шлюхи Екатеринбурга

Дополнительные занятия

     – Мишь, ты чего такой хмурый? – спросила меня Катя, встретив во дворе нашей школы после уроков.

     – Есть проблемы, – мрачно ответил я. – Только не хочу говорить об этом.

     – Почему? – удивилась моя подружка. – Ты мне не доверяешь?

     – Нет, доверяю конечно, только ты вряд ли сможешь мне помочь, – произнес я в свое оправдание.

     – Поделись со мной, все равно легче будет! – упрашивала она меня.

     – С тех пор, как мы переехали в ваш город летом, к моей матери сосед пристает, дядя Гриша, – начал я рассказывать, слегка краснея, – сперва по хорошему ее домагался, а теперь угрожать стал. Отец мой, как ты знаешь, сейчас далеко, в заполярье работает, так что заступиться за нее некому, да и не хочет она ему ничего сообщать об этом.

     – А в милицию она не пробовала обращаться? – наивно поинтересовалась Катя.

     – Обращалась, как же, – усмехнулся я. – Да только никакого толку, говорят: “когда зарежут, тогда и приходите”. Хотели вот даже переехать, да дядя Гриша прознал, говорит живыми не отпущу, а он словами не разбрасывается, как раз сидел уже за убийство.

     – Грусная история, – вздохнула моя подружка. – Да ты не унывай, что-нибудь придумаем!

     – Ладно, ты меня извини, – попросил я прощения. – Загрузил тебя лишней информацией.

     – Зачем ты так! – возмутилась Катя. – Я правда хочу помочь тебе…

     – Верю! – улыбнулся я в ответ. – Кстати, если желаешь, то заходи ко мне сегодня вечером, помогу тебе решить твою самостоятельную по алгебре.

     – Правда? Ой, как здорово! – обрадовалась она. – Я сама хотела тебя попросить об этом, только вот постеснялась, но почему вечером, а не сейчас?

     – Потому что сейчас я с Уфимцевым из 7-го “В” занимаюсь физикой, а потом иду на шахматы, готовится к областной олимпиаде, – пояснил я.

     – И охота тебе заниматься с этим лопоухим убожеством? – поморщилась Катя.

     – Меня Пал Евгенич попросил его подтянуть, – ответил я. – Иначе бы ни в жизнь не стал помогать этому тупице…

     

     – Мальчики, может чаю попьете? – спросила мама, заглядывая в комнату, где я битый час пытался разъяснить Уфимцеву решение простенькой задачки.

     – Нет, спасибо, мам, – холодно отклонил я ее предложение и далее, обращаясь уже к моему подопечному строго произнес:

     – Ну, будем сегодня мозги включать или нет?!

     Володя Уфимцев лишь молча сопел уткнувшись в тетрадь и искоса поглядывал в сторону моей мамы, которая застыла на какое-то время в дверях, слегка выставив вперед обноженную ногу.

     – Ну так чего? – продолжал настаивать я.

     – Ты не сердись, Мишь, у меня чего-то сегодня кателок не варит, – промямлил мне в ответ Уфимцев.

     – А когда он у тебя варил в последнее время? – ехидно заметил я. – Топчимся с тобой на одном месте вот уже которое занятие.

     – Давай ты мне сейчас просто так все решишь, без объяснений, а я в следующий раз наверстаю упущенное, – коварно предложил он.

     – Нет уж, хватит с меня твоих обещаний, Вова! – отрицательно замотал я головой. – Решай все сам, заколебал ты меня!

     – Кстати, ты же с Катькой гуляешь? – вдруг поинтересовался Уфимцев.

     – Не твое собачье дело! – прозвучал в его адрес грубый ответ из моих уст.

     – Я это к тому говорю, – продолжил он, не обращая внимание на мою реакцию. – Не мог бы ты ее попросить, чтобы она со мной и с Николаевым русским позанималась?

     – Даже не буду пытаться! – отрезал я, прекрасно понимая, что их интересы с его дружком по отношению к Кате далеки от русского языка.

     – Слушай, а правда, что Ваш сосед к твоей мамке притирается? – продолжал Володя Уфимцев демонстрировать свое неуемное любопытство.

     – Достал ты меня! – рявкнул я на него, и вышел из комнаты бросив ему свою прошлогоднюю тетрадь по физике:

     – На, ищи эти задачи, переписывай решение и проваливай! Я ушел на шахматы.

     

     Выйдя на лестничную клетку, я услышал как открывается дверь в квартире дяди Гриши и тут же решил вернуться, незаметно проскочив на балкон, откуда в случай чего можно было позвать на помощь. Тут раздался зловещий звонок в дверь.

     – Кто там? – произнесла мама с тревогой в голосе.

     – Не пугайся хозяйка, это я. Мириться пришел, – прозвучал из-за двери хриплый бас дяди Гриши.

     – Чегой-то вдруг? – с сомнением поинтересовалась мама, тем не менее отпирая дверь, но оставляя ее на цепочке.

     – Сама знаешь чего! – огрызнулся сосед. – Предупреждать надо, что у тебя смотрящий в друзьях ходит. Вообщем забудь, все что было, не буду я тебя больше беспокоить.

     – Ничего не понимаю, – пожала плечами моя мама, затворяя дверь на замок.

     – Смотрящий – это вор такой авторитетный, который район пасет, чтоб порядок был, – пояснил выскочивший из моей комнаты Уфимцев, и тут же спросил:

     – А Миша уже ушел?

     – Вроде бы да, – кивнула моя мама. – Чаю хочешь?

     – С удовольствием! – ответил Володька.

     Я не меньше мамы был ошарашен новостями и задумчиво присел в уголок на балконе, слушая разговор, доносившийся с кухни.

     – Странно все это, – говорила мама, наполняя чашки. – Я слыхом не слыхивала ни о каких смотрящих, и уж тем более не просила их заступаться за нас.

     – Так может кто другой попросил? – встрял в ее размышления Уфимцев.

     – Кто? – ответила она вопросом на вопрос.

     – Например я, – неожиданно заявил Володька. – Дело в том, что об этом мало кто знает, но смотрящий этот – мой дядя.

     – Ты это серьезно? – изумилась мама. – Ну если это действительно так, то тогда спасибо тебе, что избавил нас от этого проходимца.

     – Да не за что! – отмахнулся Уфимцев, отхлебывая из чашки. – Только я Вас тоже хотел попросить об одном отдолжении.

     – О каком? – насторожилась мама.

     – Ну это… – продолжил свои сбивчивые объяснения Володька, запинаясь и подбирая слова. – Хотел попросить Вас это… чтобы Вы помогли мне того… лишиться девственности.

     – Ты с ума сошел! – возмутилась мама, – Как ты можешь мне, взрослой женщине, говорить такое!

     – Я могу взять свои слова обратно, – собравшись с духом сказал Уфимцев. – Но тогда Вами опять займется ваш сосед и не один он.

     – Боже, за что мне все это! – послышался отчаянный возглас моей мамы.

     – Ничего страшного! – стал ее тут же успокаивать Володька. – Миша мне по физике помогает, а Вы поможете по… биологии.

     Я сидел в своем закутке на балконе и находясь в полной прострации, не мог поверить во все происходящее. Осознание того, что это ничтожество желает оттрахать мою маму оказывало на меня какое-то странное парализующее воздействие, я не мог пошевелиться и лишь наблюдал краем глаза в щелку балконной двери, как они зашли в спальню, как Уфимцев заставил мою маму снять халат, оставив ее в одних трусиках.

     – Убери руки с сисек! – скомандывал он ей, неожиданно перейдя в разговоре на “ты”.

     После того, как мама выполнила его просьбу, он осторожно дотронулся до ее груди, заставив ее слегка вздрогнуть и отвернуться.

     – Тебе нравится то что я делаю? – цинично поинтересовался он, выкручивая и оттягивая ей соски.

     – Пожалуйста, не спрашивай меня ни о чем! – сказала моя мама густо краснея. Ее дыхание участилось. Уфимцев тем временем начал медленно стягивать с нее трусы.

     – О, господи! – воскликнула мама запрокинув голову и зажмурившись. Она обхватила руками свои груди и начала массировать их.

     – У тебя там все мокрое, – сказал Володька, поднимаясь с колен.

     Тут моя мама впервые посмотрела ему вглаза и взяв за руки, положила их себе на ягодицы.

     – Ну что же ты медлишь! – простанала она. – Делай, что собирался!

     – Я не умею, – растерянно ответил Уфимцев. – Помоги мне!

     Мама упала на кровать, попутно потянув Володьку за собой и помещая его зад между своих роскошных бедер. Я в диком, не постижимом восторге наблюдал за тем, как она помогла ему растегнуть брюки и войти в себя. Уфимцев трахал мою маму мелкими, неловкими движениями, нервно сопя при этом и после того как он кончил, она еще некоторое время не отпускала его, прижимая к себе до тех пор пока к ней тоже не пришел оргазм.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]