Проститутки Екатеринбурга

Чудеса случаются

     МакГонагалл постучала ложечкой по бокалу, отозвавшемуся легким звоном, и призвала учащихся Хогвартса к вниманию. Дамблдор встал со своего места, погладил бороду:

     Ни для кого не секрет, что вы все немного устали от занятий, это естественно. Это заметил даже наш гость Люциус Малфой. – На вытянувшихся лицах учеников застыло явно не радостное выражение. – Он выразил желание несколько разнообразить вашу жизнь: завтра в Малфой-Мэноре состоится вечер, приглашены все старшекурсники. Ребята с младших курсов тоже не будут скучать – завтра вас ждут все сладости магического мира и свой праздник. Мы постараемся, чтобы всем было интересно и не скучно, правда, уважаемые господа? – обратился он к почтенным учителям.

     Те согласно кивнули головами.

     Ученики дружной толпой вывалились из дверей, распадаясь на группки и живо обсуждая завтрашний день. Гермиона, Рон и Гарри шли насупленные и не одобряли всеобщего ажиотажа. Конечно, кто же будет рад, узнав, что завтрашний вечер ему придется провести в доме своего врага? Враг по имени Драко Малфой, тем временем обогнал троицу и язвительно сказал:

     – Смотрите не заблудитесь завтра в моем фамильном замке! Не думаю, что слугам будет приятно искать вас по всем подземельям.

     – Отстань, Малфой! – в один голос крикнули Гермиона и Гарри.

     Малфой презрительно хмыкнул:

     – Да, кстати, не забудьте одеться прилично. Это тебя касается Уизли! Уж постарайся найти в своем шкафу хотя бы один нормальный костюм, а не связанный матушкой свитер со спущенными петлями! Да, обычно на вечерах в моем доме танцуют, так что вам желательно заранее потренироваться.

     Слизеренец еще раз скривил губы в усмешке и, насвистывая, направился в сторону своей компании. Друзья поплелись дальше на сторону Гриффиндорфа. В Гостиной, сидя на диване, они обсудили свои завтрашние наряды. Не хотелось ударить лицом в грязь, особенно перед заносчивыми Малфоями! Гарри предложил Рону свою белую рубашку. Гермиона, вспомнила, что в детстве ходила на занятия по танцу и закружила по комнате с воображаемым партнером. Гарри и Рон молча и заворожено смотрели на танцующую девушку, как-будто видели ее впервые, смотрели на плавные движения. Всем троим, казалось, что они слышат звуки вальса. Когда Гермиона остановилась, мальчики с трудом перевели дыхание и спросили, почему это она так радуется завтрашнему мероприятию. Гермиона, хитро посмотрев на того и другого, вдруг подмигнула обоим сразу.

     

     – Раз нельзя изменить события, надо найти в них что-то положительное! Например, я с удовольствием потанцую и попытаюсь узнать побольше об отце Малфоя. Вдруг пригодиться: Да, кстати, мальчики, не забудьте оставить каждый мне по танцу!

     Гермиона выбрала длинное голубое платье, простое и элегантное, а волосы перевязала жемчужного цвета атласной лентой, оставив несколько завитков свободно спадать на плечи. Она уже слега тронула губы перламутровой помадой и тут вспомнила про свои серьги из застывшей морской волны. Вдев их в свои ушки, Гермиона посмотрела в зеркало и удовлетворенно вздохнула: да, определенно она превратилась из гадкого утенка в прекрасного лебедя. Так, что же еще? Ах, да, последний штрих: Пара капель любимых духов, легкий аромат лимона и свежесть ландыша окутали ее хрупкое девичье тело.

     Выйдя из комнаты, девушка увидела профессора Снейпа. Он остановился, поджидая ее, и предложил спуститься вместе в холл. Северус должен был сопровождать учеников в родовое гнездо Драко. Гарри и Рон уже ждали внизу, они окинули девушку восхищенными взглядами и наперебой заявили, что согласны танцевать с ней хоть все танцы. Правда, признались, что боятся оттоптать ее ножки. Гермиона рассмеялась и озорно тряхнула головой:

     – Ну, что? Пойдемте веселиться мальчики?

     К шести часам вечера нарядные старшекурсники чинно двинулись в Малфой-Мэнор. Младшие уже давно пировали. Рон то и дело бросал восхищенные взгляды на подругу. Да и сам он выглядел вполне привлекательно, тщательно уложенные рыжие волосы напоминали гриву льва. Гарри шел чуть позади и о чем-то весело болтал с Джинни.

     Драко пробежал мимо, хмыкнув по своему обычаю, но не удержался и одобрил наряд Гермионы, скользнув по стройной фигурке слегка удивленными глазами. Взглянув на Уизли, он скривился и сказал, что тот выглядит тоже почти прилично.

     В огромном зале Малфой-Мэнора звучала тихая ненавязчивая музыка, скрипка вела сольную партию, наполняя воздух певучими звуками, создавая волшебную атмосферу. Стояли столы с различными деликатесами, между веселящимися учениками бегали домашние эльфы, обнося всех вином и шампанским. В стороне сидел хозяин дома, Малфой-старший, с неизменной тростью, в бархатной мантии цвета ночного неба. Он с ленцой потягивал старинный коньяк и смотрел на не на шутку разошедшуюся молодежь. Рядом стоял Снейп и ворчал что-то про неуместное веселье посреди учебного года. Люциус отмахнулся от него, как от назойливой мухи и процедил:

     – Пусть пока повеселятся, скоро им будет не до смеха, наступают темные времена… наконец-то.

     Гермиона сразу обратила внимание на хозяина дома. Да, он ей очень понравился. Эти серые с металлическим блеском глаза, аристократические манеры, белоснежные длинные волосы. Его внешность была Идеалом Мужчины из девичьих грез, но она внутренне содрогнулась, вспомнив о его ненависти к магглам. Конечно, Рон, который давно ухаживал за ней, гораздо мягче и нежнее, но он такой неопытный и скромный, а так хотелось встретить искушенного мужчину, который бы сам угадал ее желания и воплотил их в жизнь.

     Вот сейчас у нее было желание танцевать. Но после топтания на месте с Уизли, Гермиона поняла, что надо поберечь свои ноги и новые туфельки. “Да, – подумала девушка, – с такими фантазиями ты дойдешь до того, что посчитаешь самым опытным профессора Дамблдора!”. Ребята между тем разделились на пары и танцевали вальс.

     Хозяин между тем видел все и всех. Малфой смотрел на неуклюже двигавшегося Гарри Поттера с Джинни, потом глазами нашел сына, который не терял времени даром, а прижимал к стене, какую-то новую красотку. Удовлетворенно хмыкнув, Малфой перевел взгляд на незаметно отошедшего Снейпа. Тот видимо наступил на горло своей песне, перестав ныть о неуместности и вреде веселья, повел танцевать Гермиону Грейнджер. Снейп умело и плавно кружил девушку в танце. Люций заворожено смотрел на повзрослевшую Гермиону. “А она неплохо держится. Непринужденно. Красиво. Грациозно. Хм: Может стоит пригласить ее на следующий танец?” Но он тут же оборвал себя на мысли, – “Вот глупости, она же из магглов. Грязнокровка! Хотя, один танец ничего не значит. Тем более, Драко утверждал, что в этой маленькой головке умещается огромное количество знаний. Устрою крошке экзамен:” Уголок губ слегка приподнялся в насмешливой ухмылке.

     Музыка замолкла. Допив залпом коньяк Малфой встал, отыскивая взглядом Гермиону и Cнейпа.

     Добрый вечер, мисс Грейнджер, вам нравится у меня в гостях? Не скучаете? – вежливо, но обычным холодным тоном осведомился Люциус.

     Гермиона, грациозно подобрала голубые складки платья, подчеркнуто почтительно склонила голову приветствуя хозяина дома. Тонко и лукаво улыбнулась. О, она тоже может быть светской дамой!

     – Спасибо, мистер Малфой. Прекрасный вечер. Только вот: танцев маловато:

     – Неужели?! Какая досада для вас! Я заметил, как вы прекрасно двигаетесь, но сомневаюсь, что вашего умения хватит на настоящий танец – танго, – с вызовом сказал Малфой.

     Гермиона подняла на него глаза:

     – Думаю, что я справлюсь, но вот с партнером сложно. Сомневаюсь, что кто-то из присутствующих может станцевать этот откровенный, чувственный танец. Может быть, вы полагаете, что у вас хватит на него страсти?

     Брови Люциуса поползли вверх, а в глазах мелькнуло одобрение. “А она не только умна, но и остра на язык. Занятно”.

     – Не думаю, что именно вам, юная мисс, стоит судить о моей чувственности.

     Его низкий, тихий голос с бархатными обертонами обволакивал, вызывая сладкую истому в теле Гермионы. Люций приказал музыкантам играть танго. Удивленные ученики Хогвартса, заслышав непривычные томные звуки отступили к стенам, бросая взгляды на хозяина дома. Танцевать ни кто не решался.

     Малфой медленно подошел к Гермионе, сверля ее вызывающим взглядом, протянул ей руку. Она протянула свою, и Люциус резко закрутив ее, прижал к себе. У гриффиндорки перехватило дыхание. Она подняла глаза и увидела в зрачках партнера ироничный вопрос: “Ну, так хватит ли у меня страсти?” Грейнджер вздохнула и, резко оттолкнув от себя Люциуса, под изумленное аханье старшекурсников, плавно обвела грациозным движением руки свою фигуру. Люций подумал, что танец будет похож на страстную битву, слегка улыбнулся, дав понять Гермионе, что он ответит на ее вызов и, внезапно повращав в своих руках трость, отбросил ее в руки Снейпа.

     Они опять сошлись в танце и закружились по залу с постоянной сменой позиций. Каждое движение было наполнено томным желанием. Как будто партнеры вели беседу на своем, понятном лишь им языке танца, языке тела, языке чувства. Ученикам показалось, что тела танцующих переплелись и словно слились в одно целое. Внезапно пара остановилась точно посредине зала. Гермиона провела рукой по щеке мужчины, по шее и, добравшись до завязок мантии, дернула их, так, что узел развязался. Высоко взмахнув тонкой рукой, она отбросила мантию в сторону. “Хм, – только и успел подумать Люциус, – девчонка меня раздевает! Меня?! Взрослого мужчину! Хорошо, поиграем, я покажу тебе! . .”

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ]