шлюхи Екатеринбурга

Черниговские каникулы. Часть 6

     – Да полноте-с, вам, Аделаида Макаровна. Напраслину на паренька возводите, Видел его, вполне благонамеренный юноша, симпатишный. Мне, во всяком случае, так показалось. Ну, уж ежели вам так чудится, то присылайте его на беседу. Заодно и осмотрю, может, какая-нибудь болячка юношеская приключилась…

     – Премного вам буду благодарна, Моисей Соломонович. Просто не могу представить, что бы я без вас делала…

     Сказать честно, Саша шел к дому доктора Кацнельсона в сопровождении тетушки без радости и со страхом. Голову заполняли различные мысли, содержание их было совсем не радостное, да и тетка, судя по всему, была настроена очень воинственно. Они поднялись по ступенькам крыльца, открыв дверь, прошли в маленький коридорчик, в нос пахнуло больничным запахом йодоформа. Они вошли в кабинет. За столом у окна сидел маленький толстый человек, с отвислым крючковатым носом, оттопыренной нижней губой. Маленькие бегающие глазки скрывались за стеклышками пенсне. Встав из-за стола, он шариком подскочил к тетке, картавя на ходу:

     – Ой, кто к нам пришел, Аделаида Макаровна! Ой, скажите, чем вы мажетесь? У вас кожа как у девочки, а глаза, глаза… . Нет вы не женщина, вы фея, фея, если бы не моя Фирочка, я бы целыми днями стоял у ваших окошек, носил цветы и пел романсы.

     – Да будет вам, Моисей Соломонович, экий, вы шутник. Вот привела племянничка, как договаривались…

     – Да-да… Вы нас оставьте, мы уж тут по мальчишески поболтаем

     – Хорошо, тем более что надо к купчихе Серафимовой зайти, вот-вот родить должна…

     – Привет передавайте, скажите, что мы ждем от нее наследника

     Шелестя юбками, тетка вышла, каблуки застучали по полу, хлопнула дверь. Доктор и Саша остались вдвоем.

     – Нуте-с, молодой человек, как вас? Александр? Давайте-ка проходите в смотровую. Раздевайтесь до гола и как готовы будете, приступим к осмотру.

     Не возражая, непослушными от страха руками, Саша с трудом снял рубашку и брюки, аккуратно положил все на стул, сказав:

     – Я готов…

     Доктор вошел, довольно потирая руки, с улыбкой произнеся:

     – Ложитесь-ка на кушеточку, на бок, юноша. Ноги подтяни к животу, посмотрим, что там у тебя сзади.

     – Зачем это?

     – Не надо спрашивать, надо, значит надо! Ложись, не разговаривай!

     Доктор, надев перчатку красной резины, палец указательный в банку макнул, левой рукой раздвинул гимназисту ягодицы и бесцеремонно полез в зад. Было не столько больно, сколько стыдно, палец шевелился, коснувшись чего-то внутри. Странно, но было приятно, тем более что писюн Саши от прикосновений почему-то “вскочил” и надулся, доктор палец вводил глубже и глубже, Саше было стыдно, но, с каждым разом приятнее…

     Доктор, не спросив разрешения и не предупредив, левой рукой за писюна взял, а пальцем сзади, внутри копошится. Саша чувствовал, еще немного и с ним случится нежданное. Успел подумать, мол, что-то надо делать, иначе… Может неприятность случиться, на стенку или в ладонь доктора прольется “запретное”, что он скрывал от тетки и матери. А доктор, пальцем сзади двигая, ладонью теребил писюна, спрашивая, как учитель гимназический строгим голосом, от которого мурашки бегут по спине:

     – Ты знаешь, что такое предстательная железа?

     – Нет, не знаю, – честно признался гимназист.

     Он и в самом деле не знал. Доктор объяснять начал, а пальцем глубже и глубже.

     – Вот, если пальцем так подвигать, то будет мальчику весьма и весьма приятно. Не правда ли?

     Гимназист так толком и не понял, про что говорят, лежал, не жив, ни мертв, мычал в ответ:

     – Угу-уууу…

     – А если еще и онанировать при этом? Ну, как, чувствуешь разницу? – болтал доктор без умолку. Зажав фаллос мальчишеский в пятерню, принялся двигать быстрее и быстрее, так что Саша уже в полный голос охал в ответ:

     – Дааа-а-аа! О-ох-хх! Ещё-ё-ё-ё…

     Он не смог удержаться и постыдно закончил, набрызгав спермы на простыню, доктор засмеялся:

     – Видишь, славно случилось, дурную влагу, пену, так сказать, согнали, теперь можно и по настоящему осмотреть. Знаю я вас, мальчишек, не успеете, как следует прочувствовать сладость, как тотчас спускаете. Потом лежите с высунутым языком, в себя приходите, а тут не что-нибудь, а наука… Подожди, вытру, вон, сколько наплескал.

     Отошел к столику, где стояли коробки и банки с ватой и бинтами, достал марлевую салфетку, вытер руку, салфетку бросил в корзину, протянул еще одну Саше:

     – Вытирайся!

     Подросток кое-как вытер липкое с живота, ног.

     – Ну, а теперь, давай по настоящему осмотр проведем, хватит в игрушки играть…

     Саша остался лежать на кушетке, вытянув ноги, которые продолжали дрожать неуемной дрожью, даже после того как семя пролилось наружу. Доктор раздвинул ноги, теперь “хозяйство” было, как на ладони.

     – М-да! Вот уже действительно, матушка природа подарочек юноше устроила – почти 6 дюймов! А эрекция какова, мечта! Хоть гни, хоть крути, не сломается, – ухмыльнулся доктор в густую бороду, облизнув пухлые губы. Рука ощупала ствол, приблизилась к головке, скользнула вниз, по яичкам, стиснув мошонку. Поглаживания становились сильнее, скоро, сжав ствол рукой, он начал быстро массировать член. Левой рукой ощупал живот мальчишеский. Вновь взял яички, сжал легонько, перекатил в ладони, ноги мальчику согнул в коленях, задрал вверх, открыв дырку заднюю, принялась водить там пальцем, Было странно и щекотно.

     Саша молча лежал, прикрыв глаза. Если честно, то ощущение приятное, в этом он себе в душе признался, в то же время, уж и не так стыдно. Доктор руками ноги вверх придержал, к груди привел, подросток почувствовал мурашки от прикосновения усов и бороды, горячего мужского дыхания у себя между ягодиц. Сильные пальцы уцепили его за “булочку”, сжав пару раз, опять провели между ними пальцем. Доктор, не говоря ни слова, уткнулся носом ему в складку между ягодиц, вдыхая запах тела, губы прижались к чувствительному бутону ануса, начав целовать его.

     Правой ладонью гладил впалый мальчишеский живот, поглаживая, поднялся к груди. Нащупав сосок, пощипал, перекатывая твердую горошинку между пальцами, потом с другим соском такой же фокус проделал. Саша, разнежившись от ласки, лежал молча, пальцы доктора ритмично поглаживали “писуна”, иногда возвращались к отвердевшим соскам. Теплое распирающее напряжение, знакомое пареньку по предыдущим опытам онанизма, накапливалось в низу живота, заставляя судорожно напрягать ноги. Вот так! Вот так! Еще! Еще, чуть-чуть, еще… Но доктор, словно поняв, что происходит или вот-вот произойдет с пареньком, замедлил движения.

     Саша лежал на спине, а доктор тесно прижимался к мальчику, взасос целуя его в податливое тепло анальной розетки, жарко лаская гимназиста. Все происходящее казалось Саше нереальным сном, в висках стучала кровь, напряженный член и толкающийся в заднем проходе язык доктора Кацнельсона явно говорили о том, что гимназист не спит. Вдруг доктор поднялся, и быстро, Саша не успел ничего понять, поцеловал головку торчащего мальчишеского члена. Холодок пробежал внизу живота, когда горячие мужские губки сомкнулись вокруг, язык задвигался по кругу, пробираясь в потаенные уголки.

     Доктор опустился на колени, на минуту выпустив член изо рта, чтобы, как показалось Саше, полюбоваться на него. Блестящий от слюны фаллос задорно торчал, задрав высоко вверх головку, подрагивая в нетерпении, безуспешно пытаясь достать до пупка. Доктор профессионально завернул крайнюю плоть двумя пальцами, открыв пунцовую головку полностью. Пригнулся и, высунув язык, обвёл вокруг, смакуя на вкус. Саше было щекотно, доктор пару раз провёл языком, затем, сжав кольцом губы вокруг головки, стал двигать головой из стороны в сторону.

     Щекотал губами и языком до сжавшегося мешочка мошонки, оставив влажную дорожку слюны. Пару раз лизнул и мошонку, согревая тёплым дыханием, открыв шире рот, втянул оба яичка в рот. Языком быстро двинул яички, было приятно, хотя усы и борода щекотали кожу бедер, хотелось вывернуться и засмеяться в полный голос. Подвигав губами по головке, вытянув губы трубочкой, втянул, всосал фаллос Саши в горячую глубину рта. Гимназист, задержав дыхание, коротко охнул, но не от боли или страха, совсем наоборот. Новое чувство, которое он получал, было всепоглощающим.

     Доктор медленно двигал головой, один раз, в шутку, конечно, слегка прикусил зубами головку, отчего гимназист ойкнул и чаще задышал, по сердцу пришлась новая ласка. Глаза Саши были прикрыты, по ритмичным движениям плеч мужчины можно было понять, что и доктор делал себе приятно, двигая рукой в низу живота. Сосать он продолжал, причмокивая, тыча носом в живот мальчику, двигаясь быстрее и быстрее. Неожиданно он прекратил, подсунув обе ладони под худенькие ягодицы Саши. Гимназист почувствовал жар, разливающийся где-то в глубине, который вибрируя, рвался наружу.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки