Проститутки Екатеринбурга

Делай со мной что хочешь

     
Стихи – это не скучно. И они скорее для тебя, чем для женщин бальзаковского возраста и скучных папиков. Потому что тем уже не услышать музыку между рифмованными строками. Ведь стихи – это та же музыка, только чуть более вечная. Однажды, когда в очередной раз захочется больше не жить из-за того, что он пригласил на свидание другую, в сознании побегут строчки Бродского. И тебе снова захочется жить. Чтобы прочесть еще пару стихов. И влюбиться.

     Поглядывая на чьи-то чувства и мысли, способные уместиться на страницах книги, она помахивала только что накрашенными бледно-розовым лаком ноготками. Она немного волновалась, хотя была уверена, что он придет. Что он думает о ней? Звать парня на первое свидание к себе домой так неосторожно: Она не любит ромашки, стихи, свечи и сказки. Умеет не строить иллюзий. Что она скажет, когда его густые каштановые волосы будут близко, рукой подать, когда его карие глаза с зелеными искорками будут смотреть только на нее? “Я тебя хочу”. Иногда лучше сразу во всем признаться. Без намеков и многоточий. Сказать ему, что ты хочешь, чтобы он тебя поцеловал, снял майку, расстегнул лифчик, обнял, засунул эту штуку вот в это отверстие и немного подвигал попой. А то они такие непонятливые.

     Оттянув рукой резинку и стараясь не смазать лак, она поправила трусики. Ее очень раздражало, когда стринги пробирались в узенькое пространство между половинками ее упругой попки, это заставляло ее чувствовать себя несколько некомфортно. Лежа на животе, она потянулась, оставляя на простыне складочки. Расстегнула три пуговки на рубашке. Классика жанра обольщения – демонстрация нижнего белья. В декольте, разрезе юбки, сквозь ткань рубашки. Главное не переборщить.

     Стук в дверь. Открыто. Вот и он. Улыбаясь, проскальзывает в комнату и здоровается. Бедный заяц, он принес торт и цветы. Видно, собирался пить чай. Это ни к чему не обязывает. Он и не представляет, какая ночь у него впереди. Она улыбается своим мыслям и приподнимается на кровати. Секс в ее исполнении – всегда спектакль, тщательно подготовленный и продуманный, он запомнит ее на всю жизнь. “Ой, мне в глаз что-то попало”. Он наклоняется к ней и честно начинает искать ресницу. И внезапно осознает, что, когда она дышит ему в шею, это чертовски приятно. Она целует его шею, ее влажные пухлые губки скользят все ниже и ниже, пальчики начинают одну за другой грубо отрывать пуговицы от его рубашки. Одной рукой она снимает ее и целует его загорелую грудь, другая пробирается в собственные трусики и дотрагивается до клитора.

     Она вздрагивает, ждет его реакции, чувствует как быстро бьется его сердце. Внезапно, она отстраняется от него и встает с кровати. Он сидит на краю, возбужденный, ничего не понимающий, застенчивый, преданно смотрит на нее большими карими глазами. Она загадочно улыбается, прикладывает пальчик к губам – не говори ни слова, все в моих руках. Ты тоже. Она берет его за руку и ведет к стоящему возле окна стулу. Он послушно садится, и позволяет связать себя крепким шелковым шарфиком. Довольная собой, она расстегивает змейку и отходит, чтобы включить музыку, позволяя юбке сползти на щиколотки, затем легко перешагивает через лишнюю одежду, чувствуя спиной его восхищенный взгляд. Она знает, что он стесняется. Думает, что поставить, стимулируя клитор свободной ручкой. Подойдет Godhead. Свирепые, тяжелые и очень страшные.