Проститутки Екатеринбурга

Большой Биг-Бон Кондрата Юрьевича

     Есть такая лапша Биг-Бон. А есть Кондрат Юрьевич, он не ел лапшу Биг-Бон, но зато неплохо играл на гитаре. В один обычный, теплый и приятный день, на крыльце своей пропахшей потом и откормлеными вшами фазенды, наш главный герой, по совместительству алкоголик со стажем, слесарь, сомелье, и обладатель внушительного пивного живота. Помимо приятного на ощупь любому каннибалу, мягкого и слегка покрытого редкими волосками животика, с опозданием лет на 50 претендующего на звание младенца, Кондрат Юрьевич имел и внушительный по своим габаритам болт меж ног. Агрегат, который между тем, вся деревня ласково называла Боном, имел сие гордое имя на честь покойной местной деревенской знаменитости-клоуна Бона. Такой же красный на конце как и нос усопшей легенды, и не менее заводящий проходящих мимо девиц и ребят, правда, не совсем детского возраста, длинной в состоянии полной боевой готовности с бутылку 0. 5 в местном магазине, и стоящий лишь пары подмигиваний местных грудастых девиц. Воистину огромный боевой опыт русской субмарины, компенсировался с лихвой спокойным и тихим нравом владельца, доброго и любимого всеми Кондрата Юрьевича.

     И вот, сегодня, в такой прекрасный день, сидя на стульчике возле своего дома, и попивая напиток неизвестного содержания, немного поправив конский причиндал меж ног наш главный герой услышал как открывается его калитка. Спустя секунды три, перед глазами не совсем юного, но довольно симпатичного господина перспективной в плане музея фазенды, появилась тонкая, но довольно симпатичная фигурка женщины лет 35. Обратившись к владельцу участка на котором стояли ее красивые, и упругие ноги, пускай и не от ушей, но уж точно от большой, нажористой, и спелой как абрикоса попы. Большие, как дыни на поле груди, и милое личико женщины подобающее ее по возрасту. Она держала в руках палку колбасы и не нарезной батон. Одетая в длинную юбку в клеточку, и немного смахивающие на последний писк, правда давно уже устаревшей моды туфли, сверху надев на себя блузку точно под стать всему наряду, она устремилась свободной походной к Кондрату Юрьевичу.

     Обратилась к нему как не странно, с довольно банальной на селе просьбой, починить насос в скважине, из которой пила воду она, ее мать, и двое детей, а до недавнего времени и непутёвый муж. Ехидно посмеявшись, мистер Биг-Бон отметил, что не хватает в ее наборе благодарности бутылочки и побольше.

     Вогнав ее круглые щеки в румяну, мастер своего дела пообещал помочь матери одиночке, ведь часто он сам, видел ее двух сыновей шести и восьми лет. Наташенька – так звали главную героиню рассказа, не смотря на смущение смотрела с искрой на обедающего ее угощениями Кондрата Юрьевича. Не мог мужчина вроде него не заметить явный подтекст сегодняшней встречи.

     “Что, без мужика поди совсем истосковалась?”- пробурчал с тонкой насмешкой простой русский мужик, повидавший в жизни казалось бы больше чем любой из тех кто говорил о своем богатом жизненном опыте.

     “Ой, Кондрат Юрьевич, все вы замечаете!”

     Посмеявшись над неловким моментом, Наташенька и сама взяла пускай и немного двусмысленно, часть колбасы и вульгарно положила себе на язык. Пожевав причмокивая накрашенные до нельзя губы, она перекинула ногу на ногу, рассеяв казалось бы всю ту стеснительность и напряжённость всей ситуации.

     Как мужчина сохранивший молодость не только в теле, но и в душе, мастер – что не ограничивался в повседневной работе одними лишь мускулистыми руками, Кондрат Юрьевич сразу смекнул что нужно делать и схватил пышные формы Наташеньки в сильные и покрытые потом нетерпения ладони.

     Хихикнув, и разведя эти дарования природы, гостья сей фазенды подвинулась на недавно занятом ей стуле в сторону маленького столика, в противоположной стороне которого сидел возбуждённый ею мужчина. Гладил он ее минут пять, пока его Биг-Бон не налился соком возбуждения до немогу. Раскинув ноги, и позволив гостье взять все в свои нежные руки, тёзка лапши почувствовал как его ширинка брюк выпускает на волю доисторических размеров гиганта. Склонившись губками над горячей булавой атамана эротичных войск, Наташенька захлебываясь в собственных слюнях продолжала действовать вопреки рвотному инстинкту, на потеху полового влечения. Насытившись миньетом прекрасной госпожи, Кондрат Юрьевич аккуратно положил ее сочное и мокрое от возбуждения тело на свой скромный стол, где доев одну палку, его спутница в мир оргазма принялась за вторую, слегка вкуснее предыдущей.

     Двигая тазом, упираясь в булочки одинокой и несчастной до этого момента женщины, Кондрат Юрьевич наконец то, за минут сорок совместного удовольствия довел до струйного оргазма самую красивую и теперь уже не такую и одинокую женщину в деревне, сам же при этом почти одновременно с ней, кончая на ее спину, слегка задевая семенем изголодавшегося по женщинами мужчины ее юбку и блузку. Она же находясь в таком положении лишь попросила вытереть эту обильно покрывшую ее жидкость, ещё способную к деторождению.

     Выполнив просьбу Наташеньки, Кондрат Юрьевич поинтересовался ее материальным положением, предложив прямо сейчас пойти сперва в ближайший и единственный на три деревни магазин, где работала его хорошо и горячо любимая знакомая, такая же одинокая и страждущая своего принца женщина по имени Елена, которую лично он подёргивая за попец во время визитов за продуктами называл никак иначе как “Ленка струйная пенка”. По пути к своей общей подруге, слегка не молодые люди сошлись на мысле, что не помешало бы им и сойтись, ведь в деревне без мужика как и без бабы, ломаются насосы и кусают вши.