Чудесная жена Павлика

     В армии самый напряжённый период не военные учения различного профиля, как опрометчиво пишут различные корреспонденты, порой совершенно не знакомые со спецификой армейских будней, а вроде такой с виду прозаический период, как увольнение в запас. Тут есть свои определённые тонкости – нужно вовремя подготовить документы и проездные, нужно составить списки по увольнению, чтобы все разъезжались равномерно, подготовить замену и постепенно выпроваживать увольняемых в запас. Да и родителям некоторых неадекватных от радости и последующей выпивки парней, отслуживших свой срок, сообщить, что их любимый отпрыск вскоре выезжает из расположения нашей части – встречайте! Или приезжайте и забирайте, иначе он споит и развратит наших доблестных воинов. И так бывает!

     

     Ну а бумажной волокиты, бумагомарательства, военной бюрократии – тут просто море! Так что писарь нашего отдела кадров запросил о помощи, замену ему не подготовили, а он сейчас просто “зашивается”. Да и писать документы нужно разборчивым, да и желательно красивым почерком, все знают что это такое – врачебный почерк! Ни один криптолог этот “врачебный почерк” не разберёт!

     

     И вот в один прекрасный день в нашу спорт-роту после обеда зашёл такой шустрый майор и быстро просмотрел наши письма, готовые к отправке и лежащие у дежурного возле тумбочки. При отправке солдатских писем есть определённая специфика – вначале их просмотрит наш штатный цензор, чтобы мы не разболтали в письмах военные и стратегические секреты нашей непобедимой армии, а уж потом письма наш почтальон относит в отделение связи. Но вот наконец этот грозный майор оторвался от созерцания конвертов и назвал мою фамилию и попросил, считай приказал, зайти в строевую часть отдела кадров.

     

     Как оказалось, ему понравился мой почерк. А там меня попросили заполнить пару документов, капитан из отдела просмотрел, удовлетворённо хмыкнул и тут же подсунул ручку – расписаться в приказе. А приказ в армии нужно выполнять, причём точно, беспрекословно и в срок! Так что, милый друг Саша, как пропел мне этот капитан – вперёд и с песней иди в распоряжение майора Суровцева, через пару дней начинается увольнение наших орлов в запас, а ты будешь помогать оформлять документы. Армия и майор ждут от меня добросовестной и безупречной работы! И наши “дембеля” тоже!

     

     А там в отделе два стола за перегородкой, за одним сидит такой невысокий, чуть пухловатый, но в общем симпатичный и общительный паренёк, который бурно обрадовался моему приходу. Он стал мне показывать документы, да я сразу всё понял – моя мамочка работает старшим инспектором отдела кадров и я иногда ей помогал. Радости Павла Алексеевича, как он представился, не было предела. А узнав, что я ещё могу и печатать на машинке, он вообще радостно взвыл – полно работы, нужно и печатать бумаги, нужно заполнять формуляры и карточки, выписывать парням проездные на поезд, да всё одному, а вот вдвоём мы сделаем всё быстро и отлично!

     

     Так и получилось с лёгкой руки Пашки, как я стал его называть, я ведь служу на полгода больше, а в армии это срок! Бумаготворчество в общем было несложное, я быстро всё освоил, мы прекрасно провели всю документацию по увольнению солдат в запас, наш шеф даже получил благодарность от командира части. Так что мы теперь с лёгкой руки майора стали довольно легко получать увольнительные, причём в удобное для нас время, чтобы сделать покупки или сходить в кино.

     

     Так прошло два месяца, мы с Пашей сдружились, делились своими секретами, он немного завидовал, что я часто ходил на свидание к одной не самой скромной девушке, порой и к другой, а он с девушками сближался весьма трудно. Может быть и потому, что Паша оказывается был уже женат. Вот даёт! Ну и естественно, такое не остаётся безнаказанным – в один прекрасный субботний день с проходной звонок – Пашку приехала проведать его жена Анастасия. Он обрадовался, задёргался, а потом смутился и заохал – а как сегодня оформить увольнительную, где им обосноваться?

     

     Ну раз сегодня суббота, то я быстренько проскочил в штаб, а дежурным по части капитан Леженцев, мы с ним вместе играли за сборную нашей части, так что мы с ним решили вопрос по увольнительным. Паше выписали увольнительную на сутки, ну а я попросил и мне оформить, часа на четыре – устроить эту семейную пару. Я ведь и служу больше, и по возрасту старше Паши на год, да и самое главное – я в увольнение случайно пристроился помогать по хозяйству одной местной бабулечке.

     

     Дело в том, что её внуку уже 18 лет и он уехал в славный и знаменитый город Сургут к родителям, где они все вместе имеют так называемый “длинный рубль”. А я помогал по мелочи этой чудесной бабулечке и потом под её разговоры и местные сплетни, совершенно их не слушая, вкушал чудесную домашнюю еду, приготовленную её руками. И главный нюанс – во дворе её дома была отличная времянка со всеми удобствами, где я неоднократно “зависал” в увольнении со своей подругой Ниной, которая после своего скоропалительного развода была очень не против “поправить здоровье” путём нашего незамысловатого секса. Ну а бабушка Ира была совсем не против получить три-четыре рубля за сдачу нам своей времянки на пару часов.

     

     Отвёл я их туда, да Настя, идя по дорожке, чуть оступилась на своих длинных каблуках и немного подвихнула ногу. Паша поохал-покудахтал вокруг неё, да что делать, да как быть – а я взял эту фигуристую красотку на руки, с удовольствием прижимая её к себе, и отнёс внутрь времянки, заодно показав Паше и Насте, где висит ключ от двери. Во времянке я посадил её на стул, снял туфли и, дернув за щиколотку, поставил всё на место. Настя сильно обрадовалась, Паша тоже, я заодно помассировал её ножку и намазал её “Випросалом”, для снятия болей, хоть Настя и храбрилась, поднимая пяточки на стул, мол всё в порядке, заодно демонстрируя мне свои красивые ножки в капроновых чулках и розовые кружевные трусики, немного возбуждая меня.

     

     Поблагодарив меня и чмокнув даже в щёку, Настя спросила, что им делать дальше. Я и ответил – вам, милые супруги, вон в ту большую комнату, а я, раз мне ещё три часа увольнения, подогрею вам воду в титане и соображу поесть. Настя сразу потащила за руку Пашу в комнату, закрыв дверь, да минут через десять она вышла, причём с весьма недовольным лицом – мало того, что Паша оказался “скорострелом”, так он ещё, кончив ей в ротик, сразу лёг к стенке и уснул. А жену поиметь пару раз после давней разлуки? Я объяснил Насте, что у нас прошлой ночью были учения, я нахально устроился в кабинете нашего подполковника, который был на выезде и прекрасно поспал в его шикарном кожаном кресле, а вот Паша побоялся и бодрствовал всю ночь. Да ведь “изголодавшейся” молодой девушке нужны были не оправдания, а секс!

     

     Я зашёл в ванную, подбросил дровишек в титан, сообщив, что вскоре согреется вода и можно принять душ с дороги, тут и унитаз есть, да Настя видимо постеснялась меня и пошла в туалет во дворе. Под лёгкий храп Пашки я успел вскипятить чайник на газплите, сварить макароны и подогреть воду в большой кастрюле – ополоснуться на дорожку, раз в титане ещё греется. А только налил кипяток в заварник, как влетает в кухню Настя, вся мокрая и дрожит. А что вы хотели, сентябрь месяц начался и сентябрьские ливни в этих местах весьма холодные. А что с ней делать? – она уже зубами чечётку выбивает.

     

     – Настя, бегом в ванную. Сними с себя всё мокрое, иначе простудишься. Сейчас горячей водой сполоснёшься и согреешься. Да быстрее, ты уже синяя вся! Давай, Настенька, иди, – я подтолкнул её и даже легонько шлёпнул по круглой аппетитной попке, а как всю её классную фигуру великолепно облепило мокрое платье, весьма возбудительное зрелище передо мной!

     

     Когда я зашёл с кастрюлей в ванную, она стояла совсем голая за занавеской и всё клацала своими зубками. А я, приготовив и сделав воду в тазике чуть горячей, но не обжигающей, отдёрнул занавеску и, невзирая на её лёгкое возмущение, стал поливать её из ковшика. А она стала ко мне спиной – какая классная у неё фигурка! Но самое главное – вскоре её зубки перестали выбивать морзянку типа “СОС”, а я ещё намылил губку и натёр её спину, ножки и особенное внимание уделив её соблазнительной попке.

     

     Настя дёрнулась было, но потом стояла молча – горячая вода после холодного дождя быстро поднимала температуру её стройного тела, да заодно похоже и настроение. Потом я всунул ей намыленную губку в руки, а она вдруг повернулась ко мне, заявив, что сказав “А”, нужно и “Б” говорить – раз я намылил её сзади, то и впереди нужно. Так я и сделал, сильно приболдев от прикосновений и увиденного, особенно от небольших упругих мячиков её красивой груди. А когда я смыл пену – передо мной стояла принцесса! Маленькое полотенце она замотала тюрбаном на голове и он был похож на корону.

     

     Взяв её на руки, я поставил прелестницу на пушистый коврик, а Настя неожиданно закинула мне руки на шею и так сладко поцеловала, что мой член сразу встал в полную боевую готовность. Почувствовав это, Настя тихонько хихикнула и попросила полотенце, поблагодарив меня за спасение от холода и простуды.