шлюхи Екатеринбурга

Девчонки в сторонке. Часть 26

     Глава двадцать шестая

     

     Борис Валентинович лишь мельком глянул на сжавшегося в комочек пленника, переставил к нему поближе стул, грузно уселся напротив. Вытащил из кармана платок, промокнул вспотевший лоб и пожаловался:

     – Ну и жара… Да еще на второй этаж пока заберешься… Надо было тебя в подвал определить или в гараже оставить. Ну, дай хоть погляжу на тебя, “кавказский пленник”. Читал?

     

     Он с любопытством принялся разглядывать мальчика, бегая по нему шершавым бесцветным взглядом, от которого на душе Дениса стало неприятно холодно. Хоть дядька и старался казаться добродушным, но интуиция говорила обратное.

     – Читал? – переспросил он, улыбаясь.

     – Читал… – буркнул Денис, запахивая курточку, что-то зазнобило, несмотря на жару. – Пушкин…

     – Молодец, пять с плюсом, – хохотнул дядька. – А ты у нас московский пленник, значит.

     – Отпустите меня… – угрюмо проговорил Денис, не подключаясь к его веселью.

     – Непременно! Завтра. Обедать уже дома будешь, – пообещал дядька. – Если твой отец не станет дурить.

     – Не станет… Он мне сто раз говорил, что милицию впутывать не надо, если что…

     – Правильно, – кивнул Борис Валентинович. – Зачем беспокоить занятых людей? У них и без нас есть чем заняться.

     

     Он спрятал платок, склонился чуть вперед:

     – Может, тебе чего надо? Есть, пить? Ты говори, не стесняйся.

     – Я не голодный… – сказал Денис и добавил: – Рука болит… Хоть наручник снимите… Боитесь, что ли…

     – Конечно, боимся, – подтвердил дядька. – Боимся, что птичка улетит и наши бабки с ней вместе. За четверть миллиона я сам хоть неделю в наручниках просижу. Тьфу, тьфу, тьфу…

     

     Он трижды поплевал через плечо и для верности столько же раз стукнул по стулу, на котором сидел.

     Но Денису уже запало в голову, что надо любым способом узнать, где бандиты держат ключ. Он состроил грустную рожицу и сказал, запинаясь и стыдливо пряча глаза:

     – И это… Ну… Мне надо… В туалет…

     – А-а, ну да… Конечно! – спохватился дядька. – Сейчас отстегну и проведу под ручки! Х-х-х…

     

     Он рассмеялся, заколыхав небольшим животиком. Успокоившись, сказал:

     – Вон у тебя бутылка под носом, пользуйся.

     Бутылка была уже пуста и вполне сошла бы за “утку” , но Денис посчитал, что дядька просто желает его унизить:

     – Еще чего! – возмутился мальчик. – Вам что, трудно меня отвести? Ну, позовите второго, он согласится!

     – Буду я туда-сюда по лестницам прыгать, – хмыкнул дядька. – Не хочешь, не надо, твоя забота.

     

     Денис почувствовал, что выдуманный им предлог и в самом деле становится актуальным. Он поерзал, позаглядывал дядьке в глаза:

     – Ну, пожалуйста! Ну не могу я так… Мне надо в туалет, вы не понимаете, что ли?!

     Дядька прищурился:

     – Похоже, это ты не понимаешь. Маленькое неудобство, а ты уже скулишь, как барышня. Вернется, как ты говоришь, “второй” , ты его порасспрашивай. Его ведь тоже похищали, да только не такие добрые, как мы. Он три месяца в яме просидел. Понял? Безвылазно, на одной воде и сухарях. Его не водили в туалет, между прочим.

     

     Денис поежился, между лопаток промчалась стайка мурашек.

     – Хоть отвернитесь… – попросил он, сдаваясь.

     – Какой стеснительный, – хрипло проговорил дядька и облизнул бледные губы. – Я отвернусь, а ты выскользнешь из наручника и меня ногой в челюсть. Наслышан о твоих искусствах.

     

     И он уставился на мальчишку, щуря глаза и дыша приоткрытым ртом.

     Получив поражение на всех фронтах, Денис вздохнул. Он придвинул к себе бутылку и стал одной рукой расстегивать брюки, под неотрывным чужим взглядом.

     “И чего уставился…” – думал Сашка, переживая за друга. Из-под кровати было плохо видно, что там происходит, в поле зрения оказался только похититель, а Дениса заслоняло покрывало.

     Как назло, пуговица не поддавалась. Денис затеребил ее, чуть не оторвал напрочь.

     – Зараза… – едва не плача, чертыхнулся он сквозь зубы.

     – Ох-хо-хо… – сказал дядька и перебрался на пол. – Давай сюда, помогу…

     – Да вы что, не надо, я сам! – взволновался Денис, пытаясь отстраниться.

     – Брось, стесняется он еще, – добравшись толстенькими пальцами до его пояса, сказал дядька. Ему пуговица поддалась быстро, будто только и ждала этого. – Привстань…

     

     Денис приподнялся и дядька быстро и ловко стянул с него одним движением до колен и брюки, и трусы.

     – Ну вот, а ты боялся! – довольно сказал дядька, не собираясь возвращаться на стул. Напротив, он взял бутылку и ухмыльнулся: – Помогать так помогать.

     Денис и моргнуть не успел, как его тонкий полувставший стерженек протиснулся в пластиковое горлышко.

     – Тютелька в тютельку. Действуй, – велел дядька, горячо дыша в Денискину макушку.

     Денис, совсем потеряв способность к сопротивлению, начал “действовать” Через полминуты он выдохнул облегченно:

     – Все…

     – Вот и молодец, – похвалил дядька и отставил ненужную уже тару. – Дай-ка…

     Не спрашивая желания владельца, взял двумя пальцами мягкий членик мальчика и легонько потряс, сбрасывая пару капелек на ковер. Но и на этом он не остановился – осторожно и плавно принялся гладить мальчишку по членику и промежности.

     Денис понял, что уже перейдена грань всякого приличия и громко возмутился:

     – Что вы делаете?! Не надо!

     – Тихо, тихо, – свистящим шепотом попытался образумить его Борис. – Подумаешь, недотрога! Нравится же? Нравится! И не ври, что нет!

     – Не нравится! – Денис толкнул его в грудь свободной рукой. Все равно, что толкнуть в бок бегемота, в надежде отодвинуть. – Пустите, я кричать буду!

     – Да кричи, сколько влезет, – дядька придвинулся вплотную, теряя контроль. Рука влезла Денису под рубашку, зашарила по спине, вторая по прежнему тискала “половые принадлежности”

     – Помогите!! – завопил Дениска, колотя дядьку в грудь и большой мягкий живот кулаком.

     

     Борис Валентинович только посмеивался, его губы уже легли на Денискину щеку прохладной медузой.

     – Какой капризный, – шептал он. – Что ты возмущаешься? Ты такой славный мальчик, такой нежный, такой красивый… Замолчи… Успокойся…

     – Пусти… – просил Дениска, слабо отбиваясь, теряя силы. Рука выгнулась, повисла на цепочке, причиняя сильную боль, но дядька этого не замечал, наседая все сильнее.

     

     Кто знает, насколько далеко зашла бы эта опасная игра, если бы не Саша. Когда дядька слез на пол и исчез из виду, тут же послышались подозрительные звуки – глухие стоны и вскрики Дениса, бессвязное бормотание бандита. Сашка не вытерпел и приподнял полог. Видна была лишь широкая спина дядьки, а Денис полностью скрывался за ней, и что там у них происходило, можно было только догадываться. Сашка и догадался… Слишком хорошо он был знаком с этой стороной жизни.

     Его глаза потемнели, сузились в щелки, кулаки сжались… Саша осторожно выполз наружу, подкрался поближе и, сжав до ломоты в пальцах железную болванку, шарахнул что было силы по лысоватому черепу!

     Не проронив ни звука, дядька всем своим весом рухнул на Дениса, подминая его под себя. Мальчик завопил от боли, где-то в локте хрустнуло, ребра затрещали, дышать стало невозможно.

     – Сейчас, сейчас, потерпи, – заторопился Сашка и попытался оттянуть неподвижное тело в сторону. Но силенок у него было маловато.

     

     В этот миг в дверях раздалось возмущенное:

     – Какого черта! То орут, то визжат, то грохочет что-то! Ни-че-го себе! . .

     

     Андрей кинулся от двери к мальчишкам, отшвырнул Сашку и откатил тело Бориса, стокилограммовый колобок. Денис с трудом пытался отдышаться, с плачем разминая локоть.

     – Сломал? Подожди… – Андрей вытащил из кармана ключик, отстегнул наручник и стал ощупывать руку. Судя по напряженному лицу Дениса, дело было плохо, но терпимо. Парень заключил удовлетворенно: – Перелома нет, да и вывиха тоже, заживет.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]