Проститутки Екатеринбурга

Дорожные рассказы Федора. Часть 2

     Случилось это на Новый Год. По настоянию родителей Марина осталась у меня. В краевом центре все таки отмечать веселее, чем у нас на перифирии. Мы погуляли по городу, заехали в ресторан и забрали заказ. Марина, конечно приготовила что то сама, но деликатесы было решено брать в ресторане. Она была похожа на Снегурочку своими большими, голубыми глазами. Я даже залюбовался ею, чем привел ее в смущение. Под бой курантов, я открыл шампанское. Легкий хлопок и я наполняю вином бокалы. “Что бы наши мечты исполнились!”-провозгласила Марина. Серебряный звон бокалов и поцелуй на счастье. В губы. Нет мне должно быть показалось, что Марина немного затянула его.

     Нет! Это точно бред! Мы сидели на диване и смотрели все подряд. Вина еще было предостаточно и это решено было исправить. Маринка, до того не разу не употреблявшая спиртного быстро захмелела. Пора было воплощать свой план в жизнь. А он прост и гениален. Напоить и воспользоваться недееспособностью. Изображая усталость, я предложил Марине разложить диван. Мне снова показалась, что она очень быстро согласилась. Она легла с краю, мотивируя это, что привыкла лежать именно так. Мы выпили еще. Марина была слегка пьяна. Это было то опьянение которое нравиться мужчинам. Девушка становиться общительной, веселой, разговорчивой и настолько милой, что хочется ее поцеловать просто так, потому, что она милая. Мы болтали от том, о сем. Обсуждали артистов, делились сплетнями. Я стал делать вид, что засыпаю.

     Наконец я закрыл глаза и притворился спящим. Прошло немного времени в течении которого Марина просто спокойно лежала. Может сама уснула, а может чего ждала. Очень осторожно он повернулась ко мне лицом. “Сереж! Ты спишь или прикидываешся?”-спросила она тихонько. Я почувствовал, как ее пальцы зажали мне нос. Изображая спящего, я заворочался и открыл рот. Дышать то как то надо. Убедившись, что я сплю, она отпустила мой нос. Я снова дышал нормально. Вдруг она тихонько пододвинулась ко мне. Я почувствовал ее дыхание на своем лице. А потом тепло ее губ на своих губах. Вот это номер! Она уткнулась своей головой мне в грудь и стала гладить меня.

     Потом снова тепло ее губ коснулось моих. Я ответил на ее поцелуй своим, сгребая ее в охапку и пододвигая под себя. “Обманщик!”-запротестовала Маринка-“Пусти меня!” Но большого желания вылезти из под меня не выказала. “Как мне это понимать? Что значат твои поцелуи? Время тостов прошло!”-в шутку накинулся я. Марина молчала опустив глаза. Тихая, покорная. Она подняла свои глаза и я мгновенно утонул в их синеве. Без возвратно. Я поцеловал ее губы. Не страстным поцелуем желания, а нежным поцелуем первой любви. А потом нас накрала с головой новогодняя сказка. Марина была девственницей и страстный подход, при котором тела сплетаются в ожидании удовольствие, не годился. Здесь нужна была чувственность. А где ее взять? Я это понимал разумом, но не телом. А тело было научено получать удовольствие.

     Сейчас же, я хотел дарить свои ласки, видя с какой благодарностью их принимают. Так, что я получал свой чувственный опыт вместе с Мариной. Мы сплетали и расплетали наши тела. Наконец не выдержав, я раздел Марину и разделся сам. У нее было красивое тело. Нежная, мягкая грудь, пока еще хранящая свою форму. Лобок, поросший небольшой растительностью. Марина была хороша. Я целовал ее тело, чувствуя трепет от прикосновений. Я первый мужчина в ее жизни! Марина взяла мой член в руку. “И вот им ты войдешь в меня?”-наивно спросила она. “Если ты сможешь найти у меня другой, то мы можем попробовать его. “-ответил я. Марина раздвинула ноги. Моя рука легла на лобок. Ага, вот и клитор. Я осторожно массирую его. Марина потихоньку начинает стонать и тянуться ко мне губами. Я касаюсь входа во влагалище. Он горяч и влажен.

     Я ложусь между ее ног. Марина открывает свои глаза. Теперь они у нее блестят. Она возбуждена. “Сделай это, Сережа! Сделай сейчас!”-шепчет она. Я опираюсь на локоть левой руки, а правой беру член в руку. Или сейчас, или ни когда! Головкой я вожу по половым губам, клитору. Опускаюсь до входа. Легкий нажим и головка скрывается в девственном влагалище. Марина перестает дышать. Еще один толчок и она больше не девочка. Ну и пусть так будет! Я вхожу в нее, под вскрик боли. Вот и все.

     Я замираю, чувствуя плотные объятья девственной вагины. Пусть немного привыкнет. На Маринкины глаза набегают слезы. Я шепчу ей: “Ну, что ты! Все хорошо!” Мое тело начинает плавные ритмичные движения. Вверх-вниз, вверх-вниз. Маринка обнимает меня крепко- крепко, шепча мне на ухо: “Сделай это в меня! Пожалуйста!” От таких слов, я почувствовал, как поднимается во мне волна оргазма. И не противясь ей, я излился в Марину. Она почувствовала это, так как прижалась еще сильнее. Наконец я ослаб. Маринка вылезла из под меня и прихватив с собою детскую пеленку, которая оказывается лежала под нами, ушла в ванную. Потом сходил в ванную и я. Я лежал на спине и глядел в потолок, соображая, что со всем этим делать.

     Маринка лежала на моем плече и рассказывала мне о себе. “Знаешь, Сережа, а я знала, что все так и будет. Тебе наверное не интересно меня слушать. Но пожалуйста выслушай. Я люблю тебя с самого детства. Ты единственный, кто всегда был со мной рядом. Папа, сам знаешь в разъездах, а маме особо не когда. Только ты и оставался у меня. Ты наверное злился, что я вечно за тобой ходила. А я до смерти боялась, что ты меня оставишь одну. В детстве, я мечтала выйти за тебя замуж. Даже маме о этом рассказала.

     Помнишь, я в углу целый день простояла? Так это после того разговора. А помнишь, я открытку тебе сделала, на 23 февраля, когда тебе четырнадцать лет было. Да помнишь, наверное! Я там двух больших человечков нарисовало и двух маленьких. И подписала ” Сереже от Марины”. Все решили, что это наша семья. А это были мы с тобой и наши детки. Мальчик и девочка. А когда ты вырос, я стала ревновать тебя ко все девчонкам в школе. Вот ты мена не видел! А я не могла допустить, что ты будешь целовать другую девочку. Правда я дура? А когда ты уехал, я долго плакала. Я люблю тебя, Сережка! Сильно-сильно! Не прогоняй меня от себя. Пожалуйста!”-Маринка рассказывала мне о том, что я пережил и чего не знал. Это было потрясение. Ну как бы то не было, сегодня мне нравилась эта девушка, а я ей.

     И хотел извлечь максимум из этого. Больше, в эту ночь, мы не сближались. Просто лежали на диване, целуя друг друга. Кормили друг друга деликатесами, а потом уснули. Мне доводилось спать в объятьях женщин, но не у одной не было таких голубых глаз. Все новогодние каникулы мы радовались жизни. Марине начинало нравиться наша близость. Она стала испытывать оргазм. Когда это случилось с ней в первый раз, я по правде испугался. Да и Марина тоже. Для нее это было не испытанное еще чувство и она отдалась ему вся, без остатка. Единственным, что Марину обеспокоило, что мы не предохраняемся. Но я соврал ей, что принимаю нужные лекарства. Она поверила.

     Через полтора месяца она сказала мне, что беременна. Все! Победа!!! Я устроил ей постыдную сцену. Я кричал на нее, обвиняя ее в блуде. Я не хотел признавать ее плод своим и требовал назвать имя того счастливчика, который ее обрюхатил. Марина была раздавлена. Ее щенячья любовь куда то ушла, а в месте с ней и она сама. Единственное, что я сделал для нее, купил билет до дома и посадил в поезд, дав немного денег на дорогу. Я снова вернулся к рутине бытия.

     Через семь с половиной месяцев от мачехи пришло СМС: “Будь ты проклят!”

     Сергей смял пустую сигаретную пачку. Упреждая его вопрос я сказал: “Мои тоже кончились. Пошли в вагон-ресторан?” По проходу прошла проводница. “Станция скоро. Стоим десять минут. “- сообщила она. Мы пошли ждать остановки.