Проститутки Екатеринбурга

Cuckold. Три недели. Часть 11

     Восьмой день отдыха

     

     Утром Даша по-прежнему была немногословна со мной. И я заметил еще кое что – когда мы собирались на завтрак, она сняла с себя обручальное кольцо и положила его на тумбочку. Я удивился:

     – Даш, ты же никогда не снимаешь кольцо…

     – Ты знаешь, я каждый раз, когда купаюсь, то думаю, вдруг его потеряю. Пусть лучше в номере полежит, так надежней будет, – я видел, что она лукавила, но не стал развивать тему.

     

     Даша пошла на завтрак в пляжном платье и купальнике, чтобы из ресторана отправиться к морю. К нам за столик подсел Михаил, и Даша, как и накануне, сразу расцвела. Говорили ни о чем, а когда заканчивали трапезу, Миша обратился к моей жене:

     – Ты вроде как Сергею что-то хотела сказать…

     – Кто, я? – наигранно удивилась Даша, и я видел, что она на самом деле понимает, о чем идет речь.

     – Ну, о пляже…

     – А, точно, – моя жена повернулась ко мне, – Сергей, может тебе не идти с нами на пляж? А то там будут бразильцы, опять каких-нибудь глупостей наговорят… да тебе, вроде, и не очень-то нравится на пляже, а?

     Я взглянул на Мишу, он мне незаметно подмигнул. Значит, он все так и запланировал, и теперь не только я, но и моя жена – марионетка на его ниточках. Поэтому я, разумеется, принял это предложение:

     – Да, ты права. Я лучше в закрытом бассейне поплаваю, там прохладней.

     

     Конечно, я не пошел в бассейн, а направился в укромное место около пляжа, откуда можно было незаметно наблюдать за происходящим. К сожалению, моя “засада” была слишком удалена от купающихся, но все что мне было нужно, я увидел: моя жена, не стесняясь, спустила с себя трусики, и все увидели ее малюсенький треугольничек курчавеньких волос. Легла на шезлонг, а Михаил стал размазывать лосьон по ее телу. Бразильцы шутили, Даша смеялась, и так же спокойно развела свои ножки в стороны, когда рука ее любовника очутилась на лобке.

     Он задержался на треугольничке (видимо, проник в ее лоно пальцем) , и Даша, со сладострастным выражением лица прикрыла глаза. Видимо, это мгновение секса заметили и бразильцы, потому что мулат подскочил к моей жене, и пока у нее были прикрыты глаза, своей рукой прикоснулся к ее влагалищу, отодвинув Михаила в сторону. Так продолжалось еще несколько мгновений: палец бразильца находился в вагине моей жены, но она и не подозревала, что это не ее любовник. Когда она открыла глаза, то все начали истошно смеяться, дескать, как они здорово разыграли мою жену. И Даша, к моему удивлению, не оскорбилась, а тоже захохотала, легонько шлепнув ладошкой наглого бразильца по черной заднице. Но ноги при этом так и не сдвинула, так что Михаил без проблем вернулся на исходную позицию и продолжил манипуляции с ее киской, а потом прыснул лосьоном на бедра и лодыжки моей жены и принялся за ее ноги.

     Я не верил, что все это происходит наяву. Я не верил, что это – моя жена. Ее как будто бы подменили. Чтобы вот так вот полностью голой, без всякого смущения на виду у всех, с двумя мужчинами… Куда подевался ее стыд?

     И вдруг у меня возникло щемящее чувство, что я теряю свою жену, что никогда не смогу ее вернуть. И мне стало страшно и досадно. Ведь я сам все это придумал, собственными руками подтолкнул ее к другому – коварному и циничному обольстителю. Я мог бы сейчас пойти к ней и прекратить это все… А смог бы? Послушалась бы меня Даша? Уверенности не было. А что если уже поздно? И увидел, как Даша и Михаил, плескаясь в воде, подошли к другу, обнялись и стали целоваться взасос… Подойти и вмешаться в происходящее? … Я не мог решиться на это… Не мог еще и потому, что мой член стоял колом: я был в отчаянии – мне было и страшно, и приятно думать о том, что моя жена никогда уже не будет прежней. Похоть и отчаяние боролись во мне. Моя рука сама собой потянулась к пенису и стала его дрочить… Победила похоть.

     

     Вечером на дискотеке, пока моя жена отошла в уборную, Михаил рассказал свой новый план:

     – Сегодня ночью ты должен уснуть побыстрее.

     – Зачем?

     – Даша уйдет ко мне, как только убедится, что ты уснул.

     – Уйдет к тебе? …

     – Да, она весь день хотела со мной уединиться, но я ее держал на расстоянии. Сейчас она очень голодная. Я ей сказал, чтобы она пришла ко мне ночью – мой хуй будет ее ждать.

     – Но почему ты хочешь, чтобы все случилось именно так? …

     – Потому что она должна привыкнуть к тому, что убегать от мужа к любовнику – это нормально, что изменять мужу – хорошо, что проводить ночь гораздо приятнее с любовником, чем с супругом. Она должна переступить не только через свои принципы, но и через тебя.

     – А когда она вернется?

     – Завтра, на рассвете. Ты будешь спать и не заметишь ее возвращения. Ясно?

     – Договорились…

     Тут подошла Даша, и мы прервали разговор.

     

     Когда мы вернулись в номер, то в постели я попытался пристать к своей жене, но она была непреклонна:

     – Дорогой, я так устала… Давай спать…

     – Ну, я хотя бы язычком, а?

     – Совсем нет сил, прости, – и она демонстративно отвернулась от меня и выключила свет.

     Как и договаривались с Михаилом, я быстро захрапел. Через какое-то время я услышал шепот Даши:

     – Сергей, ты спишь? …

     В ответ мой храп. Тогда она спросила громче:

     – Ты спишь? …

     Убедившись, что я погрузился в царство Морфея, Даша быстренько встала, накинула на голое тело шелковый халатик и на цыпочках вышла из номера.

     

     Жена вернулась под утро, когда светало. Она скинула с себя халатик и нырнула под одеяло. Через мгновение она засопела. А я боялся пошевелиться, чтобы обнаружить, что я не спал всю ночь, изнывая от желания. Так и лежал рядом с обнаженной женой, вдыхая аромат секса, исходящий от ее тела – такого близкого, и такого недоступного… От всех этих переживания я тут же кончил, едва прикоснувшись к своему члену.

     

     Девятый день отдыха

     Утром Даша не встала на завтрак, так что в ресторан я ходил один. Проснулась она только к обеду. Я решил беззлобно съязвить:

     – Что-то ты перестала бегать по утрам…

     Жена, сладко потягиваясь, ответила:

     – Я здесь и без пробежек прекрасно себя чувствую. Такой замечательный отдых, как в раю…

     – И Михаил за тобой на пробежки перестал заходить…

     – Да? Наверное, тоже наслаждается отдыхом, – улыбнувшись, она пошла принимать душ.

     А я, видя как бессовестно моя жена обманывает меня, почувствовал возбуждение.

     Когда она вышла из ванны, я попытался к ней пристать, но она лишь снисходительно погладила меня по голове и покровительственным тоном произнесла:

     – Ну что ты все со своими глупостями ко мне лезешь? Если невмоготу, то иди и подрочи. А я хочу на обед – у меня разыгрался жуткий аппетит. Ты со мной или пойдешь дрочить?

     И я, почувствовав себя маленьким мальчиком, которого застукали за игрой с пиписькой, смутился и ответил:

     – С тобой…

     – Ну и хорошо.

     – А ты без купальника? – я заметил, что под ее легким платьем нет нижнего белья, – Разве ты не пойдешь на пляж?

     – Я без купальника, – она дерзко усмехнулась, – И я иду на пляж. Не веди себя как ребенок.

     Опять этот ее снисходительный тон. Я каждой клеткой чувствовал перемены в моей жене: ее более уверенное, даже в чем-то вызывающее поведение, откуда-то вдруг взявшееся пренебрежительное отношение ко мне. Как будто вчерашнюю душечку подменили на стерву – сексапильную, дразнящую, недоступную…

     

     В ресторане сидел Михаил, моя жена подошла к нему и поцеловала в щеку, приобняв его за шею. Потом мы набрали еды и сели за его столик. Болтали ни о чем. И Даша, как бы между делом, обратилась ко мне:

     – Ты же сегодня опять пойдешь не на пляж, а в бассейн?

     Не успел я что либо вразумительно ей ответить, как она продолжила:

     – Ну и славно. А мы с Мишей позагораем.

     То есть, это был не вопрос – “пойду я на пляж или нет” , Даша просто поставила меня перед фактом без права выбора. Так она раньше себя никогда не вела.

     

     Я вновь направился в свою засаду, откуда следил за женой. Все было похоже на предыдущий день – голые тела, шутки, смех, бразильцы – кроме одного: на этот раз, выйдя из воды, моя жена легла не на свой лежак, а на Михаила, который загорал на спине. Они обнимались, гладили друг друга, целовались… Словом, это было совсем не похоже на дружеский отдых: Даша, не стесняясь ни бразильцев, ни других отдыхающих, вела себя с Михаилом как любовница, как невеста, как жена… Она целовала его губы, лоб, глаза, тело… А один раз даже чмокнула его в пенис! При всех! И, засмеявшись, побежала в набегающую волну. И знаете, что еще меня смутило? Я видел, что это не просто похоть моей жены, не только секс. Это любовь. И Даша была счастлива.