шлюхи Екатеринбурга

Дневник жизнелюба. Часть 3

     Я тут же вскочил, нашел в сумке красную баночку с надписью со стилизованным изображением загорелого обнаженного грека и подсел рядом со Светой. Я растер между ладонями белую маслянистую жидкость буквально впился руками в загорелую поясницу женщины. Мои движения были нарочно медленными, пальцы впитывали тепло ее кожи. Начав с края плавок, я медленно поднимался к шее. Когда мои пальцы коснулись синей полоски бюстгальтера, тело женщины немного напряглось. Потом она произнесла:

     — Расстегни его, а то след белый останется:

     Второй раз повторять не пришлось. Немного повозившись с позолоченной миниатюрной застежкой, я обнажил ее прекрасную спину. Теперь мои руки почему-то старались смазать молочком от загара не только спину, а периодически «соскальзывали» вбок, стараясь коснуться расплющенных грудей Светы. Когда я заканчивал смазывать ноги мой член уже выскочил из трусов и торчал наружу.

     Увлеченный, я не сразу заметил это, а когда заметил — поспешил лечь на живот. Так мы лежали какое-то время. Я задремал, а когда проснулся, Света уже перевернулась на спину. Самое главное: лифчик лежал на траве рядом с покрывалом! Света спала и полушария ее грудей мерно поднимались и опускались, открытые солнцу, ветру и МНЕ! Торчащие вверх конусовидные коричневые соски просто умоляли, чтобы к их погладили. Видимо женщина часто загорала без лифчика, так как кожа на груди была почти такой же темной как на животе и ногах. Я сел и с восторгом наблюдал полуобнаженную красотку передо мной. Мое дыхание участилось, стало шумным и Света проснулась. Она открыла глаза, одарила меня широкой улыбкой и взглядом указала на свою обнаженную грудь: (Заведи себе русскую виртуальную любовницу-давалку! — добрый совет)

     — Нравится?

     — Еще бы! — похоже сегодня у меня был удачный день.

     — Я подумала, пока ты спишь — позагораю без лифчика: — на лице женщины появилась какая-то хитрая улыбка. — Ну а раз ты все уже видел, натри меня молочком еще и спереди! Ты не против?

     Мои руки заскользили по ее плечам, очень быстро приблизившись к вожделенным полушариям. Я решил не робеть и смело взялся руками за ее груди и начал их массировать, растирая молочко. Когда мои пальцы коснулись сосков Света закрыла глаза и сладострастно застонала. Я узнал этот стон — точно также стонала моя сестра, когда мои руки скользили по ее грудям и промежности. От всего этого мой член снова восстал и выскочил из трусов. С трудом упрятав свою горячую плоть обратно, я продолжил растирание. Растирать женщину спереди было несравнимо приятней. Пальцы мяли ее упругий живот, заползали в пупок и вновь возвращались к грудям. У Светы участилось дыхание, соски увеличились и побагровели. Она стонала уже не переставая. Перескочив через ее плавки я начал втирать молочко в ее загорелые бедра. Женщина слегка раздвинула ноги, чтобы я мог беспрепятственно натереть внутреннюю сторону бедер. Мои пальцы двинулись в сторону промежности, заскользили по внешнему краю половых губ, выступающих из-под тонких плавок. Женщина изогнулась дугой и громко выдохнула. Плавки между ее ног намокли. (Главному герою ничего не остается как тянуть в сраку взрослую тетю! — прим.ред.)

     «Подожди:» — задыхаясь прошептала она. Потом приподняла таз, опершись на ступни и плечи, взялась обеими руками за плавки по бокам, замерла на мгновение, и резко сдернула с себя плавки. Не в силах поверить своим глазам я смотрел как она поднимает ноги, как проводит по всей длине своих загорелых ног синий кусочек ткани и бросает его в траву.

     «Так-то лучше!» — сказала Света, снова легла, раздвинула ноги и закрыла глаза. Я неотрывно смотрел на влажное сокровище между ее ног. «Ну что ты!?» — женщина подняла голову и посмотрела на меня. Ее глаза были затуманены примерно также как у моей сестры, когда я лизал ее «горошинку». «Молочко что- ли кончилось?» — женщина вновь обессилено легла и закрыла глаза. —

     «Продолжай! Пожалуйста!» Она буквально молила меня о том, чтобы я ласкал ее.

     Мой член вновь выскочил из трусов. Тогда мои трусы отправились вслед за плавками Светы. Пристроившись между ног женщины я начал ласкать низ ее живота, потом опустился ниже. Наши обнаженные тела касались друг друга, отчего мое возбуждение росло с каждой минутой. «Горошинка» Светы выглядела не так как у Даши: она была больше и выглядела как длинный кожаный чехольчик, выглядывающий между ее нижних губ. Внизу живота чернела узенькая полоска волос, а между ног волосы были сбриты. Еще я заметил, что ближе к заднему проходу нижние губы Светы раздвигаются, открывая отверстие довольно внушительных размеров. И тут я решился. Положив руки на внутреннюю сторону бедер женщины, я прильнул губами к ее нижним губам. Света аж вскрикнула и мелко-мелко задрожала. Потом я провел языком по всей длине ее органа, раздвигая горячую плоть, и остановился на «горошинке» , осторожно сжав ее губами. Женщина выгнулась, подставляя свою промежность моим ласкам и не переставая дрожать. Мой язык начал быстрыми движениями обрабатывать ее «горошинку». Дрожь усиливалась, Света сильно сжала ногами мои ягодицы и бедра, а рукой начала водить по моей голове. От прикосновения обнаженных ног красивой женщины я возбудился настолько, что уже не мог сдерживаться и «выстрелил» на покрывало. Уже не помня себя от счастья я вобрал (насколько смог) орган Светы себе в рот и силой прижался языком к «горошинке». Свету судорожно дернулась и вдруг обмякла. Меня тоже охватила волна слабости, даже немного закружилась голова. Я собирался лечь, когда увидел на покрывале ту белую жидкость, что вышло из меня в минуту блаженства. Я быстро собрал руками то, что еще не впиталось и вытер руки о траву.

     — А ты мастер, Антон! — в голосе Светы слышались благодарность, удовлетворенность и удивление.

     — Спасибо: — кровь прилила к моему лицу — я не ожидал такого комплимента. Мой член, уже начавший слабеть, вдруг снова поднялся.

     — Ложись рядом: — приглашающим жестом Света положила свою красивую ладонь на покрывало перед собой. Прятать свое «достоинство» теперь было бессмысленно, поэтому я лег на бок, лицом к Свете. Она тоже повернулась ко мне.

     — Где ты научился ЭТОМУ? — голос Светы стал вкрадчивым.

     — Э-э-э: Можно я не буду об этом рассказывать? — я не собирался афишировать то, что у нас сестрой давно нет никаких тайн друг перед другом.

     — Ладно! — Света улыбнулась. — Но то что ты делаешь с клитором — это просто восторг!

     Я опять зарделся и член мой качнулся, встав почти под прямым углом к животу. Света бросила мимолетный взгляд на мой разбухший орган и как-то заговорщицки улыбнулась. Ее слова согревали мою душу и я повторял их про себя вновь и вновь. И лишь раза с пятого сообразил что повторяю незнакомое слово «клитор».

     — А: что такое клитор? — я решил воспользоваться моментом и восполнить пробел в образовании. В конце концов, она не станет никому рассказывать о моей неграмотности, потому что придется рассказать и то, что у нас было только что.

     — Как!? — глаза Светы расширились от удивления. — Ты не знаешь, что такое клитор?

     — Н-не знаю: — я снова густо покраснел, теперь уже от смущения.

     Света задумалась на несколько секунд, а потом быстро села и развернулась ко мне всем телом. Я тоже инстинктивно присел и повернулся навстречу. Женщина широко развела ноги в стороны:

     — Смотри! — показала она на свою «горошинку». — Вот это и есть клитор!

     Я лишь кивнул, обалдевший от такой откровенности.

     — А что вот это такое ты знаешь? — Света провела пальцами по своим нижним губам.

     — Губы: — робко ответил я.

     — Так! — в голосе женщины появились учительские нотки. — Сейчас я тебе все объясню!

     Она слегка сжала большими и указательными пальцами рук свои нижние губы, так что стали видны розово-алые внутренности ее органа: «Вот это называется — внешние половые губы». Потом раздвинула губы в стороны, обнажив влажные лепестки, берущие свое начало от «мешочка» клитора, и, указав на них, сказала: «А это — внутренние половые губы». Ухватившись за внутренние губы, она осторожно раздвинула их, продемонстрировав широкий вход в глубину своего тела. Каково же было мое удивление, когда Света обратила мое внимание на еще одно отверстие в своем органе! Это отверстие было очень маленьким и находилось чуть выше главного отверстия, приковавшего к себе мой взгляд. Оказалась, что у женщины между ног аж три отверстия: одно — это задний проход (или анус, как назвала его Света) ; другое — уретра (через него женщины ходят «по маленькому») ; а третье — влагалище или вагина, самое широкое и глубокое. Я собрался спросить, зачем нужно влагалище, когда Света вдруг нежно обняла пальцами мой член. У меня перехватило дыхание. «А теперь изучим устройство мужчины!» — произнесла Света совершенно учительским тоном. «Вот это — головка!» — женщина слегка коснулась указательным пальцем тонкой чувствительной кожи на конце моего члена. Я вздрогнул от ее прикосновения.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки