шлюхи Екатеринбурга

Цена выбора

     Те, кому некуда идти, кто бежит от себя и других, кто неожиданно потерял или обрел, обязательно рано или поздно окажется на вокзале. Именно там, среди грязи и далей, среди гама и прозрений, иногда прячутся, а иногда бесстыдно себя демонстрируют начала и концы.

     Оказалась на вокзале и серебристая. Правда, на улице, среди машин и прохожих, серебристый блеск стал угасать и почти совсем исчез. Но, в ощущениях Теты-Таньки он остался и озарял собой окружающий мир. Идти ей было некуда. Возвращаться домой она побоялась, там, если Хозяин все же умер, ее могли ждать менты. Друзей и знакомых у нее не было. Работы, планов, определенного будущего, да и прошлого уже, пожалуй, тоже не было. Было немного денег, были странные листочки с цветами и памятная фотография в сумке, был теряющийся серебристый отблеск на предметах окружающего мира, были несколько недель, когда боль от плетей Хозяина и смута от его слов зажгли два огня в душе и дали непонятную еще силу. А больше не было ничего.

     – Поезд Москва-Верхнереченск подается под посадку на восьмой путь – проорало вокзальное радио.

     Воспоминание накатило и толкнуло сильно. Тета вспомнила, как однажды Хозяин, разговаривая с невидимым собеседником, назвал именно этот город.

     – Нет, Андрей, на Круге я, конечно, буду, но Верхнереченск в прошлом. Вадим лапа и молодец и я готов выполнить любую его просьбу, но ты же знаешь, я одиночка…

     Что за Круг, где собирался быть Хозяин, кто такой лапа и молодец Вадим, было совершенно неизвестно, а поезд до Верхнереченска вот он, подается под посадку на восьмой путь, и спокойно можно успеть купить билет. Может, если у Хозяина в прошлом, у Теты в будущем? Что она будет делать в Верхнереченске, где искать лапу Вадима, Круг, прошлое Хозяина, она даже не думала, у Таньки вообще не было привычки обдумывать свои поступки. Впрочем, одна и та же привычка у разных людей часто приводит к разным результатам, а ведь Тета уже не была Танькой…

     Таньке не приходилось раньше ездить в дальних поездах, и она не знала, какие существуют вагоны. Поэтому, когда кассирша спросила, в какой вагон, Тета бесхитростно ляпнула – в самый лучший – и тут же взвыла про себя, когда кассирша назвала цену. Однако деньги, те самые, из квартиры, где упал и уткнулся в стенку Хозяин, у нее были, а причины их экономить не было ни одной. Возьми она другой билет, и все было бы иначе. Потому, что проводника вагона “люкс” чрезвычайно удивила странная девица, едущая одна в шикарном купе, но никак этому купе не соответствующая. Он на всякий случай стукнул бригадиру, а тот перестучал о мутной девице на станцию назначения, где бравый междуреченский лейтенант своевременно выдвинулся к поезду, готовый винтить, крутить и задерживать.

     Танька ментов не боялась. В ее приблатненном предместье их мало кто боялся, и когда бравый лейтенант потребовал документы, спокойно достала паспорт. Тут бы ее путешествие и закончилось – лейтенант был настроен странную девицу задержать, но в паспорте так и оставалась визитка Хозяина, лежала в конце.

     Лейтенант листал паспорт, прикидывая, а что собственно можно сделать с непонятной девкой, и видел самые разные варианты, от употребить всем отделением, до загнать кому-нибудь подходящему. Он уже понял, что девка одна-одинешенька, да еще наверняка хвосты за ней есть. А, если нет, можно и подрисовать, ничего хитрого. Так, прикидывая, лейтенант долистался и до визитки с синим драконом. А, долиставшись, сразу забыл про свои планы, потому, что про дракончика этого слышал. И то, что он слышал, требовало девушку (а никак уже не девку) немедленно отпустить, извиниться и козырнуть – мало ли что. И вагон “люкс” дракончик тоже вполне объяснял. Задумчивое выражение лица у лейтенанта сменилось обиженным, ему и говорить ничего не стоило, но и осведомленность свою хотелось показать, поэтому Тете в очередной раз повезло.

     – Понятно, что ж вы сразу не сказали. Прошу – он протянул паспорт – значит в “Прибрежную”?

     Тета молча кивнула, хотя о “Прибрежной” слышала в первый раз, забрала паспорт и оставила обиженного лейтенанта за спиной. Как выяснилось, после некоторых расспросов у таксистов, “Прибрежная” была маленькой, но очень дорогой гостиницей, достаточно далеко от вокзала. Оставалось найти лапу Вадима и загадочный Круг.

     Визитку с драконом Тета переложила в начала паспорта, поняв, что она здесь что-то вроде пароля. Наверно это было правильно, потому, что администратор в гостинице, увидев визитку, тут же спросил, желает ли уважаемая гостья отдохнуть, или ему лучше сразу вызвать машину. Тете очень хотелось хоть несколько часов пожить в гостинице, такие она видела только в сериалах, но она побоялась спугнуть несущую ее удачу и отдыхать не пожелала, а пожелала машину. Администратор усадил Тету в огромное кресло, подал ей кофе, позвонил куда-то и, через десять минут, машина была на месте.

     Водитель взглянул на визитку, потом, с сомнением, на Тету, снова на визитку, пожал плечами и открыл дверцу. Ехать оказалось совсем недалеко. Уже через пару минут машина свернула, к удивлению Теты, в ворота большой больницы. Мелькнула надпись – Приемное отделение, несколько машин скорой помощи, еще пара поворотов и машина остановилась у большого старинного здания, но не у нарядного главного входа, а у маленькой двери в торце. Путь, похоже, завершался, и было самое время подумать, а что же ей здесь говорить. Но говорить было настолько нечего, что и думать было не о чем. Она и не стала думать, а просто вошла в открывшуюся дверь. За дверью оказался тамбур с охранником, а на стенке около него висел такой же дракон, как и на визитке, только большой. Водитель, доставивший Тету к дракону, провел ее в небольшой холл и постучал в одну их дверей. – Вадим Сергеевич, привез. Ну, вот и лапа Вадим нашелся, значит и Круг где-то здесь.

     В кабинете стояли тяжелые темные шкафы с завитушками, на полу лежал темный ковер, а в углу стоял еще один дракон, уже в виде скульптуры, подсвеченный синим светом. Все вместе выглядело мрачновато. Но хозяин кабинету совершенно не соответствовал. Впрочем, как и определению – лапа. Полноватый мужчина средних лет в очках, светловолосый с короткой стрижкой явно не мог быть ни лапой, ни владельцем синего дракона. Однако же именно он поднял голову от каких-то бумаг и задал странный вопрос

     – А где Третий?

     Где Третий Тета не знала, как не знала и кто этот непонятный Третий, оставалось только молчать.

     – Вы от Третьего?

     Тете очень хотелось сказать – да, но мысль, пришедшая ей в голову, показалась удачнее. Она достала из сумки листы с цветочками и фотографию, сделанную ушедшим Хозяином, и положила их перед мужчиной. Он мельком взглянул на цветочки и внимательнее на фото, причем было заметно, что фото ему понравилось. На нем серебристая Тета, в алых полосках от плети на фоне зеркала в квартире Хозяина – отличное фото. Тета подумала, что если это фото повесить вон туда, рядом с драконом, оно будет очень на месте, а мужчина насмотрелся на фото, и, уже ни о чем не спрашивая, взял мобильник и попытался куда-то дозвониться. Но номер явно не ответил.

     

     Номер не ответил, и Вадим положил телефон. Все было более чем странно. И девица, приехавшая одна, без звонка, и то, что она явно не знала, что ей говорить, и мобильник, выключенный именно тогда, когда явно должен быть включен. Но вокруг дракона странных было много, да и фото было сделано в знакомой ему квартире Третьего. Третий не прав, что прислал свою девицу без звонка, но, в принципе, тоже ничего страшного. Он снова взял телефон – Светик?

     Вадиму и в голову не могло прийти, что Тету привели сюда случайное объявление на вокзале в другом городе, дурак лейтенант, решивший похвастаться своей осведомленностью да кусочек картона с голограммой. Что еще и суток не прошло, как Тета ушла из остывающего дома Хозяина, представления не имея о дороге впереди. Но, если бы он знал об этом, принял бы Тету, как почетную гостью, как известие из важного Далека, как выбранную Случаем. , требующим полного приятия и уважения.

     Снова телефон, снова номер.

     – Андрей, ты еще не уехал? Свяжись, коли не в труд, с Третьим. Что-то у него связь молчит. Уже ищешь? Хорошо. И спроси еще, что означает его девица и что с ней делать. Ладно, ждем…

     

     Тета шла за охранником по какому-то коридору, потом ехала на лифте, потом опять коридор и еще один коридор. Но в конце была дверь, а, за дверью, комната, диванчик, кресло, красивая плеть на стене из кожи разных цветов, наручники, валяющиеся на столике с непринужденностью косметички, смуглая невысокая девушка, почти девочка.

     – Ну, рассказывай.

     Голос был неожиданно низкий, почти мужской.

     И Тета начала рассказывать. Все с самого начала, с того момента, как ее выгнали с работы. (см. Цена настоящего) .

     

     – Принесенная…

     Девушка смотрела на Тету со смесью симпатии и сожаления, как смотрят на тяжко заболевшего, когда еще неизвестно, выкарабкается ли он.

     – Ты, Принесенная, хоть знаешь, куда тебя принесло?

     – Почему Принесенная?