Проститутки Екатеринбурга

Блядский отдых (Часть 1)

Итак, это журнал моего блядского отдыха. Считаете, что все это неправдоподобная чушь, тогда просто насладитесь моими якобы фантазиями! Давненько намечали с женой прокатиться по Крыму, набраться там всяких приятных впечатлений, дать легким насытиться чистым воздухом, кровь избавить от всевозможных холестеринов и шлаков.

В общем, эта путевка должна была стать полной противоположностью всяким там гламурным валяниям на пляжах Гоа, ванильным распитиям спиртного в Турции или обильному поглощению сладких и вредных египетских вкусностей. Сначала мы должны были заскочить к родственникам на Украину, а потом уже пулей лететь на возращенную спустя много лет территорию, которая некогда принадлежала России.

Оговорюсь сразу: моя жена Вика – полная неженка, для нее хождение вроде мук, ранние подъемы – испытания, готовка пищи – наказание! А еще она на дух не переносит поезда, поэтому первый день отпуска начался со скандала.

– Виталик, я не хочу ехать на поезде, бери билет на самолет!!!
– Малыш, чартеры ходят туда редко сейчас, видела ситуацию в стране?
– Видела, какого черта мы поехали в эту задницу?
– Милая, я родителей год не видел, поэтому заткни свой рот, пожалуйста. Потерпишь, на скоростном поезде езды всего семь часов, в купейном вагоне нас никто не потревожит!

В последней фразе жестко нагрубил, но в нашей семье глава и кормилец имеет весомое слово, поэтому Вика тихо моргала ресницами, пытаясь перебороть свою неприязнь к чуждому ей менталитету, стране и людям. Сам того не желая, соврал ей дважды – первый раз ошибся со временем, так как поезд продержали на пограничном контроле, вторая ложь была уготована самой судьбой.

Мы СВИНГЕРЫ! Люди, которым нравится находить своей второй половинке партнера для секса, естественно, каждому должно это нравиться, а еще моя жена бисексуалка, она очень трепетно переживает лесбийские соития, что доставляет особое наслаждение мне как мужчине. Еще в молодости я отбил Вику, отбил в прямом смысле слова – сначала ухаживания, конфетно-букетный период, встречи с поцелуями, но когда разъяренная подружка-лесбиянка узнала об изменах, накинулась на меня со шквалом ударов, выставив себя не в лучшем свете и показав все свои наихудшие стороны.

… Мы стояли на перроне, дожидались поезда, уже темнело, но люди продолжали прибывать. Казалось, что мы попали на стихийный рынок, где толпами блуждают люди, ищущие что-то нужное, это был долгожданный поезд, который задерживался в пути почти на час. Из разговоров «местных» становилось ясно – украинцы мчались в сторону Крыма, спасая свои шкуры и отпрысков, были там и отдыхающие, но их процент едва ли переваливал за единицу.

– У вас как с билетами? – поинтересовалась одна толстоногая незнакомка у другой. – Никак, нет билетов в кассе, будем проситься в купе, где будут свободные места! – ответила беззаботно другая толстуха подружке. Мысли тут же приняли нехороший оборот, представил, как эти два жирных создания будут вонять у нас под боком несколько часов, храпеть и задавать туповатые, абсолютно неуместные вопросы.

«Да, Вика меня прихлопнет!» – подумалось в тот момент. Наш первый вагон был очень далеко, на счастье толпа снующих беженцев ринулась к середине поезда, не захотев от лени мчаться куда-то на границу железнодорожного вокзала. «Пронесло! – подумал я, когда поднялся вслед за любимой и увидев пустующий проход и более-менее сносное гигиеническое состояние внутри вагонного пространства.

– Ваши билеты, документы показываем в развернутом виде! – грозным усталым голосом приказала проводница.
– Вот, держите! – передал я четыре светло-оранжевых бумажки.
– А еще  два человека? – округлила глаза уставшая проводница и поправила сдвинутую набекрень прядь волос.
– Нас только двое, билеты куплены для комфорта и отсутствия посторонних лиц в купе.

От моих слов тётку передёрнуло, она не ожидала увидеть перед собой таких мажоров, но еще больше ее раздосадовало, что мы не желаем ощущать присутствия левых «зайцев». Сконфуженная бабёнка довела нас до купе, распахнула двери и со словами: «Может быть, приютите двух девочек?», жалостливо заглянула мне в глаза. Реакция должна была бы быть самой негативной, но Вика дернула меня за руку, мол, расслабься. Девочками двух взрослых кобылок сложно назвать – обе с меня ростом, возрастом лет на пять-семь моложе, сочные сучки, признаться, выебал бы с удовольствием каждую и ни одной не поделился бы с Викой.

– Я Юля, это Инга! – представилась рыжеволосая киска в тунике до колен.
– Я Вика, это мой муж – Виталий, – добродушно протянула руку жена скромнице, забившейся в углу в ожидании того, что придется перекочевать в другой, более забитый купейный номер.

Инга была не такой смелой, как рыжая тигрица, на которую член встал дыбом и начал семафорить, что пора самочку оприходовать, но подобные провокации заготовка выказывала частенько, и я решил не торопить события. Мы расположились на нижних полках, зажав у окна двух спутниц, Вика явно давала понять, что сексу в поезде быть несмотря ни на что.

Ее завело присутствие наблюдателей, меня этот факт тоже не смущал, а только разогревал интерес. Наблюдать за супругой было очень интересно: она поначалу мило ворковала с девушками, давала время тем расслабиться, входила, так сказать, в расположение, потом вытянула из сумки литровую бутылку домашнего вина, которую мои родители выдерживали несколько лет и подарили перед самым отъездом на курорт.

Брюнетка Инга согласилась выпить первой, Юля последовала ее примеру, взяла в руку пластиковый стакан, почти до краев залитый темно-бордовой вязкой, терпкой жидкостью. Мы произнесли тост «За знакомство», после чего испробовали очень сладкий напиток богов, от которого в отличие от продажного «шмурдяка» не разило спиртом, не чувствовался привкус химических усилителей аромата и вкуса.

Уже после первого стакана голова закружилась, ядрёное винище закипятило кровь, всем стало очень жарко, но распитие не прекращалось, ведь оно дарило хорошее настроение, массу веселых историй, шуток. С приближением ко дну буылки Вика была готова накинуться на меня, запрыгнуть сверху и взять «свое», но рука ее как бы случайно упала на голень Инги. Немного погладив ножку другой девушки, у нее созрела отличная идея:
– А почему бы нам не выпить последний раз на брудершафт!
– Так мужиков нам не хватает! – возмутилась Юля, поправляя пышный бюст в надежде, что сейчас в купе зайдет красавец-мужчина и схватит ее за сиськи.
– Одного достаточно, – пьяно указала пальцами Вика в мою сторону.

Без промедления попутчица вставила пластиковый бокал мне под руку, опрокинула его махом, дождалась, пока я допью терпкий напиток. Мы встретились взглядами с Юлей. Ее карие глаза косили, губы выделялись слабо на порозовевшем лице, волосы растрепались. Инга со смешком в горле встретила наш поцелуй, напоминавший сплетение губ и языков, засос продолжался приличное время.

Только мы разъединились, как Вика точно так же просунула свою руку под кисть Инги, помогла той опрокинуть остатки вина в горло, сама употребила дозу, после чего между девушками нависло нелепое молчание и робость. Скромность пала, об нее вытерла ноги темноволосая паинька, когда моя сексуальная женушка с необыкновенной лаской тронула бархатистыми губами уста. Это не было столь экспрессивно и дерзко, красота поцелуя сравнилась бы разве что с начальной стадией минета, когда женщина только вбирает в рот эрегированный пенис своего партнера.

Голубые глаза Инги заискрились миллионом разных оттенков, во взгляде появилась странная чертовщина, когда Вика силой раскрыла рот собутыльника и проникла в полость своим горячим языком. Пальцы брюнетки напряглись до белого каления, вцепились в заставленный продуктами и тарой стол, затем стали ослабевать, при этом жена умудрилась запустить руку девчонке под тунику. Цель была одна – нащупать влажный грот, убрать пальцами трусики, раздвинуть половые губки и войти ими до упора! Я не был инициатором провокации, всего захотелось любимой, поэтому она исполняла роль гвоздя программы, а я был ее благодарным зрителем.

– Нужно переодеться, – разорвала поцелуй Вика и полезла копошиться в сумку за своим спортивным костюмом.
– Ночью, говорят, здесь жарко! – подхватила свой полиэтиленовый пакет из-под стола Юля.
– Тоже будешь переодеваться? – поинтересовался я.
– Тебе придется отвернуться. И обещай не подсматривать.
– Тогда и я с вами! – взялась шелестеть Инга своим барахлом.

Девочки раздевались неспешно, особенно Вика, которая встала рачком якобы пытаясь найти резинку для волос, я краем глаза видел, какими голодными взглядами смотрят на ее попочку пассажирки скорого поезда. Я развернулся в тот момент, когда Юля натягивала футболку на свои белокожие груди, а Инга стояла в одних трусах с замерзшим взглядом в сторону попочки Вики.

– Потрогай, ей понравится! – предложил я. – А лучше сразу поцелуй!
– Иди сюда, – потянула к себе Юля.
– Хочешь десерта? – разорвав поцелуй, поинтересовался я у нее.
– Хочу! – тяжело дыша, ответила на двусмысленный вопрос рыжик и тут же ее спальная футболка взмыла над столом.
– Тебе придется покормить меня для начала!

Из сумки выполз кусок мамочкиного торта, кусок – это огромный шмат с кучей крема, мамочкиного, значит очень вкусного, сытного, питательного и приготовленного собственными руками. Жена погружалась в лесбийскую содомию, я же поставил одну ногу Юли в прохладную кремовую начинку, испачкал длинные, игривые пальцы с красным маникюром, после чего взялся их обсасывать.

Плутовка взвыла от наслаждения, видимо, ее никто и никогда так не ублажал, а ведь каждая самка любит массаж нижних конечностей и в частности ступней. Учащенное, страстное, сбивчивое дыхание заставило пассажирку откинуться к стене, запустив пальцы под легкие шортики для мастурбации. Пока она дрочила свой клитор и доводился себя до исступления, я незаметно выставил свой член, напоминавший мухомор, который после дождя вылез из-под листвы на улицу. Остаток крема ровным слоем лег на головку детородного органа и гениталии, приятная нега прокатилась по телу от мысли, что Инга начала лизать промежность Викули и при этом выставила свою попку почти к моему лицу.

– Разрешите вклиниться?! – поинтересовался я у Инги и узрел, как приветливо начал вилять ее задок. – Юля, этот десерт, мастерски приготовленный вот этими вот руками для тебя! – указал я на свои руки испачканные в креме.
– У-у-у, – сексуально простонала рыжая шлюшка и сладенько коснулась язычком указательного пальца. – Как вкусно!
– Ниже самый сок. Наслаждайся!

Краем глаза увидел, как собранные трубочкой губки плавно скользнули к гениталиям, собирая складками крайнюю плоть, солнышко умела сосать, отдаю ей дань уважения за это бесподобное умение, наработанное после многолетнего опыта и бесчисленных тренингов. Уста неоднократно доходили до гениталий, начинавших легкими импульсами посылать ощущения в головку.

Я стонал от наслаждения, а язык был в самом пекле – лоно Инги напоминало пышущий жаром котел, внутри которого кипел вагинальный секрет, обильно выползавший навстречу шаловливому шершавому ёршику. Лизать гладкую письку было приятно и легко! Я, Вика и Инга стонали от приходов наслаждения, Юля судорожно чавкала моим поршнем о щеку, выдавала дикие звуки разрыва вакуумного пространства, когда вынимала орган при одновременной затяжке оного в рот.

Без слов я отобрал у избалованного предположительно двадцатилетнего чада его соску, чтобы Юлечка не обиделась, нагнул ее раком и приготовился трахнуть. Член настолько легко вошел в щелку, что мне она показалась смазанной маслом или даже смазкой с лубрикантами, коими привыкли пользоваться для усиления эффекта.

Гляжу, а дырочка-то сильно сочится, пальцем провел – не смазка от «Contex» или «Durex», продукт настоящий, консистенция вязкая, привкус солёный, то есть все как надо. Долбить такой прекрасный орган было бесподобно, особенно под звуки оргастических вздохов, которые без опасения быть пойманными проводниками выдавала из глубины души моя кончающая женушка.

– Я всё-ё-ё-ё!!! – захлопывая ноги, взревела Вика.
– Иди ко мне, милая! – потянул я на себя Ингу. – Доведи до граничного состояния Юлю, но не давай ей переступить предел! – попросил я жену, подавая руку, чтобы привстать с сидения.
– Хочешь, чтобы кончила на тебе? – спросила Вика, пошатнувшись при вхождении в очередную дугу всего состава.
– Именно. А потом точно так же Ингу порадуйте!

Целью всех моих соитий было лишь одно желание – заставить испытать партнершу безудержный экстаз. Катарсис, подаренный альтруистом, всегда позволяет обзавестись новыми знакомыми, готовыми при возможности встретиться и заполучить от случки парочку серьезных палок. Мы с женой всегда дарим нашим избранникам наслаждение, отдаваясь полностью любимому занятию, а после только ловим момент, чтобы самим кончить.

Многие парочки звонят нам, когда приезжают в наш город или следуют мимо него, очень много «друзей» приглашают в гости, есть желающие осуществить встречу на нейтральной территории. В основном это «жертвы сексуального маркетинга», как мы называем парочки с супругой, ведь о нас они узнают от своих единомышленников. Очень быстро мы занимаем в телефонном справочнике «жертв сексуального маркетинга» категорию VIP-номеров.