Проститутки Екатеринбурга

Дневник Мата Хари (Глава 8)

     
Вначале мне нравилась атмосфера в доме мадам Дезире; её клиентами были в основном люди среднего до-статка. Как она с гордостью меня заверила, у нее исклю-чительно тонкий вкус во всем, что касается подбора кли-ентов. «Они прекрасно воспитаны, большинство имеет хорошее образование. В моем заведении не бывает наха-лов, которые пытаются получить удовольствие бесплатно или даже грабят моих девочек. Из-за того, кто слишком ненасытен, бедняжка потом не может работать целые сут-ки».

     Эти перспективы меня устраивали. Но больше всего меня устраивало то, что я могла работать в маске. Сама мадам предложила это, поняв, что я особенная проститут-ка. Кроме того, я мало брала. После прихода я поднималась по узкой лестнице в свою комнатку на втором этаже. Она была очень маленькая, с крошечным туалетом. Но было чисто и хорошо прибрано, чтобы сделать уютным это прибежище похотливой Вене-ры. Как только я входила, я быстро и с удовольствием снимала свое дорогое белье и укутывала тело в большую турецкую шаль, которая отнюдь не скрывала мои преле-стные формы. Иногда я одевалась в сетчатое трико, сквозь которое соблазнительно просвечивалось мое тело. Я не забывала натянуть черные чулки с кружевами.

     Самым волнующим моментом, по крайней мере для ме-ня, был приход клиента. Мы стояли в ряд полуобнажен-ные, и клиенту предстояло выбрать одну из нас. Эти мину-ты ожидания всегда меня волновали – выбирали неиз-менно меня. И поэтому я получила привилегию: прежде чем выстроиться, я смотрела через щель и решала, устра-ивает меня партнер или нет. Если устраивал – я выходи-ла и становилась в ряд.

     Чем шире выбор – тем больше прибыль. Мадам Дезире хорошо знала, что в Париже не только много жен-щин, желающих пополнить свой бюджет, но и немало других, которые желали просто насладиться радостью плоти и сами платили за это.

     Я там провела много чудесных часов. Удовольствие быть в доме, предназначенном для единственной цели – такой же, ради которой приходили мужчины, для меня стоило больше, чем те несколько тысяч франков, которые я давала мадам Дезире. И я настояла, чтобы клиенты то-же платили мне (было бы унизительно, если бы меня не сочли хорошей профессионалкой), я всегда была щедра со своими коллегами и хозяйкой этого бесценного заведе-ния.

     И вот звонит звонок, голые фигуры мечутся, поспешно хватая что попало, чтобы прикрыться, потом спускаются по узкой лестнице, хихикая в предвкушении – может быть, сегодня попадется роскошный мужчина, выстраива-ются в приемной комнате, стоят прямо, лица ничего не выражающие, ждут выбора – о, какой волнующий это был момент для меня!

     Потом каждый из выбирающих господ указывает на од-ну из нас, кто больше всего отвечает его идеалу и эроти-ческим потребностям, с кем он хотел бы провести чудес-ный сексуальный раунд. Как я сказала, чаще всего выби-рали меня. Я не хвастаюсь, но меня считали королевой нашей группы. Когда я забирала своего мужчину, насту-пала очередь других – таков был установившийся поря-док. Мадам Дезире всегда поздравляла моего избранника с хорошим вкусом.

     Я особенно запомнила одного клиента, так как он ока-зался исключительно внимательным. Вначале я обраща-лась с ним, как со всеми другими. В своей комнате я его обняла и прошептала на ухо:

     – Ну что, развлечемся?

     Я полезла ему в ширинку, чтобы посмотреть на самую важную принадлежность в последующей церемонии.

     – Как тебя зовут, милый? – спросила я, как только на-щупала его твердую выпуклость. Большинство мужчин в таких случаях бормотали что-то неразборчивое, но этот сказал без обиняков:

     – Называй меня Мимиль, мое настоящее имя – Эмиль. А тебя? – вопрос был задан вежливо, но прямо.

     – Меня зовут Лолотта, мой исполин! Но давай присту-пим к делу, он такой красивый и твердый, хочу заполу-чить его как можно скорее!

     С этими словами я потащила его в кровать. Мы почти упали на нее, я крепко ухватилась за его твердый инстру-мент. В следующий момент этот незнакомец, который с первого взгляда привлек мое внимание своим роскошным телосложением, лежал на моей груди. И мне ничего не оставалось делать, кроме как задвинуть в себя громадный поршень.

     Как только этот горячий ствол вошел в меня, Мимиль начал бешеную скачку. Своей рукой я схватилась за его большую мошонку и начала тискать ее в таком же ритме, в каком он вонзался в меня. Я совсем забыла, что это са-мое чувствительное место у мужчины. Мне показалось, что после этого Мимиль удвоил силу своих толчков, со-провождаемых сладострастными стонами. Неудивитель-но, что его поведение ввергло меня в экстаз, и желанный оргазм наступил быстрее, чем я ожидала.

     – О, ты е… великолепно, фантастично, о, е… меня как можно сильнее! …быстрее… ты мне не делаешь больно… еще… да, да… о-о-о-о! а-а-а-а!

     Я исполнила свой первый номер. Но Мимиль тоже кон-чал, я почувствовала, как его горячая струя прыснула в меня в тот момент, когда я насладилась.

     – Жаль,- пробормотал он,- я обалдел быстрее, чем рассчитывал, все кончилось, а мне ты как раз начала нра-виться.

     Мой партнер хотел встать и одеться. Но он ошибся. Я и не думала обращаться с ним как профессиональная про-ститутка, у меня было лишь одно желание. Я хотела вос-пользоваться его великолепным орудием еще раз, а если удастся, то и несколько раз.

     – Останься, Мимиль, ты действительно хочешь ухо-дить? Можно, я поиграю с твоим большим бантиком? – я кокетливо улыбнулась и заметила, что он озадачен моей необычной для публичного дома просьбой.

     Я взяла полотенце и начала вытирать его мокрую стре-лу любви, которая все еще не хотела укладываться в кол-чан.

     Опыт мне подсказывал, что это один из тех мужчин, которые быстро восстанавливают свои силы для новых подвигов на любовных ристалищах. И это меня очень ус-траивало, так как для этого я и пришла сюда с надеждой найти особенно сильного мужчину.

     В моих руках его неутомимый труженик снова ожил и вскоре стал таким же твердым, как до сеанса любви. Это было фантастично – ощущать его твердость. Я лизала его языком, и тут Мимиль вскрикнул:

     – Ты сводишь меня с ума, давай сделаем еще один ра-унд, я должен снова войти в тебя.

     Большего я и не желала. Но как только он навалился на меня, я выскользнула из-под него.

     – Нет, не так, подожди… Я хочу сзади!

     Я особенно любила эту позу. Кроме того, я знала, что моя задница, сама по себе произведение искусства, креп-кая и круглая, зажигает каждого мужчину, которого я та-ким образом вдохновляла на самую сильную страсть. В этом меня убедили сила и интенсивность толчков в такой позе.

     Это фантастично – выставить свой зад и почувство-вать, как копье вонзается в тебя. Мимиль проникал все глубже и глубже в мое тело, я ощущала, что его плоть за-полняет меня целиком. Мимиль работал без остановок. Он с новой энергией толкал мои ягодицы и сжимал мои свисающие груди.

     Наши тела слились в причудливом изгибе: его колени соединились с частью моих колен, а волосатая мускули-стая грудь – с моей спиной. Наше отражение было видно в зеркале возле моей кровати – я глянула в него и была еще больше возбуждена тем, что увидела. Мне всегда до-ставляло особое удовольствие наблюдать подобные сцены как бы со стороны.

     Всю свою жизнь я питала слабость к зеркалам. Особен-но когда в них видишь самое себя в такие моменты, кото-рые не предназначены для постороннего глаза. Разве не приятна иллюзия, что есть еще одна пара, занимающаяся таким же интимным актом рядом с тобой?

     Даже немая пара в зеркале возбуждает. Если бы можно было разглядеть в зеркале все подробности этого восхи-тительного действа, так напоминающего экзотические те-лодвижения восточного танца!

     Мимилъ, очевидно, прочитал мои мысли. Он уставился в зеркало, где моя поза выглядела еще пикантнее, чем в действительности.

     – Ты очень возбужден, Мимиль? – спросила я, чтобы насладиться произведенным впечатлением.- Тебе нра-вится моя попка? Я люблю е… сзади… очень… очень… только влезай немножко сильнее… о! Как чудесно!… Ми-миль, приходи сюда чаще… я хочу ощущать твой х… каж-дый день… глубоко во мне…

     Мимиль, толкая мой зад, вонзался в меня со всей си-лой.

     – Я вые… тебя так, что ты знать не будешь – конча-ешь ты или начинаешь… ты, страстная б…, ты все время хочешь иметь мой х…, хорошо… я тебе задам, милая… ты можешь его иметь в любое время… я буду тебя е… всю ночь…

     Эти слова еще больше меня возбудили, но тут, к несча-стью, неуправляемая человеческая энергия потребовала выхода – Мимиль впрыснул второй заряд в меня и отки-нулся в изнеможении на подушку.

     – Но, Мимиль, – запротестовала я,- всунь его обрат-но!

     – О, это было фантастично, Лолотта, черт возьми, дав-но я не получал такого наслаждения… Что? Ты не кончи-ла? Ты еще хочешь?- Мимиль был удивлен и в то же время польщен, что проститутка просит удовлетворить ее еще раз. С ним такого не бывало.

     – У тебя, дорогая, будет еще много шансов, ведь впе-реди целая ночь. Уверен, мы еще раз насладимся, – пы-тался он успокоить меня.

     – Возможно, но я хочу тебя! – я еще не потеряла на-дежды.

     – Я бы тоже хотел тебя, но посмотри, ты сама видишь, я его не могу настроить, – и он посмотрел на свой инст-румент, благодаря которому были сыграны такие пре-красные мелодии.

     – Погоди-ка, у меня есть для тебя сюрприз, он тебе

     вернет должное настроение, – у меня возникла фантасти-ческая идея.

     – Ты мне очень нравишься, Лолотта, я бы никогда тебе не сказал нет, но, боюсь, не сегодня…

     Не слушая его, я подошла к двери, приоткрыла ее и крикнула:

     – Мадам, пришлите, пожалуйста, Вивьен в мою комна-ту!

     Но когда, повернувшись к Эмилю, я увидела его недоу-менное выражение, объяснила:

     – Тебе понравится, маленькая Вивьен – моя сестра, ее тип – прямая противоположность мне.

     – Сестра? Неужели? Это фантастично. И вы обе рабо-таете в этом борделе?

     Я заметила, что моя маленькая импровизация дает же-лаемый эффект. И тут вошла Вивьен. Мне она нравилась больше всех в этом доме, и мы дружили. Она часто была моей партнершей, когда клиент желал повозиться с двумя дамами одновременно или когда нужно было образовать две пары.

     – Вивьен, это господин Мимиль. Ну что, мой друг, нравится тебе моя маленькая сестра? Разве она не кукол-ка?

     Несомненно, Вивьен была очаровательна: среднего рос-та, очень изящная блондинка, большие голубые глаза, как незабудки. Но особенно волновали ее груди – круп-ные, упругие, создававшие пикантный контраст с ее хруп-кой фигурой. Они забавно подпрыгивали в такт ее шагам. Хотя ей было уже девятнадцать лет, на вид никто не давал Вивьен больше шестнадцати, и большие груди придавали столь юному созданию дополнительную привлекатель-ность. Подлинные знатоки весьма это ценили.

     – Ну, мой дорогой господин Мимиль, ты – разврат-ник, один из тех, кто не может получить удовольствие с одной женщиной. – Вивьен прислонилась к нему, а он обнял нас обеих и сладострастно смотрел то на нее, то на меня. Мимиль вроде был доволен, но я горела одним же-ланием – ускорить процедуру.

     – Вивьен, сними рубашку и покажи джентльмену все. Я уверена, Мимиль ответит взаимностью, – призвала я свою подругу. Мы втроем сидели на широкой кровати.

     – Слушай, Мимиль, я возьму твоего маленького брата в рот, а вы с Вивьен поближе познакомьтесь друг с дру-гом. Но когда я его подготовлю, потом ты отдашь его мне.

     Сказано – сделано. Его уснувший было зверек уже проявлял признаки оживления. И когда я взяла его в рот, он встрепенулся даже быстрее, чем я ожидала. Он стоял гордый и твердый, обещая мне выполнить самые дикие желания. И меня возбудила дрожь в теле Мимиля, воз-никшая благодаря неожиданному удовольствию и новым трюкам Вивьен. Она сунула одну грудь ему в лицо, в то время как он одной рукой тискал ее ягодицы, а другой – ее свободную грудь. Потом она начала совать ему в рот попеременно то одну, то другую грудь, и он вожделенно сосал набухшие соски.

     В тот же момент я позволила змее выскользнуть изо рта и решила, что пришло мое время. Отодвинув Вивьен, я оседлала Мимиля. Как будто ожидая этого, он тут же толчком вставил свою величественную стрелу глубоко в меня.

     Вивьен знала, чего я от нее ждала. Она села нашему пленнику на грудь, придавив его к кровати. Увлажненный пах Вивьен оказался на его губах, и своими руками он вцепился в мои груди. Острота этих ощущений довела ме-ня почти до бешенства. Мимиль теперь конвульсивно из-вивался подо мной, как будто пораженный электрически-ми зарядами, все глубже вонзая свой поршень в меня.

     Вивьен терлась своей задницей о его грудь, и я слышала, как он сосет увлажненное отверстие Вивьен. Я пыталась продлить эту страсть, но уже не владела своими нервами и не могла остановить пробежавший через меня ток – он все шел и шел, высвобождая сладчайшие ощущения, которые заставили меня три – нет, четыре раза вознестись на седьмое небо… Те двое тоже достигли своего оргазма. Тело Вивьен на какой-то момент растянулось, как стальная струна, оторвалось от губ Мимиля, на секунду застыло в воздухе и рухнуло – маленький хрупкий комок ослабевшей плоти. Наш общий партнер изогнулся в последний раз, выстреливая всю обойму, и тоже пал.

     Это была одна из тех ночей, когда я в полной мере получила за свои деньги то, чего искала в доме мадам Дезире…