Проститутки Екатеринбурга

Больше чем друг. Часть 3

     – Спасибо тебе – благодарно произнесла она – Я прошу меня простить, но не могли бы мы с тобой сейчас попрощаться, мне очень нужно подумать и конечно вечером серьезно и обстоятельно поговорить с моим мальчиком. Я тебе очень благодарна, что ты мне рассказала о моем сыне, и я надеюсь, ты не обидишься на то, что я так быстро хочу закончить нашу встречу. Просто мне бы хотелось уже вечером поговорить с Костей.

     – Нет, конечно, нет дорогая, я все прекрасно понимаю. Секунду, а быть может, он ориентацию сменил Оль? – прошептала Галина, так словно кто-то мог услышать их разговор на кухне в пустой квартире Ольги.

     – Давай не будет гадать впустую подруга? – Оля собирала чашки со стола в раковину.

     – Да, да, прости, пожалуйста, что-то я заволновалась – поведала Галя, направляясь в прихожую.

     – Я думаю тебе не о чем переживать Галь – спокойно отозвалась Оля, подавая ей пальто – Еще раз спасибо и можно тебя попросить забыть и о нашем разговоре сегодня и о том, что тебе сын рассказывал?

     – А ну конечно, считай, что я все уже забыла, надеюсь, у вас все хорошо будет?

     – Конечно!

     

     * * *

     

     – Мам я дома! – радостно объявил я, закрывая дверь и снимая кроссовки.

     – Чудесно! Раздевайся и пойдем на кухню! – донесся ее голос из глубины квартиры.

     – А вот и я! – возвестил я, переодевшись и входя в кухню, мама хлопотала у плиты и я сел на свое обычное место за столом.

     – Сынок – повернулась ко мне мама – Родной нам нужно с тобой серьезно поговорить!

     – Мам что-то случилось? Ты сама не своя.

     – Сынок скажи правду, ты гей?

     В первую минуту после ее вопроса я сидел как молнией пораженный и буквально не знал, что ответить, какие подобрать слова и лишь понимая, что мама ждет ответов и мне придется их дать, я глубоко вздохнул и решил рассказать все, так как было на самом деле.

     – Нет, мама я не гей. Мам, а ты что-нибудь знаешь о трансвеститах?

     – С сегодняшнего дня Костенька я уже много что знаю и о геях и трансвеститах – понуро произнесла она – Так ты транс?

     – Скорее да чем нет. Мне нравится носить женскую одежду, особенно белье, нравится чувствовать на себе эти вещи, ощущать себя девочкой, быть девочкой.

     – Ох – простонала мама, роняя лицо в ладони – Я до последнего не верила этому.

     – Мамочка, пожалуйста, я все тот же твой сын, мне по-прежнему нравятся девочки, просто я сам тоже хочу быть девочкой. Пожалуйста, не отворачивайся от меня мама: – запаниковал я, с трудом пытаясь понять ее реакцию на мои слова – Ничего не изменилось мам, я все такой же, как и был, просто мне нравится наряжаться в женские наряды и все, не осуждай меня, прошу!

     – Хороший мой я тебя не осуждаю, как я могу, ты же мой ребенок, которого я очень сильно люблю! – я и не заметил, как мама присела передо мной на колени и взяла мое лицо в свои ручки.

     – Я знаю, что ты все такой же мой сынок, просто мне нужно для себя это принять и не более, осуждать тебя я ни в коем случае не собираюсь. Только давай сохраним это в тайне ото всех, хотя если ты кому-то сам хочешь рассказать это твое право, я постараюсь не вмешиваться, но очень тебя прошу, все, же не рассказывай никому о себе настолько личные вещи.

     – Конечно мам! – обрадовался я и, мне так сильно захотелось обнять ее, что, не раздумывая ни секунды, я потянул ее к себе, встал на колени и обнял свою замечательную и маленькую мамочку, благодаря ее за то, что не кричала и оттолкнула, а принимает меня таким, какой я есть со всеми недостатками.

     Следующее утро среды началось, как ни в чем не бывало, мама по-прежнему будила меня и ворчала, а я улыбался и сопротивлялся, как мог ее побудкам, несмотря на обычную сонливость и недовольство по утрам настроение мое было преотличным и даже обычно неприятная повинность в виде школы, не могла меня огорчить.

     На удивление моих одноклассников, сегодня в школе я появился намного раньше обычных без пяти минут звонок и с глупой улыбочкой занял привычное место, но стоило мне поймать насмешливый взгляд Димы и настроение как ветром сдуло. А ведь я совсем позабыл о своем лучшем друге и нашей неожиданной встрече в магазине белья но, судя по тому, как он смотрел на меня, он помнил все до мельчайших подробностей и сильно горел желанием пообщаться со мной на эту тему.

     – Привет! – радостно осклабился он, подходя к моей парте – Очень хорошо, что ты пораньше пришел, поговорим?

     – Привет – обреченно выдавил я из себя – Может после школы Дим?

     – Ну да я это и хотел предложить, только не надо убегать от меня как ты обычно делаешь в подобных ситуациях Костик!

     И последняя надежда избежать неприятного разговора помахала мне напоследок ручкой, хотя я не особо надеялся, что побег после уроков надолго отсрочит разговор.

     – Не убегу не переживай – недовольно проворчал я и уткнулся в учебник по биологии делая вид что читаю заданную тему.

     – Вот и славно! – и силуэт друга исчез из поля зрения, а я все еще прикрывшись учебником, радовался пусть временной, но передышке.

     До конца уроков было несколько часов и надо подумать, как лучше объяснится с Димой, чтобы он поверил в, то, что я не гей, ведь судя по взглядам которые он до сих пор бросает на меня он именно так и думает.

     К сожалению если раньше уроки тянулись бесконечно долго как резина на заводе, то сегодня шесть уроков пролетели в одно мгновение, и я был так занят, что времени подумать, практически не было. И вот глядя, как на часах ускользают последние минуты, последнего урока я лихорадочно пытался придумать объяснения более всего походящие на правду.

     – Дзиииинь!!! – предательски зазвонил звонок и, в тот же миг мне на плечо легла рука Димы.

     – Идем?

     – Да, да сейчас! – я судорожно закидывал тетрадки с учебниками в рюкзак, понимая, что так ничего и не придумал.

     Дима повел меня через лес обычным маршрутом, которым мы всегда приходили и уходили из школы, но пройдя полпути, он свернул на почти неприметную тропку вглубь зарослей кустарника и я покорно побрел за ним, чувствуя, что петля затягивается на моей шее все сильнее и сильнее с каждым шагом. Механически переставляя ноги, я не сразу понял, что уперся в спину друга, который ждал меня возле поваленного дерева, очевидно, здесь иногда собирались компании, чтобы выпить и пожарить шашлыка, но сейчас тут никого не было.

     – Рассказывай! – бросил Дима, присаживаясь на дерево и приглашая меня присесть рядом.

     – Что? – изображая из себя невинность, спросил я.

     – Ну ладно раз ты хочешь конкретики, я хочу знать для чего мой лучший и пожалуй единственный пока еще друг, примерял и покупал женское белье? Ты гей?

     – Нет, я не гей! – в очередной раз отвечал я, этот вопрос уже начал меня нервировать.

     – Тогда кто?

     – Я вообще не хочу причислять себя к каким-либо сексуальным меньшинствам! – раздраженно заявил я.

     – Интере-е-есно! – протянул Дима – Тогда объясни для чего тебе эти вещи и зачем ты в них наряжался там в примерочной?

     В конце концов, я плюнул на придумывание какой-либо отговорки для него, и решил, сказать как есть.

     – Просто потому, что мне нравится женское белье и одежда. Я люблю, развратно нарядится, распустить волосы и представить что я девочка, быть девочкой, мне давно нравится и хочется ей быть. У меня есть женское белье и косметика, и когда никого дома нет, я наряжаюсь, крашусь и наслаждаюсь красивыми дорогими нарядами и тем как я в них выгляжу. Тем, что тогда и только тогда я девочка! Но при этом мне нравятся девушки, а не парни, я не гей, хотя я и хотел бы почувствовать в своей попке настоящий член, будучи в образе развратной красивой девочки! – буквально на одном дыхании выпалил я и, согнувшись, отвернулся, ожидая реакции и слов друга.

     Молчание, пожалуй, затянулось, когда я рискнул повернуть и взглянуть на него, он сидел как статуя, глядя перед собой, и о чем-то размышлял, я сел также и просто ждал, сил что-либо говорить и делать, абсолютно не было.

     – А ты кому-нибудь еще рассказывал о себе? – нарушил молчание голос Димы.

     – Только своей матери.

     – А ты: Хотел бы почувствовать в своей развратной попке мой член? – неожиданно даже для самого себя предложил Дима.

     Я во все глаза посмотрел на него, потеряв дар речи.

     – Ну что ты так смотришь? С девушками я был и не раз уже, мне просто интересно как это с мальчиками, а тут такой случай и мне вдвойне будет с тобой приятнее, потому, что: ну там в примерочной: мне понравилось, как ты выглядел! – он жутко покраснел и опустил голову.