Проститутки Екатеринбурга

Дикий пляж (Как Лиза стала соской). Часть 4

     В дальнейшем со мной уже совсем не церемонились. Я стала их безвольной рабыней, вещью. Видя, что они подходят, я покорно, уже даже без приказа, открывала рот. Они свободно и бесцеремонно подходили, вставляли член в рот и в зависимости от желания говорили:

     

     – Пей, сука, – если хотели ссать.

     

     – Соси, – если хотели чтобы я отсосала.

     

     Но чаще было и то и другое, в порядке первого желания. Каждый раз по окончании я благодарила словесно:

     

     – Спасибо, мой Хозяин.

     

     Иногда что-нибудь целовала при этом, если предоставляли для поцелуев. Каждый раз при отсосах они меня принуждали унизительными словами с оскорблениями к старательности и покорности, а движениями своих бёдер и натаскиванием головы к глубине и желаемому ими темпу ебли меня в рот.

     Брали за волосы, подбородок и уши, упирали затылком в дерево для фиксации головы. Санек чаще натаскивал за уши, а Сергей направлял или одерживал за волосы и подбородок одновременно. Ну и, конечно, словесно, глумясь и куражась:

     

     – Соси… Лучше соси… Старайся… Я сказал сосать… Быстрее… Глубже… Ну… Вот, так, хорошо… Молодец… Настоящая шлюха… Работай, хуесоска… Не останавливаться… Еще… Еще так, я сказал, блядь… … Вкусно сосешь… Умница… Гландами работай… На подержи в горле… Вот, так, гландами ласкать… Бля, ща кончу… На получи… Глотать… Глотай!

     

     Самое трудное было отсасывать глубоко до гланд, но я старалась и терпела, хотя и давилась. Сопли, слюни и слезы текли постоянно, но уже меньше, чем при первых моих минетах. Я начала приспосабливаться задерживать дыхание, даже тогда, когда Серёга вставлял мне член до конца в горло и оставлял его там, чтобы мои гланды ласкали его залупу. К концу дня я уже сама старалась заглотить его член поглубже и, задержав дыхание, массировала и полировала его головку своими гландами, чтобы побольше угодить Сергею. Он одобрительно меня наставлял:

     

     – Молодец, сучка. Осваиваешься. Вот так надо отсасывать. Хорошо, блядь. Умница. Настоящая соска.

     

     А Санёк просто стонал от удовольствия в такие моменты и требовал ещё, чтобы быстрее кончить:

     

     – Давай, сука… Ещё… Ещё… Вот… Вот… Соси… Бля, как пиздато…

     

     Его толстый член, казалось, заполнял весь мой рот, а огромная залупа затыкала горло. Но он ещё любил, чтобы я просто обсасывала его залупу, лаская ее языком. При этом он втыкал головку члена мне в гланды, как пробку в бутылку. Его залупа застревала своим расширением и мои гланды ласкали, холили и лелеяли ее. Ещё он любил, чтобы при минете я обязательно лизала его яйца и жопу.

     Всё время я пыталась угодить парням в этих забавах и утехах. Чем старательнее я сосала, тем приятнее им было и тем лояльнее они со мной обходились Я быстро поняла, что надо быть очень старательной при отсосе, исполнительной при приказах и послушной их воле во всём – тогда я могу рассчитывать на их снисхождение.

     

     Вечером они разожгли костёр, и я поняла, что моя служба их хуесоской, писсуаром и туалетом продолжится и на следующий день. Они отдыхали, пили водку, ели, а я им, ужинающим, по очереди сосала члены, и кто хотел, прямо у костра вставал и ссал мне в рот под одобрительные окрики пьяных друзей.

     

     – Вот класс! Даже отходить никуда не надо, чтобы отлить! Наш туалет всегда рядом, – смеялись они.

     

     Срать в этот день они уже не ходили, но вылизывать им задницы все равно заставляли. Ближе к ночи Сергей трахнул меня в рот валетом. Т. е. меня положили к бревну, так чтобы мои плечи лежали на нем, а голова была откинута вниз. После этого Сергей подошел ко мне со стороны головы и вставил свой член мне в рот. Так он трахал меня минут двадцать, пока не кончил. Все естественно попробовали также и повторили вслед. Мне было ужасно неудобно с опрокинутой головой и особенно глотать в таком положении сперму. Поэтому каждый раз в конце, когда они кончали мне в рот, сперма вытекала из моего рта, заливала мой нос и глаза, смешиваясь со слезами. Я кашляла и давилась, захлебываясь их спермой во рту и в носу, но старалась хоть что-то проглотить, чтобы угодить моим мучителям.

     Затем мою голову спустили чуть пониже и заставили лизать в этом положении их ноги. Больше всех забавлялся Вовчик. Он не просто заставлял, а глумился, требуя тщательно вылизывать всю стопу, сосать пальцы на обеих ногах и полировать пятки языком. Еще он любил вставлять мне в рот свою стопу поглубже и принуждал сосать, видя, что я давлюсь:

     

     – Глубже соси, рабыня, тренируйся. Чтобы хуй глубоко принимать… Глубже, я сказал… Давай, давай, сука ёбаная в рот.

     

     Наигравшись и утолив свою похоть, поздней ночью парни, связав мне руки и ноги, положили меня спать в своих ногах. Сном мое состояние назвать сложно. Периодически среди ночи кто-нибудь вставал по нужде или просто ему не спалось. Тогда он ссал мне в рот или я лизала его зад языком. Несколько раз заставили за ночь опять отсосать. Так Сергею я отсосала, когда он засыпал, лежа сбоку от него. Пока я ему не отсосала и он не кончил мне в рот, он не смог уснуть.

     Видя мою полную покорность, они даже накрыли меня куском какой-то тряпки от комаров.

     

     Наутро меня снова привязали к дереву. По мере того как каждый просыпался, он ссал мне в рот. Я покорно пила и в конце благодарила. Я опять по первому приказу отсасывала, глотала их сперму и когда ссали мне в рот, пила мочу. И всегда обязательно благодарила. Это им очень нравилось.

     В этот день они вспомнили, что у них есть фотоаппарат, и стали меня фотографировать в различных ракурсах. Чаще всего это были моменты с членами во рту и когда я вылизывала жопы и яйца, и конечно те моменты когда я служила им туалетом. Но и при целовании мною ног и рук тоже не забывали фотографировать. Да, и еще сфотографировали как ебали меня в рот на бревне, с моей опрокинутой головой и лицом в соплях, слезах и их сперме. Перерывов больше получаса у меня не было. Всегда кому-то хотелось получить то или иное удовольствие или справить нужду. Я же покорно и послушно ждала, когда кто-нибудь из парней захочет мною воспользоваться…

     

     Так прошла и суббота. Ночь опять провела в ногах. Чтобы Сергей заснул, я ему опять отсасывала лежа, а Саньку и Вовчику лизала ноги, пока они не уснули. Под утро, когда еще не рассвело, Сергей проснулся, чтобы поссать. После того, как он справил малую нужду мне в рот, он закурил и промолвил:

     

     – Блядь, чето срать захотелось… . Пошли-ка, выйдем!

     

     Мы вышли из палатки, и метров через десять, он приказал:

     

     – Ложись, и открой рот!

     

     Было прохладно, но я, боясь его разозлить, не говоря ни слова, покорно легла на холодную траву и открыла рот. Он недолго думая, сел на корточки над моим лицом так, что я отчетливо видела темные волосы вокруг его ануса и примерно через минуту, его анус расширился и он начал срать. Я, как и до этого, открыла рот пошире и полностью приняла в себя весь кал этого молодого, но такого наглого и дерзкого парня. Срал он в несколько заходов, как бы растягивая удовольствие сранья в мой рот. Когда он закончил срать, сказал:

     

     – Вылижи мою жопу! Понравилось? Еще посрать, что ли?

     – Спасибо, хозяин…

     – Ладно, так и быть, еще немного посру тебе в рот… – ухмыльнулся он.

     

     И сделав усилие, он выдавил из себя еще небольшую колбаску, и тут я уже прочувствовала этот горьковатый вкус сполна. Затем вылизала его жопу от остатков кала, и привычно поблагодарила его, после чего он снова немного поссал мне в рот. От вида моей покорности он возбудился и приказал отсосать, причем как он всегда любил, чтобы головка хуя проходила в самое горло. Кончил он вовнутрь, да так, что сперма стреляла уже внутрь горла, и я даже не почувствовала ее вкуса, за исключением того, что слизала остатки семени с его члена, когда он вытащил его из моего рта. Я как всегда поблагодарила его, и мы снова пошли в палатку.

     

     В воскресенье утром к ним приехал младший брат Сергея на мотоцикле. Звали его Игорь. Ему было лет восемнадцать-девятнадцать, он был примерно ровесником Вовчика, и Сергей продемонстрировал меня в качестве рабыни, с которой можно делать все, что угодно. Игорю не пришлось долго объяснять, он быстро понял, кто я, и как со мной можно себе позволить обращаться.