шлюхи Екатеринбурга

Бомжи-2

     Прошло уже два месяца с тех пор, как я стала бомжовской шлюхой и их сортиром. И вот я пришла домой под утро с корпоративной пьянки и дома уловила так полюбившийся мне запах дерьма. В ванной горел свет, я заглянула туда и увидела там мою дочь! Она была одета в топик и короткую юбку, из пизды торчали её трусики, и вся она была перемазана говном и блевотиной. Глаза её были закрыты, она, тихо постанывая гладила свою пиздень, сиськи и засовывала грязные пальцы в свой дерьмовый рот. Я посмотрела на неё и так сильно возбудилась, что кинулась её облизывать. Кира приоткрыла глаза и простонала:

     – Выебите меня сильнее, пожалуйста. Я сделаю всё.

     Моей дочери 19 лет. Стройная фигурка, смазливая мордашка, сиськи 2 размера. Она была вымазана очень толстым слоем, дерьмо всё ещё стекало с неё, я слизывала и ела. Потом она открыла глаза и несколько секунд тупо на меня смотрела.

     – Мама?

     – Да, доченька. Что с тобой случилось?

     Ей было очень стыдно, но всё-таки она раскололась и рассказала мне историю про бомжей. Тех самых.

     – Тебе понравилось?

     – Да. – промямлила Кира, опустив глаза.

     – Тебе нравится быть опущенной, обосраной блядью? – спросила я, – Отвечай, шлюха!

     – Да! Мне очень нравится быть опущенной, грязной шалавой. Что бы все, кто захочет ебли меня и срали мне в рот!

     – Умница, дочка. – Я харкнула ей в рот соплями.

     – Они сделали из моей сраки пепельницу, помоги мне: – Доча повернулась раздолбанным очком и я принялась вытаскивать оттуда бычки вперемешку с говном. Когда я закончила, мы съели это, потом грязные завалились спать. Завтра начнётся мой отпуск на работе и блядская жизнь дочки…

     На следующий день, поздно вечером мы направились к бомжам. Кира предложила взять запасную одежду, но я пояснила, что с ней будет то же, что и с основной.

     – О! Наша блядёшка припёрлась! – Крикнула бомжиха Света.

     Я протолкнула дочу вперёд. – Вас эта шалава хорошо обслужила вчера? Знакомтесь, моя дочь Кира. И она теперь ваша собственность, так же, как я.

     – На колени, блядина! И шагай сюда! – Крикнула Светка.

     Дочь опустилась на колени и так пошла к бомжихе по камням и осколкам. Она морщилась от боли и стонала от блядского, извращённого наслаждения.

     Светка схватила мою маленькую блядь за волосы и воткнула её морду себе в пиздень. Кира присосалась к её дыре и с кайфом принялась её вылизывать, и чуть не подавилась от мощной струи мочи. Она намочила себе волосы, умыла лицо и пила, пила, пила её мочу. А мне приказали раздеться и воткнули мне в сраку литровую бутылку. Пока Светка поила мою шлюшку, оставшиеся два мужика и баба поставили меня на колени и стали ссать на меня, преимущественно в лицо, в рот и на голову. Потом они выдернули иж допы бутылку и вогнали туда толстую палку.

     Бомжиха Таня (толстая пятидесятилетняя прошмандовка быстро-быстро ебала меня этой палкой в жопу. Грубая кора и сучки так раздирали моё очко, что я орала. как бешеная от дикой боли и такого же дикого удовольствия. А нежная кожа задней дыры, наверное, уже превратилась в лохмотья. Меня посадили так, что бы палка упиралась в пол и Таня повисла мне на плечах. Эта корова с сиськами девятого размера весила около 80 кг, и палка со скрипом залезла мне в жопу почти до конца. Краем глаза я увидела, что Кира лежит на полу, а её голова полностью скрылась под огромной кучей говна, а Света и не собиралась заканчивать говно толстыми кусками лезло и лезло из её жопы. Меня положили спиной в лужу и тут же мне в рот продлевалвя бомж. Он блевал долго, плевал, сморкался и опять продолжал блевать на меня. К нему присоединились остальные двое.

     Помещение наполнил кислый запах, я по сиськи была покрыта блевотиной. Я размазывала всё это по телу и запихивала себе в рот. Протерев глаза, я увидела огромную сраку Тани на лицом и какашку, которая лезла мне в рот, я ухватила её губами и продвигала глубже в глотку. Когда она закончила, я стала жевать говно вперемешку с блевотиной. Один из мужиков засунул мне свой грязный носок в рот и ещё раз меня обоссал. А Кире приказали сожрать всё говно, а пока она ела её пиздили тонким прутом по сиськам, пизде, жопе и ляжкам. И ногами по лицу. Так что через 20 минут, когда она справилась с этой кучей, её тело было одним бордовым шрамом. Бабы вылили ей на разбитые места спи!

     рта и до

     чь заорала от нахлынувшей боли. Бабы достали откуда-то несколько длинных металлических спиц. Одной мне проткнули обе сиськи насквозь и две вогнали в каждую вертикально. Дочери проткнули сиськи и половые губы и положили спицу спереди на бёдра, чтобы оттянуть ей пизду. Света привела огромного кобеля, Кире приказали сосать его здоровенный кол, а мне вылизывать его жопу. Со спицами в сиськах делать это было не удобно и больно. Я взяла голову дочери и прижала так, чтобы хуй зашёл в неё полностью, она сосала несколько секунд и обрыгалась, не вытаскивая его изо рта. Потом мы поменялись местами, и я заглотила этот аппарат в свою засранную блядскую глоткую. Куда пёс мне и нассал.

     Потом он выебал меня в пизду, а Киру в жопу. Я вылизала собачью сперму из её дупла. Тем временем барбос насрал прямо мне на колени и мы, не дожидаясь приказа, с удовольствием съели его дерьмо. Позже нас послали собирать тараканов, червей и прочую ползучую гадость. И мы как были, в говне и со спицами попёрлись по всему заброшенному дому. Часа через полтора мы вернулись. Я собрала заметно больше, чем дочь. За что ей пообещали наказание. А пока всю эту шевелящуюся массу засунули нам в пизду и в жопу. Мою сраку сразу же снова заткнули толстой палкой, которая всё это время не покидала моей дырки. Было приятно щекотно, когда всё это стало шевелиться и ползать внутри. В таком виде нас сбросили в яму, которая служила сортиром (на время моего отсутствия) . Мы сначала ушли в дерьмо с головой, потом вынырнули и стали ждать дальнейших указаний, время от времени поедая грязное содержимое ямы и облизывая друг друга.

     – Блядь! Ёб твою мать! – Орала Таня. – Санька умер!

     Все четверо кинулись в соседнюю “комнату”. Через пять минут они вернулись обратно, обсуждая последнее событие.

     – Эй, тёлки, вылазьте нахуй оттуда! – Крикнул бомж Вася.

     Мы вылезли, на отвели к Сашке.

     – Проводите его в последний путь, бляди. – Сказала Света и пнула меня в жопу, я упала между ног трупа. Кира опустилась рядом. Мы сняли с него штаны, я первой взяла в рот холодный хуй, пососав несколько минут, отдала его дочери, а сама принялась за его яйца. Я облизывала их, потом полностью всосала их в рот и гоняла там, сжимая нёбом и зубами. Ему же уже похуй. Потом мы перевернули его и начисто вылизали ему жопу. Мы занимались им минут сорок, когда Таня пнула по палке в жопе и увела нас в укрытие. В подвал спустилась следственная группа милиции, и мы наблюдали, как они описывали труп, который мы только что облизывали.

     Когда они ушли. Наши хозяева напомнили Кире об обещанном наказании. Они заставили нас вытащить кишащую массу из дыр друг у друга, потом притащили два больших кактуса и приказали ей самой забить их в свои дыры до упора. Дочь верещала, как резаная, но кактусы всё же заняли своё место. А палка снова оказалась у меня в жопе, куда она пролазила уже относительно легко. И Киру заставили сожрать кашу из говна и насекомых. А я смотрела, как они ползают о её лицу, залазят в нос и в уши. Она обрыгалась два раза. Мне дали прут и я пиздила её по всему телу, попадая, по ляжкам, животу, сиськам и по лицу. Когда она доела всё, вместе со своей блевотиной, нас отпустили. Мы сели в нашу машину и предметы в наших дырах с новой силой напомнили о том, чем мы стали. Нам это нравится и ничего менять мы, пока не собирались.

     

     Ожидайте появление третьей части, если кому понравилось. Отзывы присылайте на daxxx@bk.ru