Проститутки Екатеринбурга

Блядский отдых (Часть 2)

Пока я взялся драть Ингу, Вика искусно шлифовала щелку Юле, та хрипло стонала в такт ударам металлических рельс и глухих отзвуков шпал. Моя партнерша ласково нанизывала гладкую дырочку сверху, но предыдущий орган казался куда глубже и нежнее, если сравнивать, то Юля была трубой в аквапарке, а Инга – земляной траншеей, выкопанной наспех ленивым солдатиком.

Ощущение, что я хочу удовлетворенно спустить в рыжую спутницу не оставляло, но в правилах нашего свингерского подряда не кончать в девушек и не позволять парням кончать в Вику. Это табу для нас обоих. Жена хлюпала внутри рыжика пальцами, языком завершала полировку выступившего под рыжим леском клитора и хватала меня за руку, чтобы я отвлекся от брюнетки ради исполнения предначертанного судьбой деяния.

Переметнуться было проще простого, этот трюк у нас отработан как акробатический трюк у циркачей, щель вновь приняла мой дрючок, только теперь стенки судорожно сдавливали ствол, не желая его выпускать. Выгнувшись как змея, Юля кончила, тут подоспела и Инга, которая сбрасывала все со стола, махая руками и жалобно постанывая, выгибаясь дугой.

– Она твоя. Наслаждайся! – отринула к запыхавшейся, обнаженной, грудастой пассажирке Вика.
– Окей! – подскочил я к дырочке.

Инга основательно взмокла, ее чресла толкались и дрожали, тремор нутра ощущался настолько явно, что все мои поджилки начали трепетно играть симфонию семяизвержения на струнах души. Брюнетка кончила эффектно, затем распласталась на сидении. Соски на темной груди торчали вверх, они рвались в звездное небо, кончики пальцев охладели, словно в купе было не +25, а -25 градусов Цельсия. Я стоял мокрый от пота, струящегося между мышц груди и впадине пресса к бедрам, спина вся чесалась от влаги, хрен «дымился», будто пушка военного корабля в момент перезарядки.

– Кто-то желает отведать подливки? Количество порций ограничено! – сделал я рекламный трюк, после которого трио удовлетворенных девушек кинулось ублажать своего героя орально.

Даже дрочить член никому не пришлось, я лишь сменил один рот на другой, второй на третий и потом начал брызгать фонтанированием вверх, давая возможность падким на сперму дамочкам ухватить по капельке драгоценного нектара. Больше всего моих сперматозоидов поглотила Инга «Людоедка», такое я дал ей прозвище, а Юля «Бурное ущелье» неохотно, но все-таки употребляла слизь в рот, после чего язычком выталкивала продукт себе на подбородок.

Жена с хитринкой поймала несколько сочных капель лосьона для лица, вывалив свой длинный язык изо рта, промашки собрала пальцами со щеки, после чего отправила в ротик. Не успели мы привести себя в форму через несколько часов, как в двери с грохотом постучала проводница, предлагая приготовиться к прохождению пограничного контроля.

Наш вагон шмонали первым, это заняло не более нескольких минут, затем стоянка, непродолжительный переезд, шмон, опять стоянка поезда. Заняло это четыре часа, рисковать и трахаться на границе мы не стали, хотя соблазн был слишком велик. С девчонками попрощались в Симферополе, обменялись телефонами, договорились провести совместно уик-энд, жена чуть не плакала во время прощального поцелуя с Ингой, так ее зацепила эта плутовка…

По совету «друзей» мы отправились в Севастополь, те обещали выторговать нам за достойную плату приличные условия проживания. Оказалось, не так-то это просто, как было на словах! Мы только вышли на перрон, как со всех сторон нас кинулись окружать «сумасшедшие» таксисты, готовые «задешево» довезти в любую точку Крыма.

На самом же деле, у них цены настолько завышены, что поездка на дряхлом украинском корыте обходилась в цене как проезд на лимузине. К этой ерунде мы были готовы, поэтому быстро миновали назойливых зануд, приставучих арендодателей с их убогим жильем, татарских «кормильцев» с их вкусной едой и прочих обитателей вокзала. Переезд в город-герой длился два часа, там нас на вокзале встретил друг Борис, в наших лицах он прочитал жуткую усталость, злобу и желание искупаться!

– Ребят, у меня плохая новость! – начал издалека заходить мой давний кореш. – Короче, ваш номер пока занят, там семейная парочка продлила срок на сутки, у них какой-то «геморрой» с билетами.
– Боря, я на лавке спать не буду! – завопила и едва ли не пустила из ноздрей невидимое пламя возненавидевшая в тот момент весь мир моя Вика.
– Вика, ты чего, тут мест куча. Просто по бабкам придется раскошелиться! Сейчас найдём вам номерок недалеко от нас, а потом переселитесь.

Боря – чистокровный еврей, к тому же жутко хитрый, может до последнего терпеть и не сказать правды. Его «вдруг прокатит» было хорошо известно в компании, поэтому подставе я совершенно не удивился, просто чуть не рухнул обессиленный на чемоданы и не заревел, как загнанный зверек. С поселением все обстояло круто: мы, волоча ноги, вползли на роскошный двор, огороженный высоким забором, электронным замком на входе, бассейном и комплексом с несколькими номерами в два этажа.

Пансионат напоминал турецко-египетский отель из-за обилия зеленолиственных насаждений, выстриженного газона, цветов, имелся даже биллиард и боулинг для приезжих, цены, как ни странно, тоже оказались лояльными. Приветливая, загорелая хозяйка радушно рассказала о своем особняке, рекомендовала провести в нем незабываемый отдых, насладиться морским воздухом на подворье, а также отведать приготовленного ей шашлыка и прочей снеди.

Вика вспыхнула страстью как спичка от такой красотищи, в ней пробудилось уснувшее за время поездки вожделение. Не успели мы войти в номер, как я тут же почувствовал на спине пятидесятикилограммовую ношу с торчащими на сиськах сосками, острыми зубами, впивающимися прямо в шею, цепкими ногтями и чем-то горячим, обжигающим спину в области поясницы.

Существенно преобразилась жена, когда оказалась под струями свежей, проточной воды, капли как маленькие кристаллы попадали на ее белокурые волосы, собирались в прядях, а когда наступало перенасыщение, слетали вниз на кафельный пол. В комнате слышалась музыка, плазменная панель помогала поймать ритм телодвижений, шум душевого шланга, из которого летела вода, бодрил и помогал набраться сил перед вечерней прогулкой по набережной.

– Прижми конец шланга к промежности и сделай воду горячее! – простонала Вика, раздвинув широко ножки у стены.
– Я поиграю с твоей кисонькой. Просто держись крепче.
– Готовься исполнить супружеский долг, злодей.
– Сгораю от нетерпения!

Мы по привычке подзадоривали друг друга, показывая с напускной страстью свое желание заниматься любовью и продолжать удовлетворять друг друга, хотя период романтики давно минул, любовь загнулась, страсть иссякла, осталась только привычка чувствовать что-то родное. Многие семейные пары не удовлетворены подобными вещами, но нас с Викой устраивает родственное хитросплетение на внеземном уровне, нежели обманчивая ложь о вечной любви. Какие-то чувства теплятся внутри, но мы давно пришли к мнению, что это всего лишь привычка.

Секса не хотелось после поездки в поезде, но интимная атмосфера, смена климата, новое место жительства подталкивали к героическому исполнению долга. Со всего маху, чтобы член показался толще тарана и длиннее шеста, с которым прыгал Сергей Бубка, вонзил в Вику, прижал душевой пульверизатор к клитору и стал пороть жену, словно наступила первая брачная ночь.

Любимая застонала очень громко, эхо нас оглушило от приятного визга, который вырвался после наступления оргастической истомы, но мне кончать не хотелось, поэтому жарево продолжилось в удвоенном темпе. Руки жадно держали привычно для пальцев тело, член вонзался в промежность, минуя две шлепающие о мой живот ягодицы, вода лилась рекой под ногами, создавая иллюзию секса в миниатюрном озере.

– У меня второй раз на подходе. В попу хочешь?
– Смазка в комнате…
– Тогда давай пососу, сил больше нет стоять.
– Можно и прилечь…

Анальный секс требовал подготовки, спонтанность в этом грязноватом деле чревата изысками и неприятностями, а сюрпризы мне точно не хотелось получить на ноги. Вычищенный дезинфицирующими средствами кафель, запах коих витал в уборной, стал нашим ложем, струи воды сыпали гроздья горячих капель сверху и заставляли наши тела утопать в живительной влаге. Потрясающий секс обещал скоропостижную концовку, но кульминация не приближалась, поэтому я перевернул Вику, поёрзал болтом между сисек. Это напоминало предсмертное дерганье мамонта перед замиранием в вечной мерзлоте, конвульсивные спазмы при поражении электрическим током, резвую скачку галопом.

Причина в том, что водонагревательный бак с горячей водой резко опустел, выдав мне на спину йоту леденящей жидкости, а преддверие семяизвержения резко отодвинулось назад. Вопрос финиша стал под угрозу:
– Вот это экстрим. Ебля в Антарктике? – жестким стёбом ударила жена как серпом по гениталиям.
– Это суровый Крым, детка! – решил отлинять я от ответственности за промашку.
– Хочу вечером романтический ужин с креветками, шашлыком и приличной бутылкой вина. Иначе трахать будешь свою правую руку. Я в таких условиях не намерена жить!
– Где ж я тебе раздобуду продукты? Завтра будет все, только на рынок утром сгоняем.
– Тогда до завтра терпи или отымей свою правую ручонку! – оттолкнула меня Вика в сторону, скрывая свою сексуально-потрясающее тело за белоснежным махровым полотенцем.

Пришлось доводить половой акт до естественной концовки вручную, то бишь дрочить! Судорожно закрутив кран с синим рисунком и надписью на английском «холодная» я плотно обхватил волосатого ваньку-встаньку шершавой ладонью, быстро подергал и был осчастливлен тем фактом, что кончил спермой на зеркало.

Стирать потеки не стал. «Утром зубы придёшь чистить, прозреешь!» – со злой и пакостной удовлетворенной усмешкой подумал я. Самому под тридцать, но иногда веду себя как слабоумный тинэйджер, которого предки обделили вниманием. Собирались на прогулку молча, каждый в борьбе с внутренними демонами, обсуждать произошедший конфуз не хотелось, впрочем, не было и сил для скандальных разбирательств.

Боря усердно наяривал по телефону, он хотел вытащить нас в центр на день России, к которому приурочено было пышное празднество, концерт и веселая развлекательная программа, на которую нам после поездки было глубоко плевать. Не успели мы выйти на террасу, как тут же подбежала хозяйка со своими мерзкими наставлениями:
– Вы музыку громко не включайте – соседи жалуются! Расход воды тоже учитывайте, потому что подача ведется по графику!!! – настойчиво упрашивала уроженка Львова своим неприятным акцентом.
– Когда они нажаловаться успели? – додумался я ей задать встречный вопрос. – Мы оплатили услуги, будем пользоваться водой столько, сколько посчитаем нужным! – прибавил я, видимо, раздосадованный неудачей на любовном фронте.

Что скрывать, Лена и Сережа были настоящими скупердяями. Этих мразей, сук и ничтожеств я возненавидел с первых минут общения. Оказалось, эти не постесняюсь резкого слова, ёбнутые показали нам мангал с дровами, бассейн, кухню и прочие радости в качестве бета-версии, потому что после осмотра мы должны за все эти блага платить из собственного кармана! 

Когда мы после прогулки вернулись домой (было далеко за полночь и хотелось жутко кушать), на дверях кухни, где в холодильниках хранились припасенные нами припасы, увидели табличку «Кухня закрывается с 22.00. Вынос посуды в номера – штраф!». Интернет тоже резко пропал, равно как и спутниковое телевидение, вода в бассейне хлорировалась, комната развлечений оказалась закрытой на ключ, мы оказались в доисторической эпохе, по сравнению с которой средневековье было временем открытий и достижений.

Самое печальное, что денег мы дали алчным крохоборам ближе к восьми вечера, а срок аренды суток истекал в десять часов утра, хотя даже за границей время выезда в 12.00 и ни минутой раньше. Пришлось запаковать чемоданы и передислоцироваться на другое место, где стоимость в три раза ниже, хозяева гостеприимные и к морю было не более 5-ти минут ходьбы…