Проститутки Екатеринбурга

Дневник полковника. Часть 4

     Несмотря на почти бессонную ночь, мы с Кирой чувствовали себя отлично, вот что значит отличный секс, как говорила моя недавняя фронтовая любовь – военврач третьего ранга Светлана Алексеева, уехавшая на повышение, после отличного секса в кровь всегда вбрасывается тестостерон, весьма подбадривая, особенно женщин. Вот почему они после секса часто даже напевают и постоянно улыбаются. Я постоянно восхищался этой просто невероятной молодой женщиной, её красотой и умом, поговорить с ней, так как с профессором пообщаться. Ну и в постели она была точно профессор – рядом с ней я частенько бывал в раю.

     

     Точенная фигурка, шикарная грудь, которая слегка покачивается при ходьбе вверх-вниз, вызывая бурное слюноотделение и у врачей и у раненых воинов, круглая попка – как она ей крутит, идя по коридору, все ран-больные сразу получают крутой стояк и тут же выздоравливают! Представляю, какие сексуальные эстапады в стиле гетер вытворяла эта потрясающая молодая женщина в их ночных эротических мечтах! Красавица! Мягкие, тёмные, слегка волнистые волосы обрамляли её почти ангельское личико с большими красивыми глазами, а её красиво очерченные губки сразу вызывали мысли определённого толка у всех.

     

     Да как она ходила, покачивая точёнными бёдрами и возбуждающе двигая своей классной попкой, вызывая бурное восхищение у мужчин и зависть у женщин. Светочка! Как я её обожал! Ну ладно, лирику побоку, распределим оружие, чистить некогда, а вот что за брезентовый чехол – отличный снайперский карабин К98. Прекрасно! Учтём, хорошая вещь. А этот цейссовский прицел – выше всех похвал! Хотя в 41 году был издан идиотский приказ наркома обороны – всё трофейное оружие сдавать на склады и им не пользоваться! Да какая разница, чем ты врага уничтожишь – дубинкой или очередью из просто отличного скорострельного немецкого пулемёта MG-34. Кстати, очень удобный пулемёт, с пистолетной рукоятью, классным прицелом, может быть и ручным, на сошках, ну и поставь на станок – станковым.

     Мы вихрем помчались по дороге, мощный мотор “Цюндапа” мерно и сыто урчал, километры двигались назад под нашими колёсами, наш трофейный аппарат мерно глотал километры дороги и вот – аванпост немцев. Так же, как в прошлый раз, кинув им пачку сигарет и рявкнув – “Хайль Гитлер!”, мы помчались дальше, остановить нас, увидев у меня на груди бляху фельджандармерии, они не рискнули. Вскоре дорога вывела нас в небольшой городок, немцев здесь явно нет и тут Кира взвыла, показав мне рукой вправо. Вот это да! – открыты, точнее просто выломаны двери местного банка, а какие-то два парня лихо тащат инкассаторские мешки и какие-то ящики в багажник легковой машины – явно ограбление.

     

     Остановив мотоцикл, я быстро соскочил и направился к ним, а парни, вытаращились на мою немецкую форму, встали в ступоре. И зря! – “Вальтер” дважды кашлянул, послав им гостинцы по 9 миллиметров и оба они упали. Недаром я был чемпионом своего полка по стрельбе из пистолета. Подошёл ближе и девушки тоже, скинув немецкую форму – маскировка уже не нужна. И вот тут подлетают два миллиционера в своих нелепых белых гимнастёрках и давай орать: “Руки вверх! Документа! Сдать оружие!” А сами совсем молоденькие, парней видимо недавно призвали, таких юных, явно так трясутся от страха.

     – Смирно! Как стоите перед старшим по званию! Под трибунал захотели? Почему не предотвратили ограбление банка? Где начальство и прокурор? Доложить по форме! – вот надо на них подействовать, а то – оружие им сдай. А ты мне его давал? Резкий какой! Сейчас так “сдам”, что зубов сразу меньше у него станет. Понятно тебе с зубами, “сдатчик”? Жду доклад!

     

     Они вытянулись и доложили – всё начальство удрало, набив машины своим барахлом, магазин попытались разграбить, они не дали, а вот те, кто банк стали грабить – были с автоматами, они испугались – в милиции им выдали два старых нагана. Ну вот так будет честно – сильно испугались автоматов этих бандитов. Ладно, приказал этим героям – грузить машину деньгами и золотом из банка, едем к нашим и сдадим в финчасть армии или в банк любой, на эти деньги построят самолёты или танки, ясно? Посадил потом наших “грузчиков” на мотоцикл, сам с девушками сел в машину, устроившись за рулём – отличный вездеход ГАЗ-61, довольно надёжный. Неказистый, но проходимый и быстрый, такой был у командира нашего авиакорпуса, ездил на нём и наш командующий – боевой лётчик, генерал-лейтенант Судец.

     

     Проехав ещё час, мы все услышали стрельбу и я, взяв немецкую снайперку, оставил машину с медсёстрами и наших “мотоциклистов” в засаде в небольшом лесочке, потихоньку двинулся к месту пальбы. Так, всё ясно – видимо передовой разведотряд немцев влетел сюда и, захватив мост, организовал два пулемётных гнезда, а перед ними прячутся в складках местности наши воины, сразу видно их гимнастёрки, не умеют ещё прятаться. И вдруг какой-то идиот заорал: “За Родину! За Сталина! Вперёд!” Не командир, а придурок какой-то!

     Обрадованные немцы лихо положили насмерть половину вскочивших нападавших из своих скорострельных MG-34, недаром их называли “гитлеровские пилы” – распилят точно любого. Ну разве так можно командовать – придурок полный! Вскинул я тотчас к плечу ухоженный карабин – отличная восьмикратная оптика позволяла чётко видеть азартные лица пулемётчиков разведотряда Вермахта, я в течение пары минут положил всех шестерых немцев, из-за шума стрельбы они сразу и не поняли, в чём дело, быстро переходя в разряд трупов. Вот бы мне в юности в тайге такую машинку, всех медведей и волков вывел бы! Стрелять из неё одно удовольствие! Наступила тишина, тогда я вышел на середину поляны и рявкнул изо всех сил:

     

     – Встать! Фашисты уничтожены! Построиться! Старший ко мне! Быстро! Выполнять!

     

     Оставшиеся в живых быстро построились, а тут ко мне подлетают двое каких-то борзых и давай качать права – Кто такой, предъявить документы, сдать оружие и всё такое. Уловив акцент, я всё понял – прибалты из “Бранденбурга-800”, нам лекцию про них особист читал. Так что первый получил пулю в грудь из снайперки, а второй и “Вальтера”, я и левой могу стрелять неплохо. Вот и лежат теперь рядышком двое ещё тёплых в форме сержантов НКГБ, расстегнул их гимнастёрки – всё понятно с этими борзыми, немецкая форма под ними. Лихо работают эти опытные сволочи!

     

     – Так что, вы все подчинялись приказам немецких диверсантов? – взревел я. Идиоты! Вы не воины Красной Армии, а идиоты! Они вас бросали на пулемёты, а сами лежали в канаве! Расстрелять вас мало всех! Под трибунал вас мало!

     

     После этого оба взвода стали быстро и беспрекословно выполнять мои команды. Что мне и было нужно!

     Поставил старшим над ними юного лейтенанта, который доложил, что за мостом стоят немецкие машины, так что мы их быстро захватили, там были одни шофера. Посадив немецких шоферов в кабину и одного нашего солдата каждому в охрану, я приказал им ждать команды – будем ехать к нашим. Один немец-водитель было заартачился, типа он ведь военнопленный, ведите в лагерь и накормите, так я его “накормил” двумя пулями в живот и одной – контроль в голову. Раз он не сдал оружие, он не военнопленный, а враг, рявкнул я на несмелые возражения юного летёхи, он мог сейчас пулю всадить в твою глупую голову – он был с оружием. А раз враг не сдаётся – его нужно уничтожить! Остальные немецкие шофера, поняв, что такую свинцовую “кормежку” им не переварить, споро ринулись в кабины. Вот теперь точно будет ваш “Орднунг”!

     

     Сам я вновь сел за руль ГАЗ-61, мотоцикл с милиционерами послал вперёд, в охранение и во главе колоны трофейной техники мы споро поехали искать наши части. Неплохие трофеи! Я рулил по просёлочной дороге, а за мной три грузовых “Бьюссинга” и два мощных грузовых “Опеля”, с полными кузовами груза и наших солдат, да и к каждой машине на прицепах отличные шведские “Эрликоны”, да ещё и с полным боекомплектом. Нейтралы хитрожопые эти шведы! Продают Гитлеру всё, что можно и всё, что ему нужно! И ведь сколько крови нам, лётчикам, попили эти малокалиберные скорострельные зенитки, не передать! Ну а в конце самое вкусное – тупомордый “МАН” с полным кузовом продуктов тащил немецкую полевую кухню и немецкого же повара впридачу. Вот это трофей! Самый главный трофей на войне!

     Через пять часов лихого марша дорога неожиданно вывела нас прямо к какому-то штабу. Началась суматоха и паника – немецкие машины с немецкими водителями! Но тут из нашего вездехода вылезли мы с медсёстрами и паника утихла. Как оказалось, это штаб 13 армии, как мы проехали мимо постов – полная загадка. Обстановки они не знают, недавно заняли тут позиции, так что почти два часа я провёл в штабе в кабинете командующего генерала Пухова, а с ним был и начальник штаба армии Петрушевский. Осмотрели они и немецкую карту, захваченную мной у пилота “Шторьха”, довольно подробную, а поняв всю очень непростую ситуацию – большая “дыра” в обороне армии, Пухов сильно разволновался и ему даже стало очень плохо.

     

     Тут наши медсёстры помогли генералу снять мундир, Зоя сделал ему два укола, а Кира – массаж шеи, у генерала точно давление высокое. Вот начштаба и себе я выделил по таблетке “Колы”, прекрасного американского препарата, мы все оживились и тут я жестом фокусника поднял с пола громадный жёлтый портфель. Петрушевский даже ахнул – печать 7 армии Вермахта из группы армий “А”, противостоящей им. Он даже в сердцах послал кучу матов, потом извинившись перед девушками, прибежавшим так не вовремя особистам с пистолетами в руках – им срочно нужно меня допросить, я явно немецкий диверсант! Да они сами хуже немецких диверсантов!