аня после небольшой паузы тоже хихикает.

     – Ага, немного попытали.

     – И что сказала?

     – Что очень ей понравилось, – обтекаемо говорит Аня, кайфуя от моих пальцев, раз-минающих ступни.

     – Что конкретно? – поддеваю я. – Массаж?

     – И не только, – вздыхает Анюта, когда мои руки начинают гнать кровь вверх от лодыжек. – Особенно заключительная часть.

     – Заключительная? – издеваюсь я. – А что там такого было?

     – Ммм: – выдыхает Аня, ощутив, как мои пальцы берут её между ног. Скользко.

     – Может быть – окончательная? – нанизываю девушку на пальцы.

     – А-а-х! – вытягивается она, хватаясь за край стола. – Да-а!

     Переворачиваю Аню на спину, сгибаю ноги в коленях, развожу. Беру всей пятернёй за промежность, кручу сосок.

     – А так? – смотрю ей в глаза, которые всё больше затягивает плёнка наслаждения.

     – Хо-ро-шо-о-о: – выдыхает Аня, держась за края стола и насаживаясь на мои паль-цы.

     Ещё немного – и кончает, короткими выдохами, как автомат:

     – А! А! А! А!

     Умолкает, грудь высоко вздымается. Открывает глаза, смотрит на меня.

     – Громко кричала, да? – почему-то спрашивает она.

     – Ну так, – верчу ладонью. – Так бывает, когда долго не было.

     – Ну да, – соглашается Аня. – Что скрывать. Долго не было.

     – Хорошо, когда есть верные друзья? – подмигиваю я.

     – Это теперь так называется? – смеётся она.

     – Аня, будь хорошей девочкой, – говорю я, придвигаясь к ней. Член у меня снова готов, одним разом его не успокоить. – Тебе Настя всё рассказала?

     – Ну, в общих чертах, – Аня смотрит на член как на кобру, даром что не сильно они отличаются.

     – Будь другом – помоги, – тыкаю ей в губы головкой.

     – Буду вспоминать навыки на ходу, – улыбается девушка.

     Открывает рот, впускает головку. Погружает неглубоко, пробуя. Выпускает.

     – Большая, – говорит. – Такой у меня ещё не было.

     – Ты справишься, умничка, – глажу её по груди.

     Аня закрывает глаза, сосредотачиваясь. Заглатывает половину члена, чуть сдавливая на выпуске. Умеет, хорошо делает. Обхватывает меня за задницу, начинает сновать голо-вой вперёд-назад, делая паузы для круговых петель языком вокруг головки. Ммм, красо-та:

     – Анечка, приготовься, – говорю я. – И проглоти всё, солнышко.

     Она смотрит на меня. Не сомневаюсь, чувствует подрагивания головки во рту. И вот:

     – Нна! – я делаю движение членом внутрь её рта, зажав голову. – Нна! Держи!

     Аня предпочитает не набирать запас во рту, как Настя, а сразу глотать. Ещё и умуд-ряется делать сосущие движения, как будто соломинка для коктейля во рту. Когда чув-ствую, что всё, опустел, аккуратно достаюсь из её ротика. Сажусь напротив.

     – Класс! – хвалю её. – Аня, сосёшь ты просто супер!

     Она улыбается комплименту. Потом говорит:

     – Подумать не могла, что буду это делать.

     – Что? Минет?

     – И его тоже. Но главное, что это будет муж начальницы и подруги: – задумчиво говорит Аня.

     – Муж начальницы и подруги говорит тебе “да”! – смеюсь я. – И ты проходишь в следующий тур.

     – Следующий тур? – немного недоумевает Аня.

     Вместо ответа я легко укладываю её на спину и ныряю головой между ног, забирая половые губы в сосущий поцелуй.

     – О-о-ой! – не ожидает такого девушка.

     Выпрямляюсь, легонько беру её соски пальцами и тяну, заставляю подняться.

     – Ты же не думала, что так просто от меня отделаешься?

     – Нет? – спрашивает Аня.

     – Конечно нет, – покачиваю я головой. – Я с твоей ватрушкой ещё не закончил.

     Аня смеётся:

     – Ватрушкой её ещё никто не называл.

     – Самое для неё подходящее название, – подтверждаю я. – Осталось только начи-нить.

     – Силён, – вздыхает Анька. Слезает со стола, смотрит на меня: – Что, и на Ольгу хватит запасов?

     – Всем ещё по второму кругу достанется, – сообщаю я. – Не хвастаю – обещаю.

     – Ух ты! – Аня делает довольное лицо и исчезает в парилке.

     Там слышна возня, взволнованное перешёптывание. Потом из парилки выталкива-ют Ольгу, пытающуюся маленькими своими лапками прикрыть грудь и лобок. Видя меня, она столбенеет.

     – Милости прошу, – киваю я на стол, протирая его от масляных пятен и потёков ин-тимной смазки.

     – А может не стоит? – пытается отвертеться Оля.

     – Так ведь чтобы понять – надо попробовать, – мягко говорю я, беря её за руку и подводя к столу. Она косится на мой висящий пока член и переступает мелко, как стре-ноженная лань.

     – Оп! – я подсаживаю её на стол.

     Преодолевая робкое сопротивление, укладываю на живот. Движения рук всё-таки постепенно расслабляют Ольгу. И даже когда я откровенно сминаю ей булочку попки она не протестует, только вздыхает, не поворачивая головы. Переворачиваю её на спину. С видимым усилием девушка не закрывает грудь и ло-бок руками. Но моё внимание привлекает даже не красивый кремового цвета сосок, и не тоненькие лепесточки губ под лобком. На правом бедре у Ольги почти законченная тату-ировка древа Иггдрасиль.

     – Ух ты! – говорю я. – Вот это шик!

     Ольга не выдерживает и открывает глаза. Смотрит как я провожу пальцем по наби-тым линиям ветвей.

     – Давно делала? – спрашиваю я.

     – Начала давно, – улыбается Ольга, ¬- делаю постепенно. Уже третий год не могу за-кончить, денег не хватает.

     – А начинала с чего?

     – А вот, – она садится и показывает пальцем. – Вот с этой ветви и ворона на ней. Потом ствол начала рисовать, потом ещё ветви:

     – Красиво, – говорю я, смотря на открывшуюся взору розовую раковинку её письки. Тоненькие лепестки малых губ выглядывают доверчиво из-под больших, прося ласки и внимания. – Красивая татуировка.

     – Спасибо, – польщённо говорит Ольга.

     – Но не красивее, чем тут, – я кладу руку ей на половые губы, одним пальцем ловко въезжая внутрь.